Библиотека
Исследователям Катынского дела

4. Нарастание антифашистского движения Сопротивления. Дальнейшие меры КПГ по созданию антифашистского единого Народного фронта

25 января 1942 г. 60 немецких политических деятелей, профсоюзных работников и писателей, эмигрировавших в Советский Союз, подписали воззвание к немецкому народу, в котором говорилось: «Московское сражение явилось решающей битвой, проигранной Гитлером. Время его успехов миновало. Время свержения этого авантюриста и шулера началось. С каждым успехом Красной Армии наши тюремщики и угнетатели становятся слабее. Гитлеровская тирания уже получает и будет в дальнейшем получать уничтожающие удары извне. Теперь свое решающее слово должен сказать немецкий народ. Время действовать». Среди подписавших это воззвание были депутаты парламента Вильгельм Флорин, Эдвин Хёренле, Рудольф Линдау, Герман Матери, Михаэль Нидеркирхнер, Вильгельм Пик, Вальтер Ульбрихт, профсоюзные работники Антон Аккерман, Вильгельм Эразмус (Кнёхель), Бернард Кёенен, Пауль Кандель, писатели и художники Йоханнес Бехер, Вилли Бредель, Альфред Курелла, Ганс Роденберг, Густав фон Вангенхейм, Эрих Вайнерт, Фридрих Вольф и Хедда Цинер. Это воззвание, в котором КПГ ставились программные задачи, играло важную роль в деле разоблачения фашистских преступников в оккупированных районах СССР, а также в дальнейшем разъяснении задач, которые решали немецкие антифашисты.

ЦК КПГ предпринял новые огромные усилия, чтобы и дальше расширять движение Сопротивления в Германии, более эффективно им руководить и подготавливать организацию оперативного руководства КПГ в Германии. Для осуществления этих задач уполномоченные ЦК были отправлены в Германию. Особенное значение приобрела руководимая членом Центрального Комитета Вильгельмом Кнёхелем группа уполномоченных, к которой принадлежали Вильгельм Бойтель, Альберт Камрад, Альфонс Капс, Альфред Ковальке, Луиза Рике, Вильгельм Зенг и Якоб Вельтер. Они продолжали работу уполномоченных Центрального Комитета, осуществляемую в Германии с 1939 г.

Главная задача руководимой Вильгельмом Кнёхелем группы состояла в том, чтобы сначала объединить членов партии в Рейнском и Рурском округах под единым руководством, затем установить связи с организациями КПГ в других частях Германии, образовать нелегальные организации в округах и на этой основе проводить оперативную деятельность партии в Германии под руководством Центрального Комитета КПГ.

Вильгельм Кнёхель и остальные уполномоченные ЦК, находящиеся в постоянной связи с политбюро, должны были помочь партийным организациям Германии в привлечении широких слоев населения.

Впоследствии было создано нелегальное руководство КПГ для Рейнского и Рурского районов. Ему удалось организовать активные группы на военных предприятиях многих городов, таких, как Ботроп, Дортмунд, Дуйсбург, Дюссельдорф, Эссен, Гельзенкирхен, Хольтен, Кельн, Леверкузен, Мюльхейм (Рур), Оберхаузен, Ремшейд, Золинген, Вупперталь и др. В течение долгого времени регулярно выходил ряд нелегальных газет: «Дас Рур эхо» — газета КПГ в Рурском районе; «Ди фрейхейт» — газета КПГ в районе Нидерхайн; «Дер фриденскемпфер» — газета нелегального движения за мир на Рейне и в Руре, а также «Дер патриотише СА-Манн», издававшаяся для оппозиционно настроенных членов нацистских штурмовых отрядов и других фашистских массовых организаций.

Несмотря на фашистский террор, партийная организация районов Нидерхайн и Рур провела в мае 1942 г, нелегальное совещание, на котором были выработаны важные директивы для дальнейшей работы. В «Воззвании нелегальной конференции Коммунистической партии Германии районов Нидерхайн и Рур», которое требовало от каждого коммуниста активного участия в антифашистской борьбе, говорилось, что должно быть сделано для победы немецкого народа над Гитлером. Партийной организации удалось развить обширную агитацию, установить тесную связь с иностранными рабочими и военнопленными и различными мерами нарушать военное производство. Так называемая Ф-акция, названная так по начальной букве слов «фриден», «фрейхейт», «фортшритт» («мир», «свобода», «прогресс»), проводившаяся в многочисленных городах и селах, была усилена.

С нелегальными партийными организациями в городах вне Рейнского и Рурского районов, как, например, в Берлине, Бремене, Хемнитце, Франкфурте-на-Майне, Гамбурге, Ганновере, Карлсруэ, Лейпциге и Магдебурге, уполномоченные Центрального Комитета КПГ смогли также установить связи или укрепить уже существующие контакты. Арест Вильгельма Бойтеля, Вильгельма Кнёхеля, Альфреда Ковальке, Вильгельма Зенга и других в январе 1942 г. прервал работу этой группы уполномоченных Центрального Комитета.

Особенных успехов кроме Рейнской и Рурской областей антифашисты добились прежде всего в Вассерканте, Берлине, Саксонии и Тюрингии. Роберт Абсхаген, Бернхард Бестлейн, Франц Якоб и другие вновь создали в районе Вассерканте единую нелегальную партийную организацию. В декабре 1941 г. представители этой организации провели совещание, определившее политическую линию дальнейшей работы, и утвердили организационный план, выработанный Бернхардом Бестлейном. В Гамбурге до октября 1942 г. были образованы нелегальные партийные группы на тридцати с лишним крупных предприятиях. К ним относились: «Блом и Фос», «Дейче верфт АГ», «Говальдтверке АГ», «Клекнер флюгмоторенбау» и «Ферейнигте дейче металлверке АГ».

Организация КПГ в Гамбурге работала совместно с возглавляемой Адольфом Куммернусом и Отто Шуманом социал-демократической группой борцов Сопротивления, а в дальнейшем с иностранными работами, молодыми спортсменами, а также с деятелями искусства. Члены этой организации Сопротивления прилагали много усилий, чтобы помешать фашистскому военному производству.

Особое внимание гамбургская организация КПГ уделяла работе среди немецких солдат. Коммунисты посылали в вермахт письма антифашистского содержания, чтобы дать солдатам возможность сознательно действовать в войсковых частях и организовать в них движение Сопротивления. Руководство гамбургской организации призывало антифашистски настроенных солдат, которые находились на германо-советском фронте, группами переходить на сторону Красной Армии.

В декабре 1941 г. Абсхаген и Бестлейн встретились с ведущими членами организации Шульце-Бойзена—Харнака на совещании в Берлине. В феврале 1942 г. они связались с Антоном Зефковым. В дальнейшем гамбургская организация КПГ установила контакты с организациями Сопротивления в Рурском районе, Рейнской земле, Саксонии, Тюрингии и Восточной Пруссии, а также в Вене. Это дало возможность многим борцам движения Сопротивления во время волны арестов в октябре 1942 г. с помощью нелегально работавших товарищей скрыться во многих городах. Франц Якоб прибыл в Берлин, где вошел в руководство берлинской партийной организации Бернхарда Бестлейна, который был арестован, но в январе 1944 г. бежал из тюрьмы и присоединился к руководству партийной организации в Берлине.

В Тюрингии в январе 1942 г. работали Теодор Нойбауэр и Магнус Позер. Под их руководством развивалась многочисленная организация движения Сопротивления. Основное внимание их деятельности в соответствии с решениями Центрального Комитета КПГ было сосредоточено на привлечении к участию в движении рабочих, а также на совместной работе с военнопленными и политическими заключенными.

Прочные связи были установлены с социал-демократами и профсоюзными деятелями, а также с прогрессивными представителями буржуазии и интеллигенции Йенского университета и завода Карла Цейса.

Организации Сопротивления в Тюрингии проводили в дальнейшем активную антифашистскую агитацию среди военнослужащих гитлеровского вермахта.

Группа Хельмута Хюбенера в Гамбурге в 1941/42 г. изготовила и распространила около 60 различных листовок. Юноши католики Вальтер Клингенбек, Даниэль Рудольф фон Реклингхаузен, Иоганн Габерль и Эрвин Эйдель в Мюнхене опровергали по самодельному радиопередатчику лживые измышления фашистской пропаганды В Мюнхене Ганс Шолль и Александр Шморелль в середине 1942 г. распространяли листовки «Белой розы».

Успехи Красной Армии зимой 1941/42 г. оказали определенное влияние на отдельные группы эмигрантов социал-демократов. Марк, один из представителей крайне антикоммунистически настроенной рабочей немецкой делегации в США, например, должен был признать: «Россия была не только необходимым, но и решающим союзником мировой демократии». Но вопреки этому признанию Марк не намерен был изменить свою антикоммунистическую и антисоветскую точку зрения.

В соответствии с ориентацией, данной ЦК КЦГ, немецкие коммунисты Эмми Даммериус (Кёнен), Ганс Каале, Вильгельм Кёнен и Гейнц Шмидт в июне 1942 г. обратились с открытым письмом «Ко всем немецким антифашистам в Великобритании». В этом документе говорилось: «Мы должны здесь (в Великобритании) стать выразителями антифашистского народного движения, образующегося в Германии из различных политических сил. Мы можем и должны, как и немецкие антифашисты в Советском Союзе, быть представителями, защитниками и помощниками немецкого антифашистского единого фронта для свержения Гитлера и окончания войны. Перед величием исторических задач отступают наши ничтожные разногласия».

Реакция различных социал-демократических групп на открытое письмо отразила полный противоречий процесс размежевания среди эмигрировавших в Великобританию немецких социал-демократов. Эрвин Шёттле, секретарь иностранного бюро «Ной бегиннен», заявил: «Мы ведем совместную работу политической эмиграции в определенных границах для желаемого, а не для недостижимого». Высказывание лондонской группы социалистической рабочей партии соответствовало позиции «Ной бегиннен». Из остатков группы партийного правления Виктор Шифф, Карл Равицки, Фриц Вольф, Фриц Зегаль и Генрих Зорг высказались за первые шаги к взаимопониманию с представителями КПГ. Олленхауэр и Гейне очень энергично выступили против этой линии, но не могли помешать установлению контактов между председателем группы правления партии и Союза Гансом Фогелем и представителем ЦК КПГ в Великобритании Вильгельмом Кененом. В июле 1942 г. состоялись первые переговоры между Фогелем и Кененом.

Хотя официальное соглашение достигнуто не было, в дальнейшем отношения между немецкими социал-демократами и коммунистами в Великобритании улучшились. Так, они пришли к общему мнению в вопросе поддержки немецких антифашистов, которых власти Виши должны были выдать гестапо. В отличие от них германская «рабочая» делегация в США продолжала свой воинствующий антикоммунистический курс. Штампфер к тому времени начал новую клеветническую кампанию против политики КПГ, вызывая тем самым возражения социал-демократов в США, находящихся в оппозиции к германской рабочей делегации.

В 25-ю годовщину Октябрьской революции, 7 ноября 1942 г., состоялся первый единый митинг немецких антифашистов в Лондоне, организованный руководством КПГ в Англии, иностранным бюро «Ной бегиннен» и лондонской группой социалистической рабочей партии. Докладчиками на митинге были коммунист Иоганн Фладунг и социал-демократ Рихард Левенталь. Во время его проведения были собраны средства для приобретения легкого полевого рентгеновского кабинета, который немецкие антифашисты передали Красной Армии. На этом митинге лондонская группа правления партии социал-демократов не участвовала. Но ее национальная конференция 7—8 ноября 1942 г. также приняла единогласно воззвание солидарности «К народам Советского Союза». Это правильное решение не стало тем не менее основой дальнейших действий Олленхауэра и других членов оставшейся группы правления партии социал-демократов в Лондоне. Вместо того чтобы проводить политику, общую с КПГ и всеми другими антифашистами, в интересах немецкой нации, они сохранили свою антикоммунистическую и антинациональную концепцию сотрудничества с крупной буржуазией.

Политбюро ЦК КПГ в противоположность этому развивало в отчете от 3 апреля 1942 г. новые предложения по политике единого фронта, которые предусматривали созыв на территории СССР антигитлеровской конференции представителей всех классов и слоев. Эта конференция должна была обратиться с программным воззванием к немецкому народу, подготовить основы национального комитета или непосредственно избрать национальный комитет. Следующие основные требования должны были определить политическую линию воззвания: объединение всех честных немцев в народном движении против войны и фашизма под лозунгом «Конец войне! Долой Гитлера!»; активная антифашистская борьба, которая должна привести к народному восстанию и свержению клики Гитлера; заключение мира избранными народными представителями на базе равноправия, национальной независимости Германии, дружбы с СССР и всеми странами; отказ от аннексий; экспроприация и лишение власти империалистов — поджигателей войны в экономике, государстве и вооруженных силах; образование германской народной республики, в которой будут гарантированы демократические права и свободы; передача крупных концернов и банков в собственность народа; развитие экономики, которая должна служить благу народа и миролюбивому расцвету Германии. Эти предложения Политбюро от 3 апреля служили программой в политической и организаторской подготовке германской антигитлеровской платформы и летом 1943 г. привели к образованию Национального комитета «Свободная Германия». В проекте воззвания, которое Политбюро ЦК КПГ представило на утверждение, говорилось: «Военное поражение Гитлера облегчит освобождение Германии от его бесноватой клики. Она является единственным препятствием к миру. Национальные интересы нашего народа требуют окончания войны, сплочения всех сил, которые хотят мира, свободы и счастливого будущего».

При подготовке созыва антигитлеровской конференции представителей всех классов немецкие и советские коммунисты вели большую разъяснительную работу среди военнопленных солдат, унтер-офицеров и офицеров гитлеровского вермахта. Она приобрела решающее значение. Положительную роль сыграло также совещание 190 военнопленных ефрейторов, обер-ефрейторов, унтер-офицеров и фельдфебелей, которое состоялось в феврале 1942 г. в лагере для военнопленных № 95. Среди участников было 65% рабочих, 16% профессиональных солдат, 10% представителей национал-социалистской партии Германии и других фашистских организаций. 1242 пленных избрали делегатами 190 человек. Совещание приняло воззвание к «Немецкой армии и немецкому народу», которое в своих основных положениях соответствовало октябрьскому «Воззванию 158-ми» 1941 г.

Проводилась разъяснительная работа и среди военнопленных немецких офицеров. Группа, состоящая из 21 офицера-антифашиста, под командованием капитана Эрнста Гадермана созвала 30 мая 1942 г. совещание в лагере для военнопленных № 95, в котором приняли участие 97 пленных. В «Воззвании к офицерам и солдатам германского вермахта и немецкому народу» они настойчиво призывали извлечь правильные уроки из прошлого, чтобы спасти германский народ от чудовищной катастрофы, свергнув Гитлера, восстановив свободу германского народа, заключив своевременный, почетный мир.

28 июня 1942 г. в лагере для военнопленных № 27 антифашисты лагерей № 27, 58 и 95 устроили митинг, в котором участвовали 1900 военнопленных солдат и офицеров фашистского вермахта. На этом митинге, который транслировался по московскому радио, немецкие солдаты и офицеры требовали свержения гитлеровского правительства, быстрого окончания войны и рассказывали о своей жизни в СССР. В воззвании к немецким солдатам-фронтовикам они выразили твердое убеждение, что поражение фашистской Германии неминуемо. Митинг 1900 военнопленных немецких солдат и офицеров способствовал осуществлению предложений Центрального Комитета КПГ от апреля 1942 г. Немецкие и советские коммунисты в лагерях военнопленных и в антифашистских школах Советского Союза воспитывали одновременно многочисленные кадры для нового антифашистского демократического строительства Германии.

Несмотря на то что гестапо удалось в 1942 г. нанести ряд тяжелых ударов нелегальной КП и движению Сопротивления в гитлеровской Германии, антифашистское движение ширилось и борьба усиливалась. Путем концентрации сил партии в масштабе округов было подготовлено создание оперативного руководства КПГ в Германии.

Возникли важные предпосылки для образования германского Национального комитета.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты