Библиотека
Исследователям Катынского дела

II.1. Взрыв многопартийности. Несолидарная «Солидарность». Выборы 1990 г.

Пожалуй, именно слово «взрыв» наиболее точно характеризует состояние партийной жизни в Польше конца 80-х — начала 90-х годов. Долгие годы фактически только Польская объединенная рабочая партия определяла политическое бытие страны, на монолитном облике которого практически не отражалось существование партий-сателлитов — Объединенной крестьянской и Демократической. Однако процессы демократизации общественно-политической жизни изменили эту картину.

Оппозиционное движение, связанное с «Солидарностью», в начале 90-х годов раскололось в результате так называемой «войны в верхах». В основе этой войны был конфликт двух политиков — Л. Валенсы и Т. Мазовецкого, за которыми стояло разное видение политического развития Польши. Т. Мазовецкий настаивал на необходимости соблюдать соглашения «круглого стола», оппоненты же его полагали, что эти соглашения утратили свою актуальность в силу стремительно менявшейся обстановки как в Польше, так и в мире в целом. Действительно, июньские выборы 1989 г. завершились безусловной победой оппозиции, в январе 1990 г. ПОРП объявила о прекращении своего существования, в странах Восточной Европы коммунисты утрачивали властные позиции.

Формально же «война в верхах» началась со споров о судьбе гражданских комитетов, сыгравших ключевую роль в организации июньских выборов 1989 г. Лидеры «Солидарности», и в частности Я. Качиньский, возглавлявший тогда Всепольскую исполнительную комиссию «Солидарности», считали нецелесообразным сохранение гражданских комитетов. Б. Геремек, А. Михник, М. Круль и ряд других политиков полагали, что гражданские комитеты ни в коем случае нельзя распускать, ибо они могут стать основой для формирования широкого общественного движения, базой гражданского общества.

Своеобразным оружием в противостоянии стали два издания — «Газета выборча», возглавляемая А. Михником и представляющая сторону Т. Мазовецкого, и «Тыгодник "Солидарность"», отстаивающий позиции Л. Валенсы. На должность главного редактора «Тыгодника» Л. Валенса назначил Я. Качиньского, после ухода с этого поста Т. Мазовецкого, ставшего премьером. Это была не просто смена редактора, а попытка изменить концепцию издания (после прихода Я. Качиньского из прежнего состава редакции осталось только три человека). Но дело отнюдь не сводилось к интеллектуальной полемике в прессе.

В декабре 1989 г. Л. Валенса выступил с инициативой наделения правительства чрезвычайными полномочиями, предоставив ему право издавать декреты в целях ускорения перемен в стране. Эта инициатива не встретила поддержки правительства Т. Мазовецкого. Политики не нашли общего языка и в вопросе о сроках выборов в органы местного самоуправления, и в отношении вывода советских войск. В решении последнего вопроса Т. Мазовецкий стремился соблюсти сугубую осторожность, в связи с отсутствием в то время договора между Польшей и Германией. Л. Валенса же ничтоже сумняшеся в разговоре с советским послом Боровиковым потребовал вывести войска. Такого рода столкновений разной степени значимости было немало.

Весной 1990 г. вполне определенно обозначилось стремление Л. Валенсы бороться за президентский пост, о чем сам глава «Солидарности» открыто заявлял. Намерение Валенсы всячески поддерживал Я. Качиньский, впоследствии признав это своим «самым большим политическим грехом»1. Хотя в то время стремление Т. Мазовецкого дистанцироваться от Л. Валенсы казалось ему неприемлемым. Я. Качиньского возмутил тот факт, что Т. Мазовецкий даже не упомянул Валенсу в своем экспозе. Он прямо заявил об этом премьеру, а когда тот пытался доказать, что ничего не случилось, прямо спросил: «...ты что, хочешь покончить с "простаком"?»2.

В целях поддержки Валенсы, а также ускорения преобразований в стране, Я. Качиньский выступил с инициативой создания некого политического объединения, получившего название Соглашение Центрум (СЦ)*, которое сам и возглавил. Новая партия решительно выступала против политики «жирной черты», которую предлагал подвести первый некоммунистический премьер Т. Мазовецкий. Она подразумевала попытку начать новую эпоху в жизни Польши с «чистого листа», никого не преследуя за прошлое.

Постепенно из объединения политиков самой разной ориентации (от либералов до христианских демократов) СЦ становится партией с четким христианскодемократическим политическим профилем с правоконсервативным «уклоном». В качестве своих идейных основ СЦ декларировало начала христианской этики, социальную доктрину католической церкви.

Партия заявляла о стремлении к созданию сильного государства во главе с президентом, обладающим самыми широкими полномочиями. Особое внимание уделялось борьбе с преступностью, предлагалось ужесточить систему наказаний и ввести смертную казнь.

В экономической части программы предусматривалось соблюдение принципов рыночной экономики, ограниченного интервенционизма государства, всеобщей приватизации. Вместе с тем СЦ настаивало на версии «демократического капитализма», а не «государственно-олигархического», уделяя внимание социальной политике, борьбе с безработицей. СЦ критиковало в свое время политику Л. Бальцеровича за недостаточное внимание к нуждам широких социальных слоев. В международной политике СЦ было поборником европейской интеграции и вступления Польши в НАТО как гаранта независимости от России. СЦ в его политической деятельности отличал крайний антикоммунизм, призывы к декоммунизации и борьбе с бывшей номенклатурой.

Хотя внешне СЦ выглядела как партия, поддерживающая Валенсу, между Я. Качиньским и лидером «Солидарности» не было полного единодушия. Я. Качиньский не считал себя «человеком Валенсы» и старался вести самостоятельную политическую игру.

Валенса же в мае 1990 г. откровенно заявил о своей готовности к борьбе. Выступая на заседании Гражданского комитета, он произнес слова, которые впоследствии неоднократно цитировались: «Если наверху мир, то внизу война. Я призываю вас к войне... Я ушел в отпуск, когда Тадеуш Мазовецкий стал премьером. Сегодня я выхожу из отпуска»3.

Сторонники Мазовецкого также предпринимали усилия для консолидации своих рядов. В июне в Кракове был создан Союз во имя демократии, объединивший силы, поддерживающие правительство, оказавшийся довольно аморфным политическим образованием. Однако впоследствии на базе его возникла организация, имеющая более четкие политические контуры: Гражданское движение — Демократическое действие (ГД-ДД), куда вошли З. Буяк, В. Фрасынюк, А. Михник, Я. Литыньский и др. Создатели движения выдвигали программу демократических преобразований, пользовавшуюся влиянием главным образом в кругах интеллигенции.

Борьба «команды Валенсы» и «команды Мазовецкого» принимала все более явные формы. Валенса объявил об отстранении Михника от должности главного редактора «Газеты выборчей», запрете газете использовать символ «Солидарности», снятии Г. Вуйца с должности секретаря Гражданского комитета. Примечательно, что эти решения если и имели смысл, то чисто символический: «Газета выборча» была независимым изданием, и Валенса не имел полномочий, чтобы уволить Михника и Вуйца.

Настоящая схватка произошла во время заседания Гражданского комитета 24 июня 1990 г. Обеими сторонами было выдвинуто немало взаимных упреков. Но, пожалуй, самым яростным стало выступление А. Михника, который в ответ на обвинение в том, что он является представителем «светской левицы» и «тайным коммунистом», заявил, что в таком случае его обвинители «просто свиньи»4. Заседание комитета транслировалось по телевидению, и зрители могли следить за баталиями недавних соратников по борьбе с коммунизмом. По сути, это было крушение мечты о неком широком гражданском, общественном движении и начало формирования в Польше системы парламентской демократии.

В июне 1990 г. фактически началась кампания по выборам нового президента Польши. По инициативе СЦ собирались подписи под воззванием об отставке Ярузельского. Сам генерал отнюдь не выражал готовности сопротивляться и настаивал только на том, чтобы передача власти состоялась легальным путем. Примас Ю. Глемп организовал встречу представителей всех основных политических сил, названную позже «чаепитием у примаса». На встрече была достигнута договоренность о досрочных президентских выборах. В сентябре 1990 г. сейм принял поправку к конституции о досрочном прекращении полномочий действующего президента, проведение всенародных выборов нового главы государства было назначено на 25 ноября 1990 г.

Для кандидатов в президенты необходимо было собрать 100 тыс. подписей в свою поддержку, что удалось сделать шести претендентам. Фаворитом предвыборной борьбы, несомненно, был Валенса, постоянно выражавший уверенность, что победит уже в первом туре. Кампания его была яркой и динамичной, Валенса в полной мере проявил свое обаяние и политическую харизму. Будучи совершенно уверенным в себе, он не стеснялся невысокого уровня своего образования и едва ли не кичился этим. Позднее Валенса признавался, что даже не читал программу, составленную для него помощниками. В качестве одного из козырей он рассматривал свое «чисто польское происхождение», выражая готовность подтвердить это документально и призывая к тому же других кандидатов. В подобного рода высказываниях явно слышались антисемитские нотки, что импонировало определенным кругам в Польше. Валенса сурово критиковал правительство Мазовецкого за медлительность, обещал ускорение перемен и «100 миллионов каждому поляку».

Премьер-министр Мазовецкий, также вступивший в борьбу за президентское кресло, не смог успешно противостоять напору, энергии и безапелляционной уверенности Валенсы в собственной победе. Кампания Мазовецкого была кампанией рефлексирующего интеллигента. Аналитики говорили о нем как о «польском Гамлете». Премьер не был мастером публичных выступлений, он свято верил, что главное не личность политика, а его программа, не смог в должной мере использовать административный ресурс, его выступления по телевидению были тусклыми и неубедительными.

Самой большой неожиданностью выборов стал успех С. Тыминьского, приехавшего в Польшу в 1990 г. после 20 лет пребывания в Канаде. Тыминьский помимо большого состояния обладал способностью располагать к себе людей. После его выступлений по телевидению рейтинг никому дотоле неизвестного кандидата стремительно пошел в гору. Уставший от политических склок, разочарованный трудностями начавшихся реформ, польский избиратель поверил в красивую сказку о возможности легкого и всеобщего преуспеяния, предложенную Тыминьским. В итоге, в первом туре Тыминьский уступил только Валенсе. На третьем месте оказался Т. Мазовецкий, за ним следовал кандидат левицы В. Чимошевич, «крестьянский кандидат» Р. Бартоще занял пятое место, а замыкал список Л. Мочульский, глава Конфедерации независимой Польши — одной из старейших организаций польской оппозиции, не входившей в «Солидарность».

После обнародования результатов голосования Мазовецкий подал в отставку. Прошедшие во второй тур кандидаты — Валенса и Тыминьский — продолжили борьбу.

Время между первым и вторым турами было весьма напряженным и непростым для всех политических акторов. Противники Валенсы перед лицом реальной угрозы победы Тыминьского вынуждены были поддержать главу «Солидарности». На голову же Тыминьского посыпались все мыслимые и немыслимые обвинения. Его называли и безбожником, и маньяком, и «политическим Кашпировским», и евреем, и шарлатаном. Впоследствии Тыминьский в суде доказал несправедливость обвинений, но во время избирательной кампании они сделали свое дело. Падению рейтинга Тыминьского способствовал его бесспорный проигрыш в телевизионных дебатах с Валенсой.

По результатам второго тура выборов, при весьма низкой явке избирателей (53,39%) Валенса выиграл, набрав 74,25% голосов. Так в итоге непростой и весьма неполиткорректной избирательной кампании Польша выбрала первого в послевоенный период некоммунистического президента. В декабре 1990 г. в Королевском замке в Варшаве Валенса получил из рук последнего президента в изгнании Р. Качаровского символы главы государства. В. Ярузельский на церемонию приглашен не был. История III Речи Посполитой начиналась с демонстративного отрицания истории ПНР и с попыток поиска новой идентичности.

Примечания

*. С 1997 по 1999 г. СЦ называлось Соглашением Центрум — Избирательная акция «Солидарность».

1. Alfabet braci Kaczyńskich. Warszawa, 2010. S. 209.

2. Ibid. S. 190.

3. Gazeta wyborcza. 1990. 14 maja.

4. Цит. по: Dudek A. Pierwsze lata III Rzeczypospolitej. Kraków, 2002. S. 131.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты