Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Изменения в государственно-монополистической системе руководства

Поражение под Москвой означало окончательное крушение политической и военной стратегии германского империализма, привыкшего за короткое время объединенными силами уничтожать противника одного за другим и в промежуточных стратегических паузах накапливать силы для новых ударов.

Важнейшие факторы, на которые фашистская Германия до сих пор возлагала большие надежды, — внезапность, заблаговременная мобилизация военного потенциала, большой военный опыт, миф непобедимости — оказались безрезультатными.

Вследствие ограниченного промышленного потенциала военная промышленность была приспособлена к концепции «молниеносной» войны и рассчитана лишь на периодические напряжения.

Альберт Шпеер, который 15 февраля 1942 г., после смерти доктора Тодта, получил пост имперского министра вооружения и боеприпасов, прокомментировал эту концепцию весной 1942 г. следующим образом: «Солдаты использовались в эти невоенные месяцы как рабочая сила. Имперская железная дорога обслуживала в эти паузы только транспортные нужды своей страны, так что в этом чередовании войн и подготовок к ним был возможен плодотворный компромисс только при учете напряжения хозяйственной жизни». Общий уровень вооружения до июня 1941 г. в основном был достаточным, чтобы в паузы между отдельными нападениями на соседние страны накопить необходимое количество военных материалов и обеспечить ими вермахт. Кроме того, расход вооружения, боеприпасов и военного имущества во время боевых действий в то время оказался значительно ниже, чем было рассчитано.

С провалом концепции «молниеносной» войны после нападения на Советский Союз потерпела крушение также искусственно подогнанная к нуждам такой войны концепция военного хозяйства. Объективные пороки империалистической немецкой экономики (недостатки сырья, производственных мощностей, возможностей их последовательного использования для вооружения, нехватка рабочей силы, снижение жизненного уровня населения) должны были теперь выявиться еще резче.

Из-за огромных потерь фашистских армий с июня 1941 г. до начала 1942 г. на германо-советской фронте резервы военных материалов были израсходованы. Возникло противоречие между растущими потребностями фронта, с одной стороны, и имеющимися ресурсами, а также достигнутым уровнем военной продукции — с другой. Расход оружия и боеприпасов принял впервые такие размеры, что прежнее производство не могло его покрыть.

Осенью 1941 г. и особенно в начале 1942 г., когда начал вырисовываться провал «молниеносной» войны, в структуре фашистского государственного аппарата произошли значительные изменения. Прежде всего была перестроена система руководства военным хозяйством в направлении форсированного слияния монополий с государственной властью. При этом делались тщетные попытки приспособить хозяйство Германии к требованиям длительной войны и ликвидировать увеличивающееся несоответствие между растущими потребностями фронта и имеющимися ресурсами, а также достигнутым состоянием военной продукции.

Еще активнее, чем раньше, монополистическая буржуазия непосредственно включалась в руководство военным хозяйством и тем самым в общее политическое и военное руководство. Огромная новая реорганизация началась с назначения Шпеера в марте 1942 г. «военным уполномоченным по четырехлетнему плану». Он имел право приказывать всем министерствам, высшим имперским органам власти и хозяйства. Отдельные службы формально подчинились организации четырехлетнего плана Геринга. Имперское же министерство вооружения и боеприпасов превратилось в высшее учреждение военного хозяйства, которое превзошло в полноте власти все до того времени созданные инстанции такого рода. В этом министерстве с его институтами, особенно советами вооружения и центрального планирования, слилась власть концернов с государством в единый господствующий аппарат с неограниченными диктаторскими полномочиями. Сам Шпеер неоднократно заявлял, что особенность его учреждения состоит в том, что в нем преимущественно служат не чиновники, а руководители отраслей хозяйства, а также связанные с производством техники и инженеры.

Совет вооружения, образованный в апреле 1942 г., состоял из Шпеера, пяти генералов и адмиралов (Мильх, Фромм, Витцель, Томас и Лееб), а также из крупных промышленников (Пёнзген и Феглер от заводов «Герман Геринг», Бюхер от АЕГ, Кесслер от «Бергман-Борзиг», Цанген от концерна «Маннесман», Вернер с заводов Юнкерса, Рехлинга и Круппа).

В апреле 1942 г. прежний генеральный экономический совет был преобразован в совет центрального планирования. В него вошли Шпеер, Генерал-фельдмаршал Мильх и заместитель Геринга государственный секретарь Кернер, а с сентября 1943 г. — имперский министр хозяйства Вальтер Функ. Совет имел задачу согласовывать требования вермахта с возможностями хозяйства, а также составлять планы необходимого расширения добычи и производства основных материалов, распределения сырья, энергии, транспортных средств и рабочей силы. В совещаниях принимали участие представители различных министерств и ведущие владельцы монополий, которые непосредственно влияли на решения совета.

Для руководства военной промышленностью была создана система комиссий и циклов. Они имели права вмешиваться в производство вплоть до консервации отдельных его частей и даже целых заводов и находились под руководством хозяев концернов соответствующей отрасли, ведавших также имперскими группами и объединениями. Имперское объединение «Уголь» было основано в марте 1941 г. и находилось под руководством фон Плейгера (председатель), Виссельмана, Флика и других.

Имперское объединение «Железо», созданное весной 1942 г. и руководимое фон Рехлингом (председатель), Круппом и Роландом, полностью планировало выпуск своей продукции. Наряду с этим были созданы комиссии по производству танков, оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Эти комиссии несли ответственность за выпуск данного вида военной продукции.

К изменениям в государственно-монополистической господствующей системе относилось также включение 11 мая 1942 г. инспекций вооружения хозяйственных и военных управлений ставки верховного командования вермахта в министерство вооружения и боеприпасов. При штабе верховного командования вермахта были созданы промышленные советы. С их помощью ведущие представители соответствующих отраслей промышленности решали вопросы о виде и количестве вооружения.

Так заправилы концернов усиливали свое прямое влияние на фашистский вермахт.

С изменениями в руководстве и государственно-монополистической концентрацией хозяйства в первой половине 1942 г. создались необходимые условия для провозглашенной годом позднее, после битвы под Сталинградом, тотальной войны. Всеобщая власть монополий стали ее решающей основой. Крупная немецкая буржуазия доказала тем самым, что она намерена всеми средствами вести войну дальше и готова поставить на карту существование всей нации.

Дальнейшее слияние монополистического и государственного аппарата, растущая концентрация власти в руках ведущих заправил концернов, а также усиленная эксплуатация немецких трудящихся и иностранных рабочих создали основу для усиленного роста военной продукции с 1942 до середины 1944 г. Этот рост продукции был вызван форсированной рационализацией и осуществлялся за счет эксплуатации рабочего класса, а также разорения многочисленных мелких и средних предпринимателей, которые подчинялись абсолютному диктату монополий.

В хозяйстве гитлеровской Германии происходила усиленная концентрация власти. Рабочая сила распределялась заново, методы эксплуатации приводили к росту продукции, а также к сокращениям зарплаты.

Промышленность и торговля, в которых еще имелись средние и мелкие предприятия, утрачивали дальнейший вес. Распоряжение об образовании в мае 1942 г. общей хозяйственной палаты, которая должна была заменить промышленные и торговые палаты, установило, что ответственными руководителями тяжелой промышленности должны быть и ведущие представители нацистской партии. Чтобы объединить все общегосударственные, земельные и прочие учреждения, осенью 1942 г. при имперских комиссиях обороны стали создаваться областные комиссии вооружения с широкими полномочиями.

Шпеер принял дальнейшие решительные меры к повышению выпуска военной продукции за счет производства товаров широкого потребления. Все строительство невоенного назначения было прекращено, рабочую силу из других отраслей промышленности переключили на военные предприятия. Фюрер гитлеровской молодежи Аксманн 5 февраля 1942 г. приказал использовать на принудительных работах в военной промышленности немецкую молодежь. Важным фактором повышения военной продукции гитлеровцы считали массовые перемещения иностранных рабочих в Германию.

Все эти меры позволили увеличить производство оружия и военного снаряжения в 1942 г. по сравнению с 1941 г. почти на 55%. Однако дальнейшее отставание от общего объема и уровня выпуска продукции Советского Союза и других стран антигитлеровской коалиции не было предотвращено.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты