Библиотека
Исследователям Катынского дела

IV.3. По пути успехов

Благоприятный морально-политический климат в стране, созданный новым руководством, способствовал активизации общества и превратился в один из факторов ускорения экономического роста в 1971—1973 гг. Использовались новые методы хозяйствования, которые в определенной степени содержали рыночные элементы. В 19711972 гг. при росте занятости на 1,5 и 2,4% производительность труда возросла на 6 и 7,7% соответственно. Следовательно, в эти годы экономическое развитие приобрело интенсивный характер. Среди других факторов ускорения можно назвать вступление в строй возведенных в 1960-е годы промышленных объектов, использование западных кредитов и увеличение капитальных вложений.

Целью экономической политики Герек считал техническую и структурную модернизацию польской экономики. Модернизацию он понимал как замену технического оборудования и развитие промышленности, транспорта и других отраслей экономики. Инструментом реализации этой цели должны были быть инвестиции.

Используя благоприятную международную обстановку, связанную с подготовкой Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также хорошую экономическую конъюнктуру на Западе, польское руководство впервые в истории социалистических стран стало проводить политику активного использования западных кредитов и технологий для модернизации народного хозяйства. В такой политике заключался большой шанс на успех, но одновременно и большая опасность. В частности, в 1971—1973 гг. были закуплены 154 лицензии, главным образом для машиностроения, тяжелой промышленности и строительства. И только три — для пищевой и легкой промышленности, что в очередной раз свидетельствовало о недооценке руководством ПОРП необходимости развития средств потребления.

Приобретение новых технологий и лицензий дали толчок технической революции в Польше. Польские инженеры и рабочие, проходя обучение на предприятиях и в научно-технических центрах на Западе, знакомились не только с новой техникой, но и организацией производства, дисциплиной и культурой труда.

Герек предпринял ряд шагов, которые принесли ему популярность в обществе. Прежде всего, с 1 января 1972 г. были отменены для крестьянских хозяйств обязательные поставки сельскохозяйственных продуктов. Введено всеобщее пенсионное и медицинское страхование крестьян. Было принято решение о восстановлении в Варшаве резиденции польских королей Королевского замка, разрушенного во время Второй мировой войны. Он был воссоздан в 1971—1974 гг. В те же годы была построена так называемой «Трасса лазенковска» — скоростная магистраль, соединяющая центр города с правобережной его частью, вместе с четвертым дорожным мостом через Вислу, а также — трасса быстрого движения Север-Юг («Вислострада») вдоль левого берега Вислы. Среди населения с энтузиазмом было встречено решение о строительстве двух автомобильных заводов в Силезии — в Бельско-Бялей и Тыхах, на которых должны были производиться легковые автомобили по лицензии итальянского автогиганта «Фиат». Вне всякого сомнения начало 1970-х годов свидетельствовало о том, что Польша вступила на путь экономических успехов. Не только поляки, но и некоторые советские специалисты заговорили о польском экономическом чуде.

Сам Герек был олицетворением успеха. В декабре 1971 г. он говорил в своем тосте в честь Брежнева, который приехал на VI съезд ПОРП: «Успех нужно уметь создавать, неудачи сами сыплются на людей, а мы взяли на себя обязательства в отношении народа, всего социалистического содружества, самого большого нашего союзника и друга — Коммунистической партии Советского Союза, в отношении Вас, товарищ Леонид Ильич, что мы поведем наше общество к успеху и свои обязательства выполним»1.

В научной и культурной политике наступила значительная либерализация. Герек отошел от борьбы с «ревизионизмом». Возросли расходы на науку, культуру. Инициативы снизу приветствовались. Оживилась деятельность научных и культурных институтов, особенно в Варшаве и Кракове. Еженедельник «Политика» достиг апогея своей популярности.

В 1971—1972 гг. была несколько либерализована политическая жизнь, активизировались политические институты и общественные организации.

Благодаря новому политическому стилю Герека в начале 1970-х годов в Польше весьма организованно функционировала принятая в странах социалистического содружества политическая модель. В соответствии с ней всеми процессами руководила и контролировала их партия, цементируемая централизмом. Во главе партии стояло руководство, объединенное вокруг первого секретаря.

При Гереке заседания Политбюро ЦК ПОРП носили более демократический характер, чем при Гомулке. Вторник был определен как постоянный день заседания Политбюро. Секретари и члены секретариата ЦК принимали участие в его заседаниях. Эти заседания не стенографировались и не записывались на магнитофонную ленту, но для СМИ давалась информация об обсуждаемых темах. Это было новое явление по сравнению с предыдущими годами. Решения Политбюро, как правило, принимались путем согласований, когда каждый имел право вносить поправки в принимаемые документы. Однако самые важные решения принимались на заседаниях Политбюро путем голосования. Недостатком его работы можно считать обсуждение мелких тем. Часто Политбюро, особенно во второй половине десятилетия, работало как суперправительство. При нем, вспоминал Герек, так и не была «решена дилемма двоевластия правительства и Политбюро. Кроме того, ряд членов Политбюро заседал в правительстве. Из этого вытекало определенное противоречие, которое создавало шансы для лавирования самым хитрым членам правительства... К сожалению, в государстве реального социализма преодолеть это противоречие было невозможно»2.

Вместе с тем, как и при Гомулке, заседания Политбюро временами напоминали, как выражался сам Герек, «немой сейм». «Приходилось применять школьные методы и спрашивать товарищей поименно, что они думают об обсуждаемом на Политбюро вопросе», — вспоминал первый секретарь3. Особенно много претензий Герек имел к Ярузельскому: «Ведь он, единственный человек в Польше, участвовал в заседаниях Политбюро и президиума правительства. Никто в Польше, повторяю — никто, не имел таких возможностей для исправления всех наших ошибок. Однако он предпочитал выжидать...»4.

Полномочия правительства были существенным образом расширены. Пытались реализовать на практике лозунг «партия правит, а правительство управляет». Баланс двоевластия партии и администрации сместился в сторону органов государства за счет аппарата ЦК. Ярошевич получил для этого соответствующие инструменты. Однако неразграниченность компетенций и ответственности между органами правительства и аппарата ЦК сохранилась. В результате в 1970-е годы решающую роль в определении и, естественно, реализации экономической политики играло правительство.

Большинство документов, которые рассматривались на заседаниях Политбюро ЦК ПОРП, имело правительственное происхождение и, как правило, уже было утверждено на президиуме правительства, в Совете министров или в соответствующем министерстве. В большинстве случаев Политбюро одобряло принятые решения, к которым члены Политбюро вносили свои замечания без каких-либо существенных изменений самих документов5.

Президиум правительства занимался исключительно вопросами экономики. Он состоял из премьера, вице-премьеров, председателя Госплана (Комиссии планирования при Совете министров) и членов, дополнительно включенных на основе решения Совета министров. И несмотря на это, Ярошевич все-таки не сумел достаточно сбалансировать экономическую политику государства.

При Гереке политическая власть была сконцентрирована в органах ПОРП, прежде всего в Политбюро и аппарате ЦК, в воеводских комитетах партии. Союзнические партии, сейм, Государственный совет, народные советы, Фронт единства придавали реальному социализму видимость демократического строя. Подобную роль играли съезды и конференции ПОРП. Как вспоминал о работе сейма его спикер С. Гуцва, все проекты законов обсуждались на Политбюро ЦК ПОРП, а затем спускались в парламент и фактически утверждались, а не принимались6. В составе правительства два-три поста занимали члены Объединенной крестьянской партии (как правило, министра сельского хозяйства) и Демократической партии.

Герек порвал с методами своего предшественника и действительно стремился восстановить внутрипартийную демократию. Помимо установления постоянных сроков заседания Политбюро он отказался от вывешивания в публичных местах портретов — своего и Ярошевича. Поэтому в 1970-е годы в государственных учреждениях, магазинах, школах висел только государственный герб. Герек отошел от существовавшей практики публикации в книжном виде выступлений первого секретаря. Когда на рубеже 1972—1973 гг. партийное издательство «Ксёнжка и ведза» издало в связи с 60-летием Герека книгу его выступлений тиражом в 50 тыс. экземпляров «Строительство социалистической родины — наше общее дело», он отправил весь тираж на уничтожение. Впоследствии Герек говорил, что демократический централизм «тормозил инициативу партийных низов и в результате ослаблял нашу способность политически защищать систему. К тому же партия как таковая имела ограниченные возможности для самореформирования, убийственными для нее оказались иностранные верификаторы идеологической чистоты коммунистических партий»7.

В 1971 г. Герек изменил порядок проведения пленумов ЦК ПОРП, в рамках которых была предусмотрена дискуссия в проблемных группах. М. Раковский записал в своих дневниках: «Совсем неплохая инициатива, так как профессиональные ораторы (прежде всего первые секретари воеводских комитетов), которые, как правило, приезжали с готовыми выступлениями, неожиданно оказались в новой ситуации»8. Однако уже с 1972 г. все стало возвращаться на прежнее место. Выступавшие опять стали зачитывать свои тексты, которые были предварительно утверждены в различных инстанциях. Новая генеральная линия партии уже была определена, и отход от нее считался недопустимым.

В то же время в начале 1970-х годов новый импульс получило сотрудничество между ПОРП и союзническими партиями. На серии совместных совещаний центральных органов ПОРП и Объединенной крестьянской партии были согласованы мероприятия по реализации планов развития сельского хозяйства и производства продовольственной продукции на 1971—1975 гг., а также социальной политики на селе. В центре внимания межпартийного сотрудничества ПОРП и Демократической партии находилась политика активизации мелкотоварного сектора в городе, улучшение обслуживания населения9. Это означает, что в первой половине 1970-х годов тогдашняя многопартийная система может быть и не в полную силу, но все же работала.

Первые секретари комитетов ПОРП в крупных, экономически сильных воеводствах превращались в значимые политические фигуры, настоящих хозяев «своих» территорий, что вынуждало центр считаться с их мнением. Это ослабляло власть Варшавы и в целом централизованную директивную систему. Союз нескольких первых секретарей мог привести к смене высшего руководства. Чтобы изменить эту ситуацию была задумана реформа административно-территориального деления страны. На первом ее этапе, с 1 января 1973 г., было ликвидировано среднее звено — повяты (районы) и созданы большие гмины как основная единица административно-территориального деления страны. Гмины должны были приблизить власть к обществу. На завершающем этапе реформы, с 1 января 1975 г., вместо 17 воеводств были созданы 49. Число первых секретарей воеводских комитетов увеличилось таким образом почти в три раза. Тем самым опасность клановых закулисных договоренностей была снижена. Ряд укоренившихся, излишне самостоятельных воеводских руководителей были заменены на более лояльных Гереку и его окружению.

Однако административно-территориальная реформа оказалась дорогостоящей с финансовой точки зрения. Создание 32 новых воеводств потребовало новых помещений для органов ПОРП, союзнических партий, органов государственной власти и различных общественных организаций, а также новых ставок и т. д. В 1975 г. число работников аппарата ПОРП на воеводском уровне увеличилось на 93%10. Причем реформа проводилась в тот момент, когда в государственном бюджете отсутствовали свободные средства (все направлялось на инвестиции). В итоге реформа привела к перенапряжению государственных финансов и способствовала развитию экономического кризиса.

В 1973 г. для того, чтобы укрепить партийное руководство, было принято решение об унификации молодежного движения. Была создана Федерация социалистических союзов польской молодежи, которая объединила Союз социалистической молодежи, Союз социалистической сельской молодежи, Союз социалистической военной молодежи, Социалистический союз польских студентов и Союз польского харцерства. Эти молодежные организации насчитывали 5 млн членов. Сомнение вызывало создание вместо Объединения польских студентов, в своей основе организации профсоюзного типа, Социалистического союза польских студентов как идеологической организации.

Примечания

1. Siemiątkowski Z. Wywiad a władza... S. 173.

2. Rolicki J. Edward Gierek: przerwana dekada. S. 163.

3. Ibid. S. 161.

4. Ibid. S. 162.

5. Dwilewicz Ł. Rola ekspertów w zarządzaniu gospodarką PRL w latach siedemdziesątych // Studia Politologiczne. 2009. N 24. S. 10.

6. Gucwa S. Od «Wici» do marszałka Sejmu. S. 160.

7. Rolicki J. Edward Gierek: przerwana dekada. S. 155—156.

8. Rakowski M.F. Dzienniki polityczne 1969—1971. S. 441.

9. Власть — общество — реформы. Центральная и Юго-Восточная Европа. С. 228.

10. Dobieszewski A. Nomenklatura partyjna — spojrzenie od wewnątrz (1948—1989) // Elity władzy w Polsce a struktura społeczna w latach 1956—1981. Warszawa, 1994. S. 189.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты