Библиотека
Исследователям Катынского дела

II.2. Формирование партийной системы и парламентские выборы 1991 г.

На заре польского политического плюрализма Е. Гедройц (редактор издаваемого в Париже польского журнала «Культура») заметил, что политическая и идейная жизнь страны управляется «гробами прежде живших поляков», имея в виду огромное влияние исторического прошлого на сознание ныне живущих соотечественников. Он подразумевал прежде всего двух конкретных политиков — идеологов XX в., имена которых известны, кажется, всем полякам, независимо от уровня образования и культуры. Это Ю. Пилсудский и Р. Дмовский, олицетворяющие две исторические традиции, две концепции развития Польши. Но впечатляющий образ, созданный Гедройцем, конечно, не отражал в полной мере существующего положения вещей.

Партийная мозаика была гораздо более сложной и многоплановой, и это требовало правового урегулирования сложившейся ситуации и принятия закона о политических партиях. Таковой и был принят в июле 1990 г. По этому закону создать партию было весьма несложно: требовалось наличие 15 желающих, трое из которых должны были поручиться за соответствие деятельности партии требованиям конституции, а также отсутствие тайных и имеющих зарубежное происхождение источников финансирования. Ни программа, ни устав не входили в перечень обязательных условий.

Польская политическая сцена 90-х годов характеризовалась выраженной фрагментацией партийной системы, организационно-идейной слабостью многочисленных партий.

Новые условия диктовали необходимость поиска новых форм бытия и для новых, и для старых игроков польской политической сцены. Лагерь «Солидарности», продемонстрировавший в полной мере отсутствие единства в ходе президентской кампании 1990 г., не обрел такового и в парламентской избирательной гонке. Все попытки объединения и создания широкой коалиции политических партий, связанных с «Солидарностью», закончились неудачей.

Профсоюз «Солидарность» был представлен в этой избирательной кампании как самостоятельная политическая сила, выступая под лозунгом «Партий много, "Солидарность" одна». Проведение избирательной кампании было для профсоюза делом непростым, ибо, исходя из идейных постулатов, «Солидарности» нельзя было не критиковать действия власти, но, с другой стороны, именно эта власть была порождением «Солидарности».

Т. Мазовецкий, потерпевший поражение на президентских выборах, стремился сохранить действовавшие в ходе выборов политические структуры: он стал инициатором создания в декабре 1990 г. на основе своих избирательных комитетов политической партии Демократический союз (ДС). Не без сомнений и политической борьбы инициативу Мазовецкого поддержали такие политические образования, как Гражданское движение — Демократическое действие и Форум демократической правицы. На объединительном съезде Т. Мазовецкий был избран главой партии. Изначально партия демонстрировала отсутствие идейного единства: в рамках ее существовали фракция Демократической правицы во главе с А. Халлем, Социально-либеральная фракция З. Куратовской и Фракция зеленых Р. Гавлика.

Главным политическим противником ДС, а вместе с ней и «Газеты выборчей», фактического органа этой партии, стало, казалось бы, родственное по духу, вышедшее из той же «шинели "Солидарности"», Соглашение Центрум Я. Качиньского. В ходе избирательной кампании Я. Качиньский на основе своей партии создал коалицию Гражданское Соглашение Центрум, раздираемое с самого начала своего существования спорами и конфликтами. В основу избирательной кампании коалиции была положена критика политики «жирной черты» и борьба с посткоммунизмом.

Примечательно, что в демократической Польше не возникло влиятельной хритианско-демократической партии, хотя на эту роль могла в определенный период претендовать партия Христианско-национальное объединение (ХНО), возглавляемая одним из старейших польских политиков В. Хжановским. Партия декларировала в качестве своей цели «политическую деятельность, служащую благу польского народа и государства, а также формирование общественной жизни, основанной на учении церкви». Членом партии мог быть только верующий человек, католическая религия рассматривалась как интегральная составляющая государственного бытия, выходящая за пределы частной жизни. ХНО предполагало, что «польское государство должно носить христианский характер»1. Партия апеллировала к традициям межвоенной эндеции, отнюдь не принимая целиком наследие Р. Дмовского, но пытаясь переосмыслить его в новых реалиях. ХНО, в значительной мере благодаря авторитету ее лидера, в начале 90-х была одной из наиболее авторитетных польских правых партий.

Помимо ХНО существовал еще целый ряд политических партий христанско-демократической ориентации, в том числе такие, как Христианско-демократическое стронництво працы, возглавляемое В. Сила-Новицким, партия христианских демократов во главе с К. Павловским. Интегрирующим центром для разобщенного христианско-демократического движения могло бы стать СЦ Я. Качиньского, но он не стремился к реализации этой миссии.

Правда, попытка объединения все же была предпринята. В ходе избирательной кампании ХНО несколько христианско-демократических объединений создали коалицию под названием Избирательная католическая акция. Акцентируя национальную и католическую составляющую своей программы, коалиция, в соответствии с эндецкой традицией, настаивала на необходимости поддерживать добрососедские отношения с СССР, конечно, на паритетных началах.

Далекую от согласия атмосферу того времени характеризует протест со стороны даже идейно близких к коалиции политических сил против использования слова «католическая». Руководство Клуба католической интеллигенции даже обращалось в этой связи к примасу Глемпу.

ХНО принадлежало к числу тех немногочисленных партий, которые пользовались хотя бы относительной поддержкой «Солидарности».

Это ни в коей мере не относилось к партии Либерально-демократический конгресс (ЛДК), возникшей в 1990 г. в Гданьске. Вначале либеральное движение развивалось в рамках оппозиционного движения в целом, и лишь в середине 80-х в кружке гданьской молодежи, объединенной единством взглядов, оформилось сознание необходимости самоопределения. Активное участие в деятельности «Солидарности» было для этого явно недостаточным. Определяя свое место в политике, ЛДК констатировал в своих программных документах: «Мы либералы. Мы выступаем за свободное, открытое общество. Мы стремимся к государству, основанному на законе и уважении частной собственности. Мы делаем ставку на личную инициативу, на предприимчивость и хорошую работу»2.

Либералы активно содействовали Л. Валенсе на президентских выборах 1990 г., вошли в Соглашение Центрум, созданное для поддержки лидера «Солидарности», выступая, таким образом, как оппоненты ДС — опоры Т. Мазовецкого. ЛДК пытался позиционировать себя как объединение успешных людей, стремящихся выйти за пределы замкнутого круга, ограниченного противостоянием коммунистов и «Солидарности». Такое деление либералы признавали анахронизмом и полагали, что Польша нуждается в партии прагматичной и рациональной. Главной фигурой, на которую делали ставку политики ЛДК, был Я.К. Белецкий, в то время премьер польского правительства, постоянно подчеркивающий свою связь с ЛДК и приверженность либеральным идеям.

К разряду курьезов этой избирательной кампании можно отнести серьезный успех, достигнутый партией, подобно ЛДК апеллировавшей к успешным, состоятельным людям. Этот была Партия любителей пива, созданная актером Я. Ревиньским. Кампания этой партии стала в известной мере пародией на кампанию ЛДК, но пародией весьма удачной3. В избирательной листовке под названием «Как выпить это пиво?» излагались «10 заповедей партии» и содержались вполне здравые мысли о необходимости развития предпринимательства, защиты пенсионеров, поддержки молодежи и т. д.

Если в лагере «Солидарности» царили «разброд и шатания», то польские левые, переживавшие глубокий кризис идентичности, упорно стремились консолидироваться и обрести свое место в новых условиях. Переломным событием в истории страны стал проходивший в январе 1990 г. XI съезд ПОРП, который оказался последним для партии. Силам правопорядка пришлось защищать участников съезда от нападений радикальной молодежи.

В принятом на съезде постановлении говорилось: «Делегаты, собравшиеся на XI съезд ПОРП, осознавая невозможность обретения Польской объединенной рабочей партией доверия общества, постановляют завершить деятельность ПОРП»4. По решению делегатов съезда, его заседание было прервано для того, чтобы поздним вечером того же дня (27 января 1990 г.) открыть конгресс, призванный начать историю новой партии. В результате долгих дебатов она получила название Социал-демократия Республики Польша* (СДРП). Делегатами конгресса стали 1533 из 1663 делегатов съезда ПОРП. Заседание конгресса проходило в обстановке острой дискуссии и столкновения различных мнений. Это не помешало выработать ряд программных документов. Лидерами новой партии стали А. Квасьневский и Л. Миллер. Пение польского национального гимна завершило процесс рождения новой партии. Поздним вечером того же дня возобновилась работа XI съезда ПОРП, завершившегося ночью. Из зала заседаний было вынесено знамя ПОРП, и под сводами варшавского Дворца культуры и науки в последний раз прозвучал интернационал.

Рождение партии польских социал-демократов проходило далеко не гладко: формирующаяся партия раскололась в самом начале пути. В одном из залов Дворца культуры и науки делала свои первые шаги еще одна партия польской левицы: Социал-демократический Союз Республики Польши (которая, правда, очень скоро утратила реальное политическое значение).

Вместе с концом эпохи социализма в 1989 г. закончилась и история ПОРП. Ее роспуск был предопределен всем предшествующим ходом событий. Трансформация ПОРП была бы возможна в случае использования ею исторических шансов, открывшихся в 1956 и в 1970 г. Но в 80-е годы стало ясно, что крушения не избежать.

В 1989 г. ПОРП оказалась совершенно недееспособной, проиграв избирательную кампанию. Тогда, в начале 90-х годов, А. Квасьневский был абсолютно убежден, что ПОРП, как и вся система, уходит вместе с эпохой, сыграв свою историческую роль. Он утверждал: «Таков был приговор истории. Сорок лет и хватит... Была просто естественная усталость материала. Люди хотели нового, люди устали и от этой системы, и от ее кадров и структур, и от этой рутины, которая отовсюду просто выпирала. Просто настало время конца...»5.

Именно Квасьневский в это время становится фигурой, с которой многие связывали надежды на возрождение партии. Его авторитет как человека, способного вести дискуссию, побеждать в ней противника и вместе с тем — открытого для диалога, вырос после «круглого стола», после дебатов с А. Михником в Гданьском университете и в университете им. А. Мицкевича в Познани. Немалое значение имел и отказ А. Квасьневского от должности секретаря ЦК ПОРП, и успех на выборах в качестве делегата готовящегося последнего съезда ПОРП, и то обстоятельство, что, когда в ходе работы съезда возникла ситуация совершенного хаоса и неразберихи, он выступил с готовым проектом устава новой партии.

Будучи уверенным в успехе и видя, что он владеет аудиторией, А. Квасьневский поставил условие: он согласится возглавить партию, если получит право назвать 60 человек, которые войдут в ее руководящий орган, — и он это право получил. Подобный шаг был нужен новому лидеру, чтобы ввести в руководство людей, нацеленных на будущее, знающих, какие именно перемены нужны стране.

Принятая на съезде декларация определяла цели и задачи СДРП. «Высшей ценностью для нас, — отмечалось в этом документе, — является Польша. Ей мы служим. Единственным источником власти мы признаем волю народа, выраженную в демократических, свободных выборах. Благополучие Польши мы связываем с прогрессом, открытостью и участием в достижениях цивилизации. Мы за гражданское общество. Мы признаем неприкосновенность прав личности и гражданские свободы. Основными ценностями для нас являются: достоинство и свободное развитие человека, уважение к труду, непримиримость к эксплуатации, неправде, страданию. Мы за сильное, правовое польское государство, за парламентскую демократию и многопартийную систему. Мы сторонники территориального и производственного самоуправления, а также свободной самоорганизации общества»6. Определяя идентичность партии, декларация констатировала ее связь с польской социалистической традицией, с идейными исканиями современной польской левицы, а также опытом Социалистического интернационала.

В своей экономической программе Социал-демократия Республики Польша выступала за рыночную экономику с элементами интервенционизма и социальной ответственности государства, за многоукладность экономики, за ограничение государственной собственности до экономически рациональных пределов. В документе подчеркивалась необходимость обеспечения социальной защищенности трудящихся, справедливого распределения тягот социально-экономических перемен между всеми социальными слоями, недопустимость признания безработицы постоянным элементом экономической жизни, право на труд определялось как неотъемлемое право человека.

Таким образом, было заявлено о весьма серьезных переменах, вовсе не таких, как предлагал один из ведущих деятелей ПОРП того времени М. Ожеховский: переименовать Польскую объединенную рабочую партию в Польскую социалистическую рабочую партию — из аббревиатуры, звучащей по-польски как PZPR, сделать PSPR. Как шутил тогда А. Квасьневский, если человек немного шепелявит, можно и перепутать7.

Попыталась вписаться в новые условия и Объединенная крестьянская партия. Еще в ноябре 1989 г. она провела XI внеочередной конгресс, изменивший название партии на Польске стронництво людове «Возрождение» и принявший новую программу, основанную на идеалах аграризма. Партию возглавил Ю. Зых. Несмотря на перемены в партийной программе, старая номенклатура сохранила свои позиции в этой самой значительной, но не единственной действующей тогда в Польше крестьянской политической партии. Помимо ПСЛ «Возрождение» за место на политическом поле боролась ПСЛ, позиционирующая себя как наследница партии С. Миколайчика, а также ПСЛ «Солидарность». Попыткой объединения крестьянского движения стало создание в мае 1990 г. новой крестьянской партии во главе с Р. Бартоще.

Однако определенное единство крестьянского движения было достигнуто только после съезда ПСЛ в июне 1990 г., когда партию возглавил В. Павляк, молодой и весьма авторитетный политик.

В основе программных установок ПСЛ лежала доктрина неоаграризма, социальное учение католической церкви, некоторые элементы социалистической идеологии. В экономической части программы партии были представлены идеи социального рыночного хозяйства с допущением ограниченного вмешательства государства, отрицалась правомерность «стихийной приватизации» государственной собственности. Признавая равноправие всех форм собственности, ПСЛ особое значение придавала возрождению различных форм кооперации, некогда весьма успешно развивавшейся в Польше, вопросам социальной защиты, развитию здравоохранения и образования.

К 1991 г. в стране было зарегистрировано 270 партий. Однако это были образования в основном немногочисленные (недаром их называли «диванными»), не имевшие четких программ, социальной базы и финансового обеспечения. Тогда, на заре польского политического плюрализма, более 10 партий и движений определяли себя как христианские, столько же — как экологические и «зеленые». В названиях 20 партий фигурировало определение «демократический», 14 — «национальный», 6 — «консервативный», 4 — «крестьянский». Как бы пробудившись от летаргического сна, возродились партии и движения, существовавшие в межвоенной Польше. Вновь появилась Польская социалистическая партия и Национальная демократия.

В соответствии с соглашением «круглого стола», выборы в парламент должны были состояться в 1993 г., однако изменившаяся политическая ситуация, начало процесса демократической трансформации обусловили ускорение перемен. После довольно острой дискуссии о сроках выборов решено было провести их в октябре 1991 г.

Многочисленные и представлявшие самые разные грани политического мировоззрения игроки польской политической сцены вступили в борьбу в ходе первых свободных выборов в органы представительной власти.

В основу избирательного закона был положен принцип пропорциональности. Для регистрации избирательных комитетов необходимо было собрать определенное количество подписей, что не для всех участников избирательной кампании оказалось посильной задачей. Так партия «Х» С. Тыминьского была исключена из числа участников борьбы в связи с фальсификацией большого числа подписей. Проклиная «евреев из Демократического союза», Тыминьский в знак протеста покинул Польшу.

В избирательной кампании приняли участие 111 политических партий и партийных коалиций. Но если активность политиков была весьма высокой, то про электорат этого сказать нельзя: в парламентских выборах, состоявшихся 27 октября 1991 г., приняло участие 43,2% избирателей. Столь низкий показатель активности свидетельствовал о серьезных проблемах нарождающейся польской демократии, о недоверии общества к демократическим институтам.

В сейм прошли 24 избирательных объединения и блока. Демократический союз получил 12,32%, Союз демократических левых сил (коалиция политических партий и группировок, объединившихся вокруг СДРП) — 11,99%, ПСЛ — 9,22%, Избирательная католическая акция — 8,98%, Конфедерация независимой Польши — 8,88%, Гражданское Соглашение Центрум — 8,71%, ЛДК — 7,49%, «Солидарность» — чуть более 5%.

В борьбе за 100 сенаторских мест наибольшего успеха добились Демократический союз — 22 места, Избирательная католическая акция — 12 мест, профсоюз «Солидарность» — 12 мест, ПСЛ — 10 мест, Гражданское Соглашение Центрум — 9 мест, ЛДК — 6 мест.

Примечания

*. Название страны было официально изменено на «Республику Польша» 31 декабря 1989 г.

1. Partie i koalicje polityzcne III Rzeczypospolitej. Wrocław, 2000. S. 150.

2. Uchwała II krajowej konferencji KLD // Programy partii i ugrupowań parlamentarnych 19891991. Warszawa, 1995. S. 105.

3. Dudek A. Pierwsze lata... S. 219.

4. Uchwała XI zjazdu // Trybuna kongresowa. 1990. 30 stycz.

5. Kwaśniewski A. Dom wszystkich Polska. S. 54—55.

6. Delkaracja socjałdemokracji Rzerzypospolitej Polskiej // Trybuna kongresowa. 1990. l lut. S. 3.

7. Majcherek J. A. Kwaśniewski: «...nie lubię tracić czasu...». Lódź, 1995. S. 57.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты