Библиотека
Исследователям Катынского дела

Компромисс

Отказ польского руководства от поддержки Врангеля и Петлюры в обмен на получение территорий на Востоке позволил советскому руководству перебросить основные силы Красной армии на юг и к 16 ноября 1920 г. разгромить врангелевские войска и завершить Гражданскую войну в европейской части страны. Однако еще предстояло добиться подписания Польшей окончательного мирного договора. Естественно, что подписанный прелиминарный договор стороны старались выполнять на основе взаимности. Так, Москве довольно долго пришлось убеждать Варшаву выполнить положение соглашения о прекращении поддержки военных отрядов Булак-Балаховича, Савинкова и Петлюры, которые продолжали базироваться на польской территории. Формально польское руководство издало приказы о прекращении сотрудничества с этими формированиями и их выводе в течение 2 недель за границу Польши. Но реальное выполнение этих приказов началось лишь после того, как эти отряды были выбиты с советской территории в 20-х числах ноября. Более того, в приграничных с БССР районах Литвы, оккупированных Польшей, к декабрю 1920 г. была сосредоточена 59-тысячная армия генерала Желиговского, который еще в октябре был официально объявлен Варшавой «мятежником».

Понятно, что это создавало определенную нервозность в Москве и не способствовало ведению возобновившихся 17 ноября переговоров в Риге1. Советская сторона неоднократно требовала разоружения белогвардейских отрядов и отвода в тыл армии Желиговского2. В самой польской армии нарастали демобилизационные настроения, а в некоторых частях даже возникали Солдатские советы, впрочем, довольно быстро разогнанные командованием. Кроме того, польское военное командование требовало от политического руководства не отводить войска с фронта и оказывало поддержку антисоветским формированиям. Уже 14 ноября советская сторона заявила Польше, что она будет неукоснительно выполнять все условия соглашения, чего требует и от Варшавы. В этих условиях польское руководство наконец-то смогло разоружить белогвардейские формирования, не препятствуя, впрочем, части петлюровских отрядов уйти в Румынию, откуда они совершали налеты на территорию УССР. В ходе переговоров в Риге польская сторона, естественно, отводила все упреки советской делегации в невыполнении соглашений.

В этой ситуации советское командование не исключало возможности возобновления весной 1921 г. войны на Западе. Однако содержание вооруженных сил численностью в 5 427 273 человека разоренной Гражданской войной стране было затруднительно, и уже 25 ноября 1920 г. Реввоенсовет Республики (РВСР) приказал Главному командованию разработать план сокращения Красной армии на 2 млн человек и к 15 января 1921 г. сохранить на довольствии 3,5 млн человек. Однако в докладе начальника штаба П.П. Лебедева № 1108/орг от 1 декабря 1920 г. предлагалось сократить численность вооруженных сил до 3,3 млн человек. При сокращении армии следовало учитывать, что «хотя военные действия на внешнем фронте уже прекратились, но общая политическая обстановка продолжает быть таковой, что необходимо быть готовым к быстрому открытию военных действий в широком масштабе, и во всяком случае должно готовиться к этому к весне». Поэтому следовало «сохранить мощную полевую армию за счет сокращения тылов и всего обслуживающего элемента, а также войск внутренней службы». Это предложение было утверждено протоколом РВСР № 125 от 6 декабря 1920 г.3 30 марта 1921 г. постановлением Совета труда и обороны (СТО) Трудовые армии были переданы из состава Наркомата по военным и морским делам в ведение Наркомата по труду. Соответственно, общая численность личного состава советских вооруженных сил сократилась к 1 июля 1921 г. до 2 009 321 человека, а к 1 января 1922 г. — до 1 354 516 человек4.

Тем временем основным вопросом на переговорах в Риге стало экономическо-финансовое соглашение. Польская делегация старалась получить от советской стороны как можно больше, а советская делегация, естественно, не спешила идти на уступки Варшаве. В это время Польша пыталась добиться помощи от Франции, но Париж был занят собственными делами. За участие Польши в экономической жизни Российской империи польская делегация потребовала 300 млн руб. золотом, а советская сторона была согласна выплатить 30 млн Польша требовала также передачи ей 2 тыс. паровозов и большого числа вагонов, кроме угнанных в период войны 255 паровозов, 435 пассажирских и 8859 товарных вагонов. Также польская делегация выдвинула и новые территориальные требования на Украине: Проскуров, Каменец-Подольский, Ново-Константинов и Новоушицк. Понятно, что подобные требования лишь осложняли переговоры и создавали возможность их срыва. Если же учесть, что в это время в прессе довольно много писалось об организации Антантой нового похода на Советскую Россию, Польша с помощью Англии и Франции перевооружала свою армию и 21 февраля 1921 г. заключила военный союз с Францией, направленный против Германии и РСФСР, понятно, что Москве приходилось идти на определенные уступки.

Кроме того, все это подогревало опасения советского командования относительно возникновения войны весной 1921 г. Поэтому Москва решила подстраховаться. 13 февраля 1921 г. главком Красной армии Каменев направил командующему всеми вооруженными силами Украины и Крыма М.В. Фрунзе директиву № 803/оп/сс, в которой указывал, что «военно-политическая обстановка на западных границах РСФСР, возможно, в ближайшее время поставит Красную Армию снова перед вооруженной защитой границ РСФСР». В качестве вероятных противников назывались белогвардейские формирования на территории Польши и армия Врангеля. «Однако не исключена возможность, что после выступления белогвардейских формирований и армии Врангеля в вооруженную борьбу вступят с нами армии соседних с нами на западе государств Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии». Наиболее сильными противниками были бы Польша и Румыния, а остальные западные соседи стали бы либо союзниками Польши, либо сохранили бы нейтралитет.

Советское командование полагало, что белые формирования на территории Польши (около 50 тыс. человек) имели возможность действовать как на Украине, так и в Белоруссии. Армия Врангеля (70—120 тыс. человек) могла бы с помощью флота высадиться на Черноморском побережье. В случае войны Польша выставила бы от 42 до 63 дивизий, Румыния — 27 дивизий и 1 бригаду, Финляндия — до 9 пехотных дивизий, Эстония — 3 пехотные дивизии, Латвия — 5 пехотных дивизий и Литва — 4 пехотные дивизии. Считалось, что Польша сосредоточит основные силы (26—36 дивизий) севернее Полесья, а южнее — развернет 12—24 дивизии. Вступление в войну на стороне Польши Латвии или Румынии позволит еще больше усилить польскую группировку в Белоруссии. Румынские войска могут действовать совместно с польскими в направлении на Киев и Екатеринослав. Финляндия и Эстония будут стремиться занять Петроград, Мурманск и Карелию. Латвия и Литва — действовать на флангах польской армии.

«Нашей общей задачей на западе является оборона пределов РСФСР от вторжения врагов. В соответствии с изложенной выше военно-политической обстановкой наши вооруженные силы на западе должны:

«а) отразить вооруженное вторжение и нанести решительное поражение белогвардейским формированиям, производящимся на территории соседних с нами государств, а также отразить всякие попытки десанта со стороны армии Врангеля на наши Черноморские берега;

б) нанести решительное поражение армиям соседних с нами государств, если бы таковые объявили нам войну».

В директиве указывалось несколько вариантов оперативных действий советских войск в зависимости от общей обстановки. В случае, когда единственным противником Красной армии стали бы только белые формирования, войска Западного фронта и Киевского военного округа (КВО) должны были быть готовы собственными силами разбить их. Если будет необходимо, из управлений Киевского и Харьковского (ХВО) военных округов будут выделены армейские управления, а управление КВО развернуто в управление Юго-Западного фронта. Отражение возможного десанта армии Врангеля возлагалось на штаб командующего всеми вооруженными силами Украины и Крыма. От штабов требовалось тщательно разработать вопросы мобилизационного развертывания с тем, чтобы стрелковые дивизии можно было отмобилизовать за 7 дней, а дивизии, свернутые в бригады, — за 14 дней. Конницу требовалось содержать по штатам близким к штатам военного времени. Основным методом сосредоточения войск должен стать поход, а перевозки по железным дорогам следовало планировать исходя из 5 пар поездов в сутки.

Вариант «З» предусматривал ситуацию войны только с Польшей. В этом случае главком указывал на наличие двух равноценных вариантов действий советских войск:

«а) нанесение главного удара к северу от Полесья в общем направлении на линию Осовец—Белосток—Брест с одновременным наступлением к югу от Полесья на Брест—Львов (1-й вариант);

б) нанесение главного удара к югу от Полесья в направлении на фронт Брест—Люблин—Сандомир с обеспечением на направлении Львов—Краков и одновременным наступлением на Западном фронте или активной здесь обороной (2-й вариант)».

В случае реализации 1-го варианта главком определял следующие задачи фронтов. Западный фронт должен был осуществить: «а) прикрытие границ; б) обеспечение мобилизации и сосредоточения армий фронта; в) нанесение решительного поражения польским войскам с наступлением в общем направлении на фронт Осовец—Белосток—Брест-Литовск». В состав фронта выделялись: 2-я, 5-я, 4-я, 8-я, 16-я, 17-я, 27-я, 48-я, 6-я, 10-я, 21-я, 26-я, 1-я, 30-я, 2-я Донская, 22-я, 55-я, 34-я, 31-я, 9-я стрелковые дивизии, 2-й конный корпус (2-я, 16-я, 21-я кавдивизии) и 15-я кавдивизия (всего: сд — 20, кд — 4). По выяснении обстановки на границах с Финляндией, Эстонией и Латвией на фронт будут направлены еще 11-я и 56-я стрелковые дивизии. Кроме управления 16-й армии, из штаба фронта выделялось еще одно армейское управление и еще 3 перебрасывались из Московского (МВО), Орловского (ОрВО) и Приволжского военных округов (ПриВО).

Юго-Западный фронт должен был осуществить: «а) прикрытие границ; б) обеспечение мобилизации и сосредоточения армий фронта; в) содействие наступлением в общем направлении на фронт Брест-Литовск—Львов решительному наступлению Западного фронта». В состав Юго-Западного фронта выделялись: 12-я, 24-я, 25-я, 44-я, 41-я, 60-я, 58-я, 45-я, 3-я, 42-я, 33-я, 3-я Туркестанская стрелковые дивизии, 1-й конный корпус (8-я, 17-я кавдивизии), 3-й конный корпус (5-я, 7-я, 9-я кавдивизии) и 1-я Конная армия (4-я, 6-я, 11-я, 14-я и 19-я кавдивизии) (Всего: сд — 12, кд — 10). Фронтовое и одно армейское управления создаются на базе управления КВО. Еще два армейских управления выделялись из ХВО и Омска.

На командующего всеми вооруженными силами Украины и Крыма возлагалось обеспечение границы с Румынией и Черноморского побережья. В его распоряжении оставались 52-я, 15-я, 51-я, 46-я стрелковые дивизии и Интернациональная кавбригада (всего: сд — 4, кд — ⅓). Для управления этими войсками из штаба Кавказского фронта должно было выделяться армейское управление.

Оперативный вариант «ЮЗ» (2-й вариант) предусматривал сосредоточение главных сил Красной армии южнее Полесья. В этом случае наступление Западного фронта становилось содействием «решительному наступлению Юго-Западного фронта. В случае перехода превосходящих сил противника в наступление — активная оборона, имея главной задачей прикрытие направления Смоленск—Москва, обеспечив в то же время правый фланг армии Юго-Западного фронта». В состав Западного фронта предполагалось выделить 2-ю, 4-ю, 5-ю, 8-ю, 16-ю, 27-ю, 17-ю, 48-ю, 6-ю, 10-ю, 21-ю, 26-ю, 1-ю стрелковые дивизии, 2-й конный корпус (2-ю, 16-ю, 21-ю кавдивизии) и 15-ю кавдивизию (всего: сд — 13, кд — 4). В случае необходимости предусматривалось усиление войск фронта 11-й и 56-й стрелковыми дивизиями. Кроме управления 16-й армии, еще 1 армейское управление выделялось из штаба фронта, а 1 прибывало из МВО.

В этом варианте задачей войск Юго-Западного фронта было «нанесение решительного поражения польским войскам с наступлением в общем направлении на фронт Брест-Литовск—Люблин—Сандомир с обеспечением в направлении Львов—Краков». В состав фронта выделялись 12-я, 24-я, 25-я, 41-я, 44-я, 45-я, 58-я, 60-я, 7-я, 55-я, 3-я, 31-я, 33-я, 34-я, 30-я, 42-я, 22-я, 2-я Донская стрелковые дивизии, 1-й конный корпус (8-я, 17-я кавдивизии), 3-й конный корпус (5-я, 7-я, 9-я кавдивизии) и 1-я Конная армия (4-я, 6-я, 11-я, 14-я, 19-я кавдивизии) (всего: сд — 18, кд — 10). Управление фронта и 1 армейское управление выделялось из штаба КВО, а еще 3 армейских управления перебрасывались из ХВО, ОрВО и ПриВО.

Командующему всеми вооруженными силами Украины и Крыма, как и ранее, ставилась задача обеспечения границы с Румынией и Черноморского побережья до Керчи. Для этого выделялись 51-я, 52-я, 15-я и 46-я стрелковые дивизии и Интернациональная кавбригада (всего: сд — 4, кд — ⅓).

Вариант «ПР» предусматривал, что «при выступлении Польши совместно с Румынией при частичном участии или нейтралитете группы северных соседних государств в основание нашего плана кладется нанесение решительного поражения наиболее сильной и опасной армии Польши и выжидательные действия против удаленной от главных объектов войны Румынии». В этом случае Западный фронт должен наносить главный удар в Белоруссии. В состав фронта включаются 2-я, 4-я, 5-я, 8-я, 16-я, 17-я, 27-я, 48-я, 21-я, 6-я, 10-я, 2-я Донская, 22-я, 31-я, 7-я, 34-я, 1-я, 26-я, 29-я, 3-я Туркестанская стрелковые дивизии, 2-й конный корпус (2-я, 16-я, 21-я кавдивизии) и 15-я кавдивизия (всего: сд — 20, кд — 4). Кроме того, предусматривалось усиление войск фронта 11-й и 56-й стрелковыми дивизиями. Помимо 16-й армии из штаба фронта выделялось еще 1 армейское управление и 3 армейских управления прибывали из МВО, ОрВО и ПриВО.

Войска Юго-Западного фронта должны были содействовать наступлению Западного фронта действиями в Восточной Галиции и одновременно вести активную оборону против Румынии и оборонить побережье Черного моря до Керчи. В состав фронта выделялись 3-я, 12-я, 15-я, 24-я, 25-я, 41-я, 44-я, 45-я, 51-я, 52-я, 55-я, 58-я, 60-я, 30-я, 42-я, 46-я, 18-я, 33-я стрелковые дивизии, 1-й конный корпус (8-я, 17-я кавдивизии), 3-й конный корпус (5-я, 7-я, 9-я кавдивизии) и 1-я Конная армия (4-я, 6-я, 11-я, 14-я, 19-я кавдивизии) и Интернациональная кавбригада (всего: сд — 18, кд — 10⅓). Штаб фронта создавался из штаба командующего всеми вооруженными силами Украины и Крыма, по 1 армейскому управлению выделялось из штабов КВО и ХВО, и 1 армейское управление прибывало из Омска. Главком требовал представить разработанные планы операций на все эти случаи не позднее 15 марта 1921 г.5

Соответственно, командующий всеми вооруженными силами Украины и Крыма своей директивой № 2812/ноу/сс от 25 февраля потребовал от штабов КВО и ХВО к 10 марта представить свои соображения по этим вариантам действий советских войск6. Во исполнение этой директивы 23—24 марта штаб КВО подготовил доклады по двум вариантам действий войск в случае возникновения войны с Польшей. В докладах отмечалось, что существующая дислокация войск округа не позволяет быстро организовать противодействие наступающему противнику и прикрыть развертывание своих войск. Поэтому предлагалось конные части округа «перебросить теперь же в район Казатин—Бердичев и даже западнее, чтобы они могли бы выполнить свою основную задачу тактики — прикрыть стратегическое развертывание армий и не дать конным массам противника безнаказанно, немедленно же по объявлении войны приступить к разгрому наших тылов». Пока 1-й кавкорпус будет сковывать противника, подошедшая 1-я Конная армия должна прорвать фронт и наступать по линии Житомир—Ровно—Ковель, а сосредоточившийся 3-й кавкорпус будет действовать по линии Винница—Проскуров—Тарнополь, что в итоге позволит выполнить задачу войск фронта7. Однако в конце концов эти планы не понадобились.

Несмотря на то что Франция в целом поддерживала польскую политику затягивания рижских переговоров, она не признала восточную границу Польши. Стремление Парижа создать единый антисоветский кордон между Балтийским и Черным морями натолкнулось на нежелание Прибалтийских стран сближаться с Польшей из-за неясности перспектив ее отношений с РСФСР. Столь же осторожно отнеслись к предложению о военном союзе с Польшей и в Бухаресте. Лишь 3 марта 1921 г. Румыния заявила о согласии на заключение оборонительной военной конвенции с Польшей. Несмотря на все эти трудности, переговоры в Риге продолжались. 24 февраля стороны подписали протокол о продлении перемирия до обмена ратификационными грамотами мирного договора, соглашения о репатриации и смешанной пограничной комиссии8. Польская делегация согласилась на предложенные Москвой 30 млн рублей золотом, но потребовала 12 тыс. кв. км. В итоге удалось достичь компромисса, и Варшаве было передано около 3 тыс. кв. км в Полесье и на берегу р. Западная Двина. Стороны согласились на передачу Польше 300 паровозов, 435 пассажирских и 8100 товарных вагонов.

Кроме того, постепенно менялось и внешнеполитическое положение РСФСР. 26 февраля 1921 г. Советская Россия подписала договор о дружбе с Персией, 28 февраля — с Афганистаном. 16 марта были подписаны торговый договор с Англией и договор о дружбе с Турцией. Вместе с тем у Москвы хватало и трудностей, связанных с внутренним положением страны, выходящей из состояния Гражданской войны. С другой стороны, польский Сейм в феврале потребовал от правительства заключить мирный договор с восточным соседом. Итогом советско-польских переговоров стал Рижский мирный договор, подписанный в 20.30 18 марта 1921 г. Стороны обязались уважать государственный суверенитет друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, борющихся с другой стороной. Была предусмотрена процедура оптации граждан. Советская сторона обязалась выплатить Польше 30 млн рублей золотом в монетах или слитках и передать железнодорожный состав и другое имущество на 18 245 тыс. рублей золотом. Польша освобождалась от долгов Российской империи, и предусматривались переговоры об экономическом соглашении. Между сторонами были установлены дипломатические отношения9. Договор был ратифицирован ВЦИК РСФСР 14 апреля, польским Сеймом — 15 апреля, а ЦИК УССР — 17 апреля 1921 г. 30 апреля после обмена ратификационными грамотами в Минске договор вступил в силу10. Советско-польская война закончилась.

К сожалению, до сих пор не ясны потери Сторон в войне 1919—1920 гг. Общие потери Красной армии в кампании 1920 г. оцениваются в 232 тыс. человек, а Войска Польского — в 184 246 человек11. В 1919—1920 гг. польские войска взяли в плен более 146 тыс. красноармейцев, содержание которых в Польше было очень далеко от каких-либо гуманитарных стандартов. Особым издевательствам подвергались коммунисты или заподозренные в принадлежности к ним, а пленные красноармейцы-немцы вообще расстреливались на месте. Но даже и простые пленные зачастую становились жертвами произвола польских военных властей. Широко было распространено ограбление пленных, издевательство над пленными женщинами. Видимо, подобное отношение к советским военнопленным явилось в значительной степени результатом многолетней пропаганды «вины» России перед Польшей. Все это привело к тому, что около 60 тыс. советских военнопленных умерли в польских лагерях. К 21 ноября 1921 г. из Польши вернулись 75 699 бывших военнопленных (932 человека отказались возвращаться), а из Германии 40 986 интернированных. Польских пленных в Советской России было около 60 тыс. (видимо, это число включает также гражданских пленных, заложников и интернированных лиц), и их содержание не преследовало цели уничтожить или унизить их. Наоборот, подавляющее большинство пленных рассматривалось как «братья по классу» и какие-либо репрессии в отношении них были просто немыслимы. Политическая работа в лагерях военнопленных преследовала цель развить у них «классовое» сознание. Конечно, нельзя отрицать, что в условиях боевых действий имели место отдельные эксцессы в отношении пленных, особенно офицеров, но советское командование стремилось пресекать их и наказывать виновных. На содержании пленных в РСФСР, безусловно, сказывалась общая экономическая разруха. По окончании войны в Польшу вернулось 27 598 бывших военнопленных, а около 2 тыс. осталось в РСФСР12.

Примечания

1. Польско-советская война. Ч. 2. С. 121—153, 155—179, 181—214.

2. ДМИСПО. Т. 3. С. 465—468; ДВП. Т. 3. С. 305—309.

3. Реввоенсовет Республики. Протоколы. 1920—1923 гг. Сборник документов. М., 2000. С. 154—156, 158—161; Директивы командования фронтов. Т. 4. С. 227—235.

4. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. М., 1993. С. 47.

5. РГВА. Ф. 25899. Оп. З. Д. 448. Л. 91—96об.

6. Там же. Л. 90.

7. Там же. Л. 191—195, 230—232.

8. ДМИСПО. Т. 3. С. 502—514; ДВП. Т. 3. С. 531—534.

9. ДМИСПО. Т. 3. С. 520—552; ДВП. Т. 3. С. 618—658.

10. Ольшанский П.Н. Указ. соч. С. 153—201.

11. Военная энциклопедия. Т. 7. М., 2003. С. 557; Залусский З. Пути к достоверности // Наленч Д., Налет Т. Юзеф Пилсудский — легенды и факты. Пер. с польск. М., 1990. С. 264. По другим данным, польские войска потеряли за 1920 год 176 814 человек, из них: 34 681 было убито и умерло от ран, 47 842 пропало без вести и 22 326 ранено. (Вышчельский Л. Указ. соч. С. 256)

12. Михутина И.В. Так сколько же советских военнопленных погибло в Польше в 1919—1921 гг.? // Новая и новейшая история. 1995. № 3. С. 64—69; Райский Н.С. Польско-советская война 1919—1920 годов и судьбы военнопленных, интернированных, заложников и беженцев. М., 1999; Костюшко И.И. К вопросу о польских военнопленных 1920 года // Славяноведение. 2000. № 3. С. 42—62; Дайнес В.О. Россия—Польша. Работа над ошибками // Независимая газета. 2000. 3 ноября; Филимошин М.В. «Десятками стрелял людей только за то, что... выглядели как большевики» // Военно-исторический журнал. 2001. № 2. С. 43—48; Матвеев Г.Ф. О численности пленных красноармейцев во время польско-советской войны 1919—1920 годов // Вопросы истории. 2001. № 9. С. 120—126. К сожалению, состояние документальной базы по этому вопросу таково, что каких-либо точных данных просто не существует. Например, согласно сводкам оперативного отдела Главного командования Войска Польского в плен с февраля 1919 по октябрь 1920 г. было взято не менее 206 877 военнослужащих Красной армии. Однако в польской литературе широко распространена цифра в 110 тыс. пленных. То же можно сказать и о точном числе погибших в плену красноармейцев, которое, видимо, так и останется неизвестным. По всем этим проблемам см.: Красноармейцы в польском плену в 1919—1920 гг. Сборник документов и материалов. М., 2004.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты