Библиотека
Исследователям Катынского дела

Деятельность Ватикана в пользу «нового Мюнхена»

Католическая церковь во главе с папским престолом развила летом 1939 г. активную деятельность для «примирения» Германии с Англией и Францией. В жертву намечалось принести с этой целью интересы Польши. Конечной задачей Ватикана являлся сговор капиталистических стран против Советского Союза.

Папа Пий XII вскоре после его коронации в марте 1939 г. поведал миру о том, что он «любит Германию и расположен много сделать для неё»1. Цинизм этих слов станет особенно ясным, если принять во внимание, что они произносились в тот момент, когда немецкие фашисты захватили Чехословакию. Видимо, этим новым актом разбоя гитлеровская Германия заслужила «любовь» Пия XII. В самом деле: не прошёл и месяц, как Ватикан признал марионеточное правительство в Словакии, возглавлявшееся матёрым фашистом Тиссо. Тиссо служил двум хозяевам — нацизму и Ватикану. Он так и говорил, что обе эти силы «имеют много общего и сотрудничают рука об руку».

Стало быть, «любовь» Пия XII к гитлеровцам была отнюдь не платонической. От захвата немецкими фашистами Чехословакии Ватикан рассчитывал получить немалый выигрыш в виде усиления своего влияния в Центральной Европе. Сразу после оккупации Чехословакии гитлеровцами туда направились многочисленные католические миссии. Ватикан помогал фашизму устанавливать господство над захваченной страной, а фашизм открывал двери захваченной страны перед католической реакцией.

Зная о тесном сотрудничестве Ватикана с фашизмом, английский кабинет решил использовать услуги папской дипломатии, чтобы помочь «франко-итальянскому сближению». Так на дипломатическом языке назывался английский проект, ставивший целью достижение сговора между Италией, с одной стороны, и Францией и Англией — с другой. Этот сговор мыслился как этап на пути к соглашению с гитлеровской Германией. Предполагалось, что когда Италия заключит широкое соглашение с Англией и Францией, то и Германия будет более уступчивой.

Поскольку Италия предъявляла требования, обращённые главным образом к Франции, английское правительство решило прежде всего воздействовать на Францию, тем более, что во французских правящих кругах имелась группировка, возглавлявшаяся Боннэ, которая также выступала за соглашение с Италией, даже ценой уступки Италии ряда французских позиций2.

Так, 17 апреля 1939 г. Боннэ сообщил английскому послу в Париже, что французское правительство готово пойти на «разумные» уступки Италии по вопросу о Суэцком канале, Джибути и другим3.

Об этих несколько видоизменённых по сравнению с осенью 1938 г. итальянских требованиях Франция узнала в ходе секретных переговоров, которые вёл в Риме, начиная с марта 1939 г., французский посол А. Франсуа-Понсэ. Италия, в частности, требовала, чтобы Франция предоставила Джибути статус «свободного порта», т. е. допустила туда итальянцев. Итальянские фашисты настаивали, далее, на том, чтобы их представители были допущены к управлению Суэцким каналом4.

Однако франко-итальянские переговоры продвигались черепашьими темпами. Против группировки Боннэ, соглашавшегося на крупные уступки Италии, выступала группировка Даладье, не решавшаяся жертвовать жизненными интересами Франции без всяких встречных уступок со стороны Италии. Точка зрения Даладье и его сторонников брала верх. Затяжка франко-итальянских переговоров раздражала английских политиков. Поэтому они обратились к Ватикану с просьбой выступить посредником между Францией и Италией5. Ватикан не отклонил эту просьбу, однако выставил своё условие. Смысл его сводился к тому, чтобы наряду с улаживанием франко-итальянских отношений были урегулированы германо-польские отношения. Ватикан хотел, чтобы Англия и Франция помогли удовлетворению германских притязаний на Данциг.

Предложение Ватикана преследовало далеко идущие цели. Это видно из того, что в действие были приведены все рычаги огромного католического аппарата, раскинувшего свои сети во всех уголках капиталистического мира. В начале мая 1939 г. папские нунции, аккредитованные в Париже, Лондоне, Берлине и Варшаве, по поручению Пия XII нанесли визиты соответствующим министрам иностранных дел6.

Показательным было посещение папским нунцием Орсениго Гитлера. Незадолго до этого визита Орсениго с восторгом отзывался о процедуре и результатах Мюнхенской конференции. Он говорил, что метод, применённый в Мюнхене, может быть «узаконен» на всех международных конференциях7. Орсениго и его хозяева хотели совершенно изолировать Советский Союз от европейских дел. Этим бы дело не ограничилось. Вслед за такой изоляцией должно было наступить создание блока капиталистических стран, направленного против СССР, и развязывание антисоветской войны.

Немудрено, что Ватикан с тревогой реагировал на известие о начале англо-франко-советских переговоров. Некоторые католические газеты начали крикливую антисоветскую кампанию. Газета «Католик геральд», выходящая в Англии, уверяла, что соглашение Англии и Франции с Советским Союзом приведёт к «мировой революции».

Следуя директиве Ватикана, католические партии во Франции, Англии и других капиталистических странах вели борьбу против Народного фронта. Католическая верхушка провела ряд антикоммунистических инсценировок в виде так называемых «социальных недель» во Франции, Бельгии и других странах.

Коварная опасность этой тактики состояла в том, что католические легаты облекали свои попытки сговора с фашизмом в одежды «миротворчества». Это получилось у них несколько удачнее, чем у мюнхенских дипломатов. Формально римский папа не принимал участия в сделке за счёт Чехословакии, в уничтожении независимости Испании и тому подобных грязных делах правительств США, Англии и Франции.

Прогрессивная печать разоблачала манёвры Ватикана. Газета «Дейли уоркер» писала, что планы «нового Мюнхена», предложенные Пием XII, согласованы с английским правительством и что цель предлагавшейся Ватиканом конференции состоит в том, чтобы преподнести Германии дальнейшие уступки, на этот раз за счёт Польши8.

Действительно, клика Чемберлена полностью одобрила идею Ватикана. 4 мая Галифакс сделал в этом духе заявление представителю Ватикана в Лондоне. Примечательно, что Галифакс всецело солидаризировался с Ватиканом в намерении исключить Советский Союз из числа участников проектировавшейся конференции9.

Что касается Германии и Италии, то, по словам представителя Ватикана, они дали предварительное согласие на созыв упомянутой конференции10. Ведь агрессоры могли только поживиться от этой конференции либо за счёт Франции, либо за счёт Польши, либо за счёт их обеих!

Проект Пия XII — Чемберлена не был реализован, так как с ним не согласилось французское правительство. 8 мая английский посол в Париже передал в Лондон, что французский кабинет решил отклонить предложение о созыве упомянутой конференции, боясь, как бы это посредничество Ватикана между Италией и Францией не привело к сговору за счёт французских интересов11.

Такого рода опасения Парижа имели под собой основательную почву. В Париже было хорошо известно намерение Лондона во что бы то ни стало достигнуть широкого соглашения с Берлином. В этих условиях французским правителям следовало опасаться, что ради такого соглашения английское правительство не погнушается пожертвовать интересами Франции.

На протяжении апреля—июля 1939 г. правительство Англии оказывало возраставший нажим на Париж, чтобы склонить Францию к уступкам Италии. В этих целях Лондон пытался опереться на США. 7 июня Галифакс принял посла США Кеннеди и просил его обратиться к президенту, чтобы тот независимо от Англии нажал на Францию и побудил её пойти на уступки Италии12.

Франко-итальянского «сближения» любой ценой пытался добиться во французском кабинете Боннэ, не погнушавшийся 13 июня обратиться со строго конфиденциальным предложением к английскому послу в Париже, прося того через Чемберлена повлиять на Даладье в указанном духе13. Вскоре Чемберлен направил Даладье послание, рекомендуя благожелательно рассмотреть итальянские притязания14.

Совместный нажим Англии, США и Ватикана не оказал на Францию должного воздействия. Кабинет Даладье охотно жертвовал чужими интересами, но стоял на своём, когда речь шла об уступке французских позиций. Ещё 29 марта 1939 г. Даладье заявил, что Франция не пойдёт на односторонние уступки Италии15.

Несмотря на провал своей затеи, Ватикан не оставил мысли об организации конференции представителей Франции, Англии, Германии и Италии. С этим проектом Пий XII снова выступил в конце июля 1939 г. На этот раз ещё более явно, нежели в мае, проступало стремление папского престола услужить фашистским державам. Ватикан предлагал созвать конференцию для того, чтобы рассмотреть проект «урегулирования» польско-германского конфликта на основе предоставления Данцигу статуса «доминиона» под эгидой Германии16.

Но в условиях обострения военно-политического кризиса в Западной Европе эта новая затея имела ещё меньше шансов на успех, чем в мае. Манёвры Ватикана лили воду на мельницу фашистских агрессоров, облегчая им подготовку новой мировой войны, ослабляя оборону малых стран Европы против фашистской опасности.

Примечания

1. «The New International Years-Book 1939», N. Y. 1940, p. 681.

2. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. V, № 76.

3. Там же, № 194.

4. Там же, № 298.

5. См. «The Pope speaks», N. Y. 1940, p. 64—65.

6. См. «L'Humanité», 10.V.1939.

7. См. F. Shuman, Night over Europe, N. Y. 1941, p. 209.

8. См. «Daily Worker», 10, 17.V.1939.

9. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. V, № 380.

10. Там же.

11. Там же, № 418.

12. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. V, № 742.

13. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», 3rd Series, Vol. VI, London 1953, № 48.

14. Там же, № 317.

15. См. W. Langer and S. Gleason, op. cit., p. 78.

16. См. F. Shuman, op. cit., p. 209.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты