Библиотека
Исследователям Катынского дела

IV.2. Новая концепция развития Польши. Формирование «команды»

Герек отдавал себе отчет в том, что завоевать поддержку общества можно только путем повышения жизненного уровня населения. Была приостановлена реализация прежних планов социально-экономического развития, как на 1971 г., так и на всю пятилетку. Поскольку экстенсивные источники экономического развития были исчерпаны, новые власти решили использовать иностранные кредиты. Польша, как и остальные социалистические страны, не имела собственного капитала для инвестиций. В конце 1960-х годов технологический разрыв между социалистическими и капиталистическими странами составлял 25 лет, а между Польшей и ГДР, а также Польшей и Чехословакией — 10 лет.

На 1970-е годы в Польше пришелся так называемый демографический пик. В трудовой возраст вступили 3,5 млн молодых людей. Для них нужно было создать 2,5 млн новых рабочих мест (1 млн мест освобождали пенсионеры). Решить проблему занятости и избежать безработицы можно было, лишь построив до конца десятилетия по крайней мере 1 тыс. предприятий, на каждом из которых были бы в среднем заняты 2,5 тыс. человек. Без западных кредитов сделать это было невозможно (СССР не был бездонной бочкой).

Для разработки новой концепции развития экономики и государства было создано несколько рабочих групп, состоявших как из партийных, так и беспартийных экспертов Польской Академии наук, университетов и политехнических институтов, мнение которых учитывалось при принятии властями окончательных решений. После длительных и обстоятельных дискуссий польское руководство решило, что экономический прогресс страны в ближайшем десятилетии будет основываться на западных кредитах, на которые будут закупаться целые предприятия и технологии. Предполагалось, что взятые кредиты будут погашаться выпускаемой на новых предприятиях и экспортируемой на Запад продукцией.

Если Гомулка был сторонником развития экономики на основе собственных ресурсов и советских валютных кредитов, не желая допустить зависимости от западного капитала, то Герек решился на рискованный эксперимент: строительство социализма на деньги капиталистов. Поскольку в конце 1960-х годов валютный долг Польши составлял всего 1,1 млрд долл. (в 1971 г. — 960 млн долл.), западные банкиры не возражали против предоставления стране новых кредитов, которые в те годы были дешевыми. Неофициальным гарантом возвращения средств банки считали Советский Союз с его большими природными богатствами. СССР также был заинтересован в «открытии» Польши Западу, так как хотел иметь через нее доступ к западным технологиям.

Сущностью концепции строительства социализма по Гереку было внедрение современного стиля во все области общественной жизни без нарушения идейных принципов социализма. Новыми лозунгами ПОРП стали ускорение социально-экономического развития страны, улучшение условий жизни населения и укрепление социалистического строя. Герек считал, что личный автомобиль и отдельная квартира должны стать благом, доступным для большинства польских семей. Фактически была выдвинута идея строительства социалистического общества потребления. Место классовой борьбы заняла концепция социального и национального солидаризма, объединения вокруг целей и программы партии. Так родился лозунг «морально-политического единства народа».

Герек представлял себя сторонником строительства сильной социалистической Польши. Вместе с тем, как утверждает руководитель группы его советников в 1977—1980 гг. П. Божик, для первого секретаря ЦК было характерно недоверие к догмам реального социализма. Как прагматик, он не видел смысла руководствоваться ими в практической деятельности1. Одновременно Герек хотел, чтобы социализм как систему поляки не только одобряли, но и любили2. При этом он был против реформирования социализма: опыт октября 1956 г. отбил у него желание искать новые системные решения. По мнению польского лидера, они вели лишь к ограничению власти партии и тем самым к хаосу в стране3.

Между тем в Польше начались не типичные для остальных социалистических стран социально-экономические и политические процессы. Осенью 1971 г., в связи с подготовкой к VI съезду ПОРП, руководство партии сформировало концепцию дальнейшего социально-экономического развития страны. Накануне съезда она была представлена в Москве во время переговоров Э. Герека, Я. Шидляка и М. Ягельского с Л.И. Брежневым, А.Н. Косыгиным и К.Ф. Катушевым. Это была первая столь представительная встреча, где обсуждалась интеграция экономик обеих стран. Герек убеждал Брежнева, что польскую экономику необходимо основывать на тесном сотрудничестве с советской экономикой и экономикой соседних стран, а также широко использовать современные методы экономического развития, применяемые в развитых капиталистических странах.

Брежнев, вернувшись после съезда, очень хвалил Герека на заседании Политбюро ЦК КПСС. Он был удовлетворен развитием ситуации в Польше. Страна, по его мнению, вышла из полосы больших трудностей. Начался новый период развития, в котором большую роль должно было сыграть открытие экономики на Запад4.

Новое поколение польских политиков и бюрократов, поддержавших Герека, считали, что они неплохо знают современный мир. Они стремились к проведению в стране менеджерской революции, деидеологизации экономики, передачи ее в руки технократов. Эти люди считали себя выразителями потребностей и устремлений молодого образованного поколения, стремившегося к обновлению социализма5.

После VI съезда партии была создана Комиссия по вопросам модернизации функционирования партии и государства, в состав которой вошли новаторски мыслившие теоретики и практики. Эта комиссия, к работе которой большой интерес проявляли члены Политбюро ЦК ПОРП Тейхма и Шляхчиц, подготовила ряд аналитических материалов, касавшихся болевых точек экономической системы, отделения партии от государственных структур, руководящей роли партии и демократического централизма как принципов демократии, а не бюрократии. Специальная комиссия под руководством социолога Я. Щепаньского разработала проект перестройки системы народного образования.

Э. Герек, по воспоминаниям его окружения, не любил работать с документами и вообще с бумагами. Основным источником информации для первого секретаря ЦК ПОРП была французская правая газета «Le Monde», которая постоянно лежала на его столе. Как вспоминал деятель Объединенной крестьянской партии С. Гуцва, он никогда не видел на столе первого секретаря ЦК ПОРП документов6. Герек не любил конфликтов. Он хотел, чтобы в Польше было как можно больше довольных людей, а к нему самому относились с уважением.

Вначале Герек не был свободен в формировании своей команды. Он, по его утверждению, сразу же решил, что она не будет силезской, и придерживался этого принципа до конца своего пребывания у власти. Герек принял и другой демократический принцип: любые кадровые изменения в руководстве партии производятся на основе коллективного решения, путем голосования и в присутствии лиц, покидавших Политбюро или секретариат ЦК.

Герек стремился создать «сыгранную» команду. Она должна была руководствоваться высшим интересом страны и под его личным руководством строить благополучие Польши. Лояльность в отношении себя, как первого секретаря ЦК, он считал необходимым элементом поведения членов своей команды. Характерно, что 29 декабря 1977 г. во время встречи с Гереком Ю. Тейхма (он ушел в отставку с поста министра, но остался членом Политбюро ЦК и вице-премьером) сказал: «Я остаюсь солидарным с основными целями политики, реализуемой под твоим руководством»7.

Хотя Герек критиковал Гомулку за создание института «узкого руководства», он вскоре сам убедился, что для эффективной работы появление чего-то подобного неизбежно. В начале 1970-х годов в группу высших руководителей входили, кроме Герека, Бабюх, Каня, Шляхчиц, Ярузельский и Ярошевич. Близки к Гереку были также Ольшовский и Шидляк.

При приятии решений Герек (как, впрочем, и Ярошевич) больше всего считались с генералом Ярузельским. В свою очередь, Ярузельский никогда не подвергал сомнению точку зрения Герека. Последний же не вмешивался в дела армии.

Герек и Ярошевич взаимно дополняли друг друга. Первый секретарь ЦК ПОРП никогда не занимал государственных постов, не знал глубоко механизмов функционирования государства. Ярошевич же хорошо в них разбирался, но не имел поддержки в партии и без опоры на Герека не был бы в состоянии выполнять функции премьер-министра.

Ближайшим человеком в руководстве для Герека был Шляхчиц. Что касается Мочара, то его Герек одновременно и ненавидел, и боялся. Он еще в январе 1971 г. говорил заведующему сектором Польши в Отделе ЦК КПСС П.К. Костикову: «В его руках сила, большая сила, которую мы наверняка недооцениваем». По всей вероятности, Герек в первую очередь имел в виду Союз польских ветеранов войны8. Невыясненная до конца роль Мочара в декабрьских и январских забастовках на Балтийском побережье вызывала у него недоверие к руководителю «партизан». К тому же Мочар занял явно выжидательную позицию в отношении новой политики Герека9.

Однако ослабить политические позиции Мочара Гереку удалось легко. В мае 1971 г. первый секретарь, находившийся в Праге на съезде КПЧ, неожиданно на два дня вернулся в Польшу. Он получил информацию о том, что Мочар и его сторонники якобы готовят против него путч и с этой целью собрались на неформальное совещание в Ольштыне. Герек разогнал собравшихся, а от Мочара получил заверение, что тот уйдет в отставку с партийных постов. Однако в полную отставку он по какой-то причине все же не ушел10. На ближайшем заседании пленума ЦК ПОРП Мочар был отозван с поста секретаря ЦК и назначен председателем Высшей контрольной палаты. М. Раковский записал в своем дневнике: «Слом позвоночника националистическому течению в ПОРП был концом"националистической концепции в партии", это означало победу "рациональной идеологии" нового руководства»11.

На VI съезде ПОРП (1971 г.) уже ничто не помешало Гереку выдвинуть в руководство партии людей, которым он полностью доверял. Членами Политбюро ЦК ПОРП были избраны Э. Бабюх, В. Кручек, С. Ольшовский, Ф. Шляхчиц, Я. Шидляк, Ю. Тейхма, Г. Яблоньский, М. Ягельский, П. Ярошевич и В. Ярузельский, кандидатами в члены ЦК — К. Барчиковский, З. Грудзень, С. Каня и Ю. Кемпа. В состав секретариата ЦК вошли секретари Герек, Бабюх, Барчиковский, Каня, С. Ковальчик, Е. Лукашевич, Шляхчиц, Шидляк и Тейхма, членами секретариата стали А. Верблян и Р. Фрелек.

Министром иностранных дел стал Ольшовский, в котором Герек видел своего конкурента и который свое отстранение от партийных дел вначале воспринял весьма болезненно. Однако весьма способный Ольшовский вскоре сумел стать хорошим министром, любимцем А.А. Громыко. Польского министра высоко ценил и сам Л.И. Брежнев. В результате на глазах у всех продолжал вырастать серьезный конкурент Гереку.

В 1971—1972 гг. в структурах власти произошла новая кадровая революция. Старые кадры по существу были вытолкнуты из партийного и государственного аппарата. В декабре 1970 г. — мае 1972 г. сменились 75% первых секретарей и 53% воеводских секретарей ПОРП, 61% министров, 35% вице-министров, 50% председателей воеводских и 30% повятовых народных советов.

Примечания

1. Bożyk P. Polityka gospodarcza w latach 70 // Polska pod rządami PZPR. Praca zbiorowa pod redakcją M. Rakowskiego. Warszawa, 2006. S. 343.

2. Rolicki J. Edward Gierek: przerwana dekada. S. 85.

3. Ibid. S. 87.

4. Kostikow P., Roliński B. Widziane z Kremla. S. 178.

5. Siemiątkowski Z. Wywiad a władza. Wywiad cywilny w systemie sprawowania władzy politycznej PRL. Warszawa, 2009. S. 255.

6. Gucwa S. Od «Wici» do marszałka Sejmu. S. 98.

7. Tejchma J. W kręgu nadziei i rozczarowań. Notatki dzienne z lat 1978—1982. Warszawa, 2002. S. 7.

8. Kostikow P., Roliński B. Widziane z Kremla. S. 166.

9. Pawłow W.W. Generał Pawłow: byłem rezydentem KGB w Polsce... S. 129.

10. Kostikow P., Roliński B. Widziane z Kremla. S. 175—176.

11. Rakowski M.F. Dzienniki polityczne. 1969—1971. Warszawa, 2001. S. 270.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты