Библиотека
Исследователям Катынского дела

3. Фашистские зверства в Германии и в оккупированных ею странах

Военные поражения зимой 1941/42 г. вызвали у значительной части немецкого населения, которое до сих пор верило обещаниям главарей третьего рейха, разочарование и критику руководства, а также сомнение в победном конце войны. В отчете службы безопасности Германии в январе 1942 г. говорилось: «Немецкий народ очень обеспокоен положением на Восточном фронте. Огромное количество обмороженных, которые прибыли эшелонами на родину, возбуждает среди населения сильное негодование. Сводки ставки верховного командования становятся объектом критики, потому что они не рисуют ясной картины положения. То, что наши солдаты пишут с фронта на родину, вообще нельзя себе представить».

С начала 1942 г. террор против антифашистского движения Сопротивления усилился. В 1942 г. были казнены 3400 борцов Сопротивления. 23 марта 1942 г. Геббельс выступил перед местными и окружными руководителями национал-социалистской партии Германии в округе Берлина и объяснил, что в третий военный год более жестокое ведение войны потребовало принять радикальные меры во внутренней политике.

В прессе ежедневно публиковались для устрашения приговоры суда «преступникам в военном хозяйстве», спекулянтам и расхитителям. Выносились также смертные приговоры тем, кто слушал антифашистские радиопередачи, и «распространителям слухов». «Публикация приговоров суда, — цинично заявлял Геббельс, — должна стать делом народного воспитания».

Начали строго карать за подделку продуктовых карточек. В передовой статье журнала «Рейх» Геббельс 29 марта 1942 г. угрожал каждому, кто препятствует ведению войны, жестоким наказанием.

Объявленное нацистским рейхстагом 26 марта 1942 г. производство Гитлера в «верховного судью» означало переход от завуалированного террора к абсолютному произволу Гитлер «получил право» принимать строгие меры к тем, кто не безоговорочно посвящает себя войне. Судей, офицеров и служащих, которые не действовали с требуемой жестокостью, предписывалось освобождать от должности и привлекать к ответственности. Фюрер мог, игнорируя существующие правовые нормы, вершить всеми делами и «в любое время быть в состоянии в случае необходимости всеми кажущимися удобными средствами побудить каждого немца к выполнению своих обязанностей».

Распространенным средством воздействия был террор гестапо, СС и других нацистских организаций, который становился тем ожесточеннее, чем дольше длилась война, чем дальше нацисты скатывались в пропасть поражения и чем шире разворачивалось антифашистское движение Сопротивления.

С назначением Гитлера на должность «верховного судьи» частично имевшееся соперничество между нацистской юстицией, с одной стороны, и руководимым Гиммлером аппаратом СС и полиции, с другой, окончательно решилось в пользу Гиммлера. В дальнейшем руководство министерства юстиции сменилось. На место Шлегельбергера пришел Тирак, который поспешил заверить гестапо в том, что «оно может свободно принимать необходимые меры для преследования, тюремного заключения и убийства людей, независимо от наличия доказательств преступления».

При смене руководства в различных частях фашистского господствующего аппарата возрастала сфера власти Гиммлера и аппарата нацистской партии во главе с Борманом. Фашистская партия Германии все больше распространяла свое влияние на государственный аппарат. После того как начались разногласия между центральными и областными государственными органами, с одной стороны, и партийной бюрократией, с другой, законом от 16 января 1942 г. Гитлер закрепил право партийной канцелярии решительно влиять на общее законодательство и практику распоряжений, а также на решение персональных дел служащих рейха.

Следующий приказ, от 29 марта 1942 г., предусматривал утверждение всех назначений чиновников. Отныне все планы министерств должны были представляться в партийную канцелярию для утверждения.

Жизненный уровень широких слоев населения, особенно рабочего класса, ухудшался. Но в целом из-за усиленного ограбления оккупированных стран немецкий народ жил значительно лучше, чем народы других стран Европы. В апреле 1942 г. в Германии сократился рацион продовольствия, особенно мяса и жиров. Рапорт службы безопасности о настроении населения констатировал, что никакое известие за все время войны до сих пор не могло бы действовать более удручающе. 1 февраля 1942 г. Геббельс цинично заметил по этому поводу: «Германский народ вовсе не должен себя жалеть Он живет сейчас на уровне, который невозможен ни в одной другой стране Европы, воюющей или невоюющей. Родина до сих пор так мало пострадала от войны, что не нужно лить слез, если тяготы войны немного сильнее лягут на плечи нашего народа».

Тем самым намечалось определенное изменение в методах фашистского влияния на массы. В пропаганде лозунг о «молниеносных» победах превосходящими силами был заменен «борьбой за существование, полной жертв и лишений». Советский Союз не был больше «колоссом на глиняных ногах», который мог быть разрушен при первом же натиске, а становился необычным противником, вызывающим страх Гитлеровская пропаганда утверждала, что только гениальным решением фюрера можно набежать самого плохого.

Вымысел о военном превосходстве Германии упорно поддерживался нацистскими главарями 11 декабря 1941 г. в речи перед рейхстагом Гитлер заявил: «Сегодня я стою во главе сильнейшей армии мира, могущественнейшей авиации и гордого флота. Если, все равно под какой маскировкой, когда-нибудь будет сделана попытка... ослабить авторитет государственного строя... виновник будет уничтожен!»

Усиление фашистского террора после нападения на Советский Союз и провала «молниеносной» войны стало особенно очевидным при установлении варварского режима на оккупированной территории СССР, а также в оккупационной политике в других странах Восточной, Юго-Восточной, Западной и Северной Европы; в развитии системы каторжных работ; в беспощадной эксплуатации заключенных концлагерей в интересах военного хозяйства, в так называемом «уничтожении работой», в организации специальных лагерей смерти «для окончательного решения еврейского вопроса».

Согласно постановлениям, принятым еще до 22 июня 1941 г., главари гитлеровской Германии учредили особенно зверский оккупационный режим на занятой части СССР Во время беседы с Борманом, Герингом, Кейтелем, Ламмерсом и Розенбергом 16 июля 1941 г. Гитлер разъяснил: «Итак, принципиально это зависит от того, как сподручнее разрезать исполинский пирог, чтобы мы могли им, во-первых, овладеть, во-вторых, управлять и, в-третьих, эксплуатировать». Власть получили СС и вермахт, которые образовали для этого военные и гражданские управления. Они должны были заниматься так называемыми «восточными обществами» по поручению концернов и фашистского государства.

Приказ Геринга от 27 июля 1941 г. требовал сосредоточить основные усилия только на тех отраслях хозяйства, которые являются решающими для германской военной промышленности: зерновые, масличные культуры, нефть и алюминий.

С помощью образованного в июне 1942 г. центрального торгового общества сельскохозяйственного спроса и сбыта «Ост» за три года оккупации из Советского Союза было вывезено огромное количество продуктов, что составило почти половину того, что было изъято во всех оккупированных странах, вместе взятых. Это количество составило 10 млн тонн зерна, 3,3 млн тонн картофеля, 1 млн тонн масличных культур и масла. Главари гитлеровской Германии хладнокровно планировали голодную смерть миллионам советских граждан.

Образованное в августе 1941 г. горно-металлургическое общество «Ост» эксплуатировало рудные богатства на оккупированной территории СССР. Председателем правления был Плейгер, членами — Пёнзген, Флик и Крупп. Особая роль в системе «восточных обществ» предназначалась концерну «Континенталь ойль АГ», который под руководством «ИГ Фарбен» и «Немецкого банка» был организован уже перед самым нападением на Советский Союз. На совещании, которое состоялось 8 ноября 1941 г. под председательством Геринга, были определены их задачи: «Исключительные права на нефтяную промышленность в новых оккупированных восточных районах предоставлялись на длительный срок «Континенталь ойль АГ» с целью объединить все германские нефтяные интересы в оккупированных странах».

Целиком выполнить эту программу жесточайшего экономического грабежа СССР не удалось, потому что советское государственное и партийное руководство своевременно эвакуировало многие крупные предприятия, а деятельность партизан и других борцов Сопротивления постоянно нарушала планы оккупантов. Но главное, что воспрепятствовало осуществлению тщательно запланированной гигантской программы грабежа и уничтожения, — это крах «молниеносной» войны.

Эйнзатц-команды, которые были образованы в мае 1941 г., начали зверское истребление населения Советского Союза.

Было сформировано четыре эйнзатц-команды — А, Б, С и Д. За полгода жертвами только одной эйнзатц-команды А стали 229 052 человека, прежде всего советские граждане еврейской национальности, а также партийные активисты.

Всего эти команды уничтожили 2 млн человек. Речь идет о «преступлениях такой неслыханной жестокости и такого непостижимого зверства, что воображение бессильно постичь его размеры», говорилось в обвинительном заключении по делу эсэсовских команд на Нюрнбергском процессе.

Массовые расстрелы советских граждан происходили под разнообразными предлогами. Генеральный комиссар оккупированной фашистами Белоруссии Кубе издал приказ о расстреле всех гражданских лиц, которые во время комендантского часа находились на улице. Комендант города Днепропетровска объявил 6 декабря 1941 г., что за покушение на офицера вермахта будут расстреляны 100 заложников. В объявлении начальника фашистской полиции безопасности в Латвии Штрауха в январе 1942 г. говорилось, что деревня Аудрини будет стерта с лица земли, а жители расстреляны, потому что они предоставили убежище военнослужащему Красной Армии.

В организации преступлений и грабежей принимал участие также генералитет гитлеровского вермахта. Многие начальники точно исполняли изданный 6 июня 1941 г. приказ об уничтожении комиссаров. Только в полосе 41-го армейского корпуса под командованием генерал-полковника Рейнхардта с 22 июня по 8 июля 1941 г. были расстреляны 97 политработников Красной Армии.

Как следствие приказа генерал-фельдмаршала Рейхенау от 10 октября 1941 г., по которому снабжение продовольствием населения оккупированных областей и военнопленных объявлялось «ложно понятой человечностью», сотни тысяч советских военнопленных умерли в фашистских лагерях. В письме Розенберга Кейтелю от 28 февраля 1942 г. говорилось, что из 3,6 млн советских военнопленных, в том числе схваченных гражданских лиц, только несколько сот тысяч еще полностью оставались работоспособными. Министерский советник Дорш сообщил Розенбергу 10 июля 1941 г. о фашистском лагере для военнопленных в Минске, где заключенные находились без питания иногда по шесть — восемь дней.

К лету 1942 г. закончилась разработка так называемого генерального плана «Ост», подготовка которого началась еще в конце 1940 г.

Этот план содержал детальные распоряжения о германизации и колонизации восточноевропейских стран. Например, СССР должен быть ликвидирован как государство, значительная часть населения физически уничтожена, другая часть выселена в Сибирь. План предусматривал в дальнейшем истребление большей части польского и чехословацкого народов. Из 60—65 млн человек 46—51 млн подлежали выселению из Восточной Европы. Эта чудовищная программа со всей отчетливостью показала, как представлял фашистский германский империализм «новый порядок» в Европе.

В оккупированных странах Западной, Северной и Южной Европы также усилились фашистский террор и оккупационный режим.

Всеобщая забастовка трудящихся Люксембурга против принудительной германизации страны была летом 1942 г. жестоко подавлена. В Греции в результате бесцеремонного грабежа населения оккупантами начался голод. Зимой 1941/42 г. только в Афинах и Пирее умерло свыше 100 тыс. человек. Применялись зверские методы подавления движения Сопротивления в оккупированных странах. За покушение на преступника-эсэсовца Гейдриха 26 мая 1942 г в Праге гестапо произвело массовые смертные казни.

10 июня было уничтожено население деревни Лидице, а деревня стерта с лица земли. 16 сентября 1941 г генеральный штаб издал приказ об уничтожении заложников, который предписывал за каждого убитого немецкого солдата расстреливать 50—100 заложников.

Главнокомандующий войсками во Франции Отто Штюльпнагель в тот же день распорядился расстрелять первых заложников, за которыми последовало бесчисленное множество расстрелов во всех оккупированных странах. Подписанный 7 декабря 1941 г. Кейтелем приказ «Ночь и туман» положил начало угону многих антифашистов из оккупированных стран. Часто действия борцов Сопротивления служили «удобным поводом» для систематического «сокращения численности славянского и еврейского населения», как вынужден был признаться Хойзингер перед Нюрнбергским военным трибуналом.

Назначение 21 марта 1942 г. гауляйтера Тюрингии Фрица Заукеля генеральным уполномоченным по использованию рабочей силы способствовало развитию системы принудительного труда.

Задача Заукеля состояла в том, чтобы поставлять иностранную рабочую силу на службу военному хозяйству и освободить немецких рабочих для вермахта. При этом он получил все полномочия по массовому перемещению людей из оккупированных стран, и прежде всего из захваченной части Советского Союза.

Порученное ему задание Заукель выполнял с помощью террора, пропаганды и демагогии. В то время как рабочую силу в западноевропейских странах нужно было сначала еще «завербовать», искусственно создавая безработицу, население оккупированных районов СССР вывозили в Германию насильственным путем. К числу карательных мер, проводимых немцами, за несоблюдение объявленного требования о предоставлении рабочей силы относилось сжигание крестьянских дворов или всех деревень.

В фашистском военном хозяйстве до июля 1942 г. таких каторжников работало 1,3 млн человек из СССР и 339 тыс. из Бельгии, Франции, Югославии, Нидерландов, Польши и других европейских стран.

23 декабря 1942 г. Заукель доложил, что 2 млн призывников в вермахт в 1942 г. могут быть заменены тремя миллионами иностранных рабочих, среди которых 1750 тыс. военнопленных, 570 тыс. французских, бельгийских и голландских рабочих и 1480 тыс. «восточных рабочих», то есть польских и советских гражданских лиц. В 1941 г. в целом уже около 3 млн иностранных рабочих находилось в Германии, а в конце 1942 г. число их достигло 6 млн.

«Восточные рабочие», жившие в унизительнейших условиях, в обнесенных колючей проволокой барачных лагерях, при совершенно недостаточном питании, были обречены на гибель.

Иностранные рабочие военном хозяйстве фашистской Германии

Год В миллионах Процент от общего числа работающих
в целом в промышленности
1939 (31.5) 0,3 0,8
1940 (31.5) 1,2 0,3 3,2
1941 (31.5) 3,0 8,4 9,7
1942 (31.5) 4,2 11,9 14,1
1943 (31.5) 6,3 17,1 25,5
1944 (31.5) 7,7 19,7 29,6

Перед концом войны почти 8 млн иностранных рабочих было занято в военном хозяйстве Германии. В целом примерно 14 млн человек было угнано во время второй мировой войны в Германию. Около половины из них погибло от нечеловеческих условий.

Весной 1942 г. началось усиленное включение узников концентрационных лагерей в военное производство После развязывания второй мировой войны главари гитлеровской Германии создали сеть концентрационных лагерей также в оккупированных странах, чтобы жестоко подавлять сопротивление народов. Эти лагеря стали местами невыразимых человеческих страданий, зверских мучений и садистского обращения, а также планомерных и технически совершенствующихся массовых убийств.

Когда «молниеносная» война разбилась о сопротивление Советского Союза, центр тяжести в плане работы концентрационных лагерей переместился на поставку рабочей силы для военного хозяйства. Начальник хозяйственного управления СС обергруппенфюрер и генерал войск СС Поль заявил по этому поводу в письме Гиммлеру от 30 апреля 1942 г.: «Война принесла явное структурное изменение концентрационных лагерей, и их задачи относительно использования заключенных коренным образом изменились. Сохранение заключенных только из соображений безопасности и воспитания или предупреждения не стоит больше на первом плане». Мобилизация рабочей силы заключенных прежде всего для целей войны все больше выдвигается на первый план. Эта рабочая сила была крайне дешевой, предоставлялась в распоряжение предпринимателей почти неограниченно и могла эксплуатироваться до физического уничтожения.

Поэтому для «уничтожения посредством работы», как говорилось в фашистском обиходе, все больше людей бросали в концлагеря, а оттуда на предприятия концернов, где они были обречены на смерть. В апреле 1942 г. существовало 15 крупных концлагерей. Число их заключенных составляло в августе 115 тыс., из которых в первый же месяц умерло 12 217. К концернам, которые использовали большинство заключенных концлагерей, относились в 1942 г. «ИГ Фарбен» (Буна-Моновиц), имперские заводы «Герман Геринг», предприятия СС.

Но жестокой эксплуатацией заключенных отличались также и многие другие концерны во главе с концерном Круппа, а также и более мелкие предприниматели. Обычно эсэсовцы за ежедневную плату 4—6 марок поставляли арестованных в большинстве случаев прямо на предприятия, которые иногда строились около лагерей.

20 января 1942 г. в Берлине состоялось гнуснейшее в мировой истории совещание.

С деловитостью бухгалтеров 15 человек готовили убийство свыше 11 млн мужчин, женщин, детей, подростков и стариков из 27 стран — истребление всего еврейского населения Европы. Это «решение еврейского вопроса», как говорили нацисты, находилось в неразрывной связи с генеральным планом «Ост» и было важной составной частью «нового порядка» в Европе.

Участники этой конференции были важными чиновниками фашистского государственного аппарата и фюрерами СС.

По поручению Геринга Гейдрих призвал участников конференции выработать «план организационных, экономических и материальных последствий для Германии в свете окончательного решения еврейского вопроса».

Штукарт от министерства внутренних дел предложил варианты решения, которые не были связаны с «бесконечной административной работой». Как объяснял Эйхман, который вел протокол этой конференции, «все участники были... в высшей степени рады и весело дали свое согласие участвовать в решении «еврейского вопроса». Эти переговоры длились около полутора часов». Было санкционировано убийство 11 млн человек, неописуемое варварство сведено в конечном счете только лишь к вопросам организации и техники.

В протоколе конференции говорилось: «К тому времени (1 октября 1941 г.) рейхсфюрер СС и начальник германской полиции ввиду опасности переселения во время войны запретили эмиграцию евреев... Вместо эмиграции рассматривалась возможность эвакуации евреев на Восток. Однако эти действия осуществлялись как второстепенные мероприятия. В первую же очередь имелось в виду будущее окончательное решение еврейского вопроса путем «практических мероприятий», считавшихся очень важными».

«Практические мероприятия» — это было кодированное наименование зверских массовых убийств евреев, коммунистов, граждан многих стран Европы в специальных лагерях смерти, которые в 1941 и 1942 гг. были созданы в Польше и постоянно расширялись: Освенцим и Майданек летом 1941 г., Хельмно в декабре 1941 г., Белжец в марте, Собибур в мае и Треблинка в июле 1942 г. — названия, которые еще сегодня вызывают ужас и ненависть у всех цивилизованных людей. 3 сентября 1941 г. в Освенциме последовало впервые уничтожение людей ядовитым газом «Циклон Б», вырабатываемым «ИГ Фарбен». Затем начались массовые отравления газом, которые с июня 1942 г. в Освенциме происходили почти ежедневно.

Строительство фабрик смерти было рассчитано на определенную «мощность». В Освенциме могло быть убито 30 тыс. человек в день, в Треблинке — 25 тыс., в Собибуре — 22 тыс., в Белжеце — 15 тыс. Жертвами этой промышленности смерти стали:

в Освенциме около 4 млн,
в Треблинке около 800 тыс.,
в Белжеце около 600 тыс.,
в Собибуре около 250 тыс.,
в Майданеке около 200 тыс.,
в Хельмно 152 тыс. человек.

В 1939 г. в Европе жило около 9,5 млн евреев, к 1945 г. их осталось 3,5 млн 6 млн убитых евреев — вот жестокий итог фашистского господства.

Только победа Красной Армии и народов антигитлеровской коалиции воспрепятствовала тому, что общая программа решения «еврейского вопроса» от 20 января 1942 г. не была проведена в жизнь. Но участники этой конференции, планировавшие смерть миллионам и руководившие истреблением миллионов людей, жили и живут без тревоги в Западной Германии.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты