Библиотека
Исследователям Катынского дела

Обострение японо-американских противоречий на Дальнем Востоке в 1938—1939 гг.

Интересы американского капитала в этот период сильнее всего затрагивала японская экспансия в бассейне Тихого океана. Тихий океан служил ареной острой борьбы за рынки сбыта, источники сырья. В 30-х годах главным соперником США здесь выступала Япония.

Ещё 3 октября 1938 г. посол США в Японии Грю от имени своего правительства протестовал против ущемления японцами американских «прав» в Китае. Это был не первый и не последний протест такого рода1.

Японская агрессия против Китая была «палкой о двух концах» для бизнесменов Уолл-стрита. С одной стороны, взаимное истощение Китая и Японии сулило США возможность выступить между ними в подходящий момент в качестве «арбитра» и тем самым убить сразу двух зайцев: ослабить своего японского конкурента и подавить растущее демократическое движение в Китае. Результатом явилось бы усиление американских позиций на Дальнем Востоке.

Этими помыслами, несомненно, руководствовался член палаты представителей Ван Зандт, когда 25 января 1939 г. он с видимым удовольствием говорил в конгрессе, что «Япония так глубоко запустила свой самурайский меч во внутренности Китая, что она должна завязнуть там»2. Другой конгрессмен, Маас, 22 февраля 1939 г. заявил в палате: «Японии следует знать, что мы не собираемся вмешиваться в её дела в Китае»3.

Однако, с другой стороны, расширение японской агрессии в Китае имело для США и теневую сторону. Во-первых, эта агрессия отвлекала силы японского империализма непосредственно от Советского Союза и, во-вторых, ударяла по интересам американского капитала. Японские власти на оккупированных территориях чинили всевозможные препятствия деятельности американских бизнесменов, вплоть до грубых издевательств и насилий; японские вооружённые силы то и дело наносили прямой ущерб американскому имуществу.

Несмотря на это, Соединённые Штаты непрерывно и во всё возраставших размерах снабжали Японию ценными стратегическими материалами. Американский экспорт в Японию увеличился со 169 567 тыс. долл. в 1931—1934 гг. до 239 662 тыс. долл. в 1938 г. Удельный вес японского импорта военно-стратегических материалов из США составлял в 1937 г. 58,4% (по отношению ко всему импорту), а в 1938 г. — 66,3%4. Эти данные неопровержимо свидетельствуют, что американский империализм не хотел ставить палки в колёса японской агрессии. Это объяснялось расчётами правящих кругов США на использование японского милитаризма против Советского Союза и демократических сил Китая.

После Мюнхена американская дипломатия активизировалась в своих попытках обострить советско-японские отношения. 27 ноября 1938 г. посол США в Токио Грю на основе полученной им информации отмечал в своём дневнике о намерении верхушки военно-морского флота Японии ускорить развязывание войны с СССР5. Грю отмечал, как само собой разумеющийся факт, что в этих планах японское правительство исходит из твёрдой убеждённости, что США по меньшей мере «не вмешаются», т. е. будут продолжать оказывать Японии громадную материальную помощь сырьём и военными материалами.

В этой записи привлекает внимание такая деталь. Грю пишет, что японцы убедились в благожелательном отношении США к их антисоветским планам в течение «последней недели»6. Но как раз в описываемые дни, 16 ноября, состоялся разговор между новым министром иностранных дел Арита и советником американского посольства Думаном, во время которого Арита «доказывал» Думану «нужду» Японии в захватах в Азии7. В американской записи этой беседы, опубликованной госдепартаментом в 1943 г., нет упоминания о Советском Союзе. Однако есть все основания полагать, что именно в ходе этой беседы Думай по поручению правительства США заверил Арита в поддержке антисоветских планов японского правительства. Чем же иначе объяснить указанную ссылку Грю?

Решающий шаг для оформления американо-японского сотрудничества против Советского Союза и демократического движения в Китае американская дипломатия сделала в конце 1938 г. Благовидным предлогом для этого послужило заявление японского премьера Коноэ 22 декабря о создании «нового порядка» в Восточной Азии, основой которого должно было быть объединение в тесном «союзе» Японии, Маньчжурии и Китая. Цель такого союза, декларировал Коноэ, — «общая оборона против коммунизма»8.

Вашингтон очень быстро откликнулся на это заявление. 30 декабря 1938 г. Грю направил Арита ноту, в которой американское правительство выражало несогласие с тем, что Япония устанавливает «новый порядок» в Азии без консультации с другими странами, в том числе и Соединёнными Штатами9.

Стало быть, «антикоммунистическую» направленность «нового порядка» правящие круги США не только всецело одобряли, но и желали участвовать в его реализации.

Однако Япония не ответила на этот шаг США. Нота Грю была положена в Токио под спуд10. Это объяснялось тем, что в правящих кругах Японии происходила в этот момент борьба по вопросу о заключении военного союза с Германией и Италией. В то время как Германия и Италия хотели более широкого действия проектируемого блока, который должен был включать помимо пунктов, направленных против Советского Союза, и пункты против западных держав, часть японских милитаристов стремилась свести блок лишь к антисоветскому сговору.

29—30 января 1939 г. в Берлине было назначено подписание итало-германо-японского военного союза. Точка зрения держав «оси» возобладала. Этот союз предполагалось обратить главным образом против западных держав.

Через свою агентуру в Японии США и Англия узнали об этом факте. Вмешательство Грю, его нажим на милитаристскую клику в Токио в последнюю минуту сорвали подписание этого союза. В депеше Хэллу 2 февраля 1939 г. Грю следующим образом объяснил свои действия. «Вопрос, — писал он, — заключается в сфере действия союза, т. е. будет ли он направлен только против России или же против других стран также». По словам Грю, он сообщил японскому правительству «через неофициальные каналы» о большом интересе Соединённых Штатов к этому вопросу. При первой же возможности, писал Грю, лично он сам намерен подчеркнуть японскому министру иностранных дел Арита важность поддержания Японией дружественных отношений с Соединёнными Штатами и Англией11.

Замысел Грю ясен. К чему сводятся его рассуждения? К стремлению убедить, если не принудить, Японию строго придерживаться антисоветской и только антисоветской политики. Ни словом не упоминая о своём отношении к антисоветскому варианту тройственного союза, но пространно распространяясь о «невыгоде» ссоры Японии с США и Англией, американский посол тем самым агитировал за антисоветский сговор фашистских хищников.

Через два дня Грю получил ответ от государственного секретаря Хэлла на свою депешу. Хэлл не возражал против линии Грю, предоставляя ему действовать «по собственному усмотрению». Любопытно, что Хэлл рекомендовал Грю не подчёркивать японцам важность сохранения добрых англо-японских отношений, а оттенять этот момент лишь в аспекте американо-японских отношений. Из указанного документа явствует, что Хэлл ни словом не возражал против того, чтобы сколачивание военного блока фашистских стран имело целью войну против Советского Союза.

14 февраля 1939 г. Грю с радостью сообщил Хэллу о разговоре, состоявшемся между ним и Арита. С радостью потому, что Арита заверил Грю в стремлении японского правительства «сузить предполагаемый союз так, чтобы он применялся бы против России»12.

В результате в японо-германских переговорах произошла заминка. Правящая клика в Токио хотела добиться от Берлина обязательств совместного выступления в первую очередь против СССР. Приветствуя эти планы в принципе, гитлеровская верхушка откладывала их исполнение на практике, так как собиралась прежде всего установить свою гегемонию в Западной Европе. Но это не устраивало японских стратегов, на образ мыслей которых большое влияние оказывал описанный выше нажим американской дипломатии.

Среди документов, представленных Токийскому военному трибуналу в 1946 г., имеются свидетельства главарей японской военщины, которые объясняли указанную позицию японского правительства в рассматриваемый период экономическими причинами. Правящие круги Японии были крайне заинтересованы в получении военно-стратегических материалов из Соединённых Штатов.

Доводы, которые американский посол рассыпал направо и налево в Токио, имели, по его словам, большую силу в глазах японских правителей. А Грю прямо указывал, что «с точки зрения экономической, финансовой и торговой... США могут быть лучшим другом Японии, если Япония будет вести игру с ними (т. е. с США. — В.М.), нежели какая-либо другая страна в мире»13.

И японские милитаристы чем дальше, тем активнее включались в «игру» с Соединёнными Штатами, зная, что они будут щедро вознаграждены за это из-за океана. Этой «игрой» была подготовка похода против СССР.

Поражения японских захватчиков в районе Халхин-Гола не охладили их воинственный пыл. В правящей японской среде ещё усиленнее ломали голову, каким образом подкрепить антисоветские действия на Дальнем Востоке аналогичными действиями в Европе, со стороны Германии.

О наличии таких настроений в Токио стало известно в середине мая американскому послу Грю. На завтраке 16 мая 1939 г. в посольстве США японские дипломаты заговорили с Грю о необходимости улучшения американо-японских отношений14. На другой день, 17 мая, Арита официально заявил Грю, что правящие деятели Японии хотят заключить союз с Германией и Италией, направленный только против СССР15.

С этой целью они выдвинули такую идею: пусть Соединённые Штаты воздействуют на Англию и Францию, а Япония воздействует на Германию и Италию, чтобы добиться созыва конференции указанных держав для решения «европейских проблем». Предложение такого рода сделал 23 мая японский премьер Хиранума советнику американского посольства в Токио Думану16.

Правительство США восприняло эту идею положительно. Однако в тот момент оно не находило нужным «воздействовать» на Англию и Францию, как того желал Хиранума. Делать это — значило бы ломиться в открытую дверь. В Вашингтоне знали, что правительства Англии и Франции ничего так не желают, как соглашения с Германией. Знали там и о подлинной цели московских переговоров. Ещё 28 марта Галифакс сообщал своему послу в Вашингтоне для передачи правительству США, что во время московских переговоров речь не идёт о привлечении СССР к настоящему сотрудничеству с Англией и Францией17. Как видно, английские руководящие политики не считали нужным скрывать от своих американских коллег тайны своей дипломатии, когда дело касалось общих заговоров и интриг против СССР. Не могли не знать в Вашингтоне и о том, что в мае 1939 г. Чемберлен только ещё раздумывал над очередными ходами в Берлине. Оживлённый англо-германский зондаж начался с конца июня 1939 г. Вот тогда американские политики вернулись к идее Хиранума, чтобы с японской стороны помочь подготовке «нового Мюнхена». 1 июля 1939 г. Хэлл напомнил Рузвельту, что японский премьер «предложил американо-японское сотрудничество для выработки мирного соглашения между Германией и Италией (через Японию) и Францией и Англией через нас (т. е. США. — В.М.18.

Видимо, Рузвельт одобрил инициативу Хиранума, так как 8 июля Хэлл направил японскому премьеру послание с советом «повлиять» на Германию в целях созыва указанной конференции — «нового Мюнхена»19.

В круг участников этой конференции должны были войти помимо Англии, Франции, Германии и Италии также Соединённые Штаты и Япония. Знаменательно, что вслед за посланием Хэлла, адресованным Хиранума, начались японо-американские переговоры в Вашингтоне.

10 июля Хэлл пригласил к себе японского посла Хориноуци и, указав на ущерб, который причиняют американскому имуществу в Китае военные действия японцев, поставил наиболее интересующий его вопрос, а именно — намерена ли Япония допустить к «финансированию» и «постепенному развитию» этих районов, т. е. Китая, другие державы? Имелись в виду, конечно, Соединённые Штаты.

Хориноуци ничего определённого на сей счёт сказать не мог. Он заметил, что Япония заинтересована прежде всего в борьбе против коммунизма. Для Хэлла это не было секретом. Указав, что сами США «резко противятся доктринам коммунизма», Хэлл подчеркнул в то же время, что Япония, борясь с «коммунизмом», теснит американский капитал на Дальнем Востоке20.

Упомянутые переговоры не нашли своего продолжения в ближайшие месяцы, последовавшие за встречами Хэлла с Хориноуци. В Токио не намеревались поступаться в пользу Соединённых Штатов «сферами влияния» в Китае. Следовательно, попытка США с помощью Японии добиться улаживания разногласий между англо-французским блоком и державами «оси» также срывалась, что обостряло надвигающийся большой военный конфликт на Тихом океане. Всё это свидетельствовало о том, что обострение американо-японских империалистических противоречий было важным фактором усиления опасности новой мировой войны.

Об остроте этих противоречий свидетельствовал такой факт, как аннулирование Соединёнными Штатами японо-американского торгового договора, существовавшего на протяжении многих лет. Заявление об этом шаге правительства США последовало 26 июля 1939 г., т. е. тогда, когда выявилась несостоятельность попыток США достигнуть полюбовного соглашения с Японией о разделе «сфер влияния» на Тихом океане и в Китае.

Примечания

1. См. «Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. Japan: 1931—41», Vol. I, Washington 1943, p. 782—785.

2. «Congressional Record», Vol. 84, p. 1091.

3. «Congressional Record», Vol. 84, p. 2499.

4. См. Б. Родов, Роль США и Японии в подготовке и развязывании войны на Тихом океане 1938—1941 гг., Госполитиздат, 1951, стр. 68—69.

5. См. J. Grew, Ten Years in Japan, N. Y. 1944, p. 262—263. Ссылка на военно-морские круги Японии тем более примечательна, что именно они выступили за первоочередной удар по Англии и США, тогда как представители сухопутной армии требовали войны против СССР.

6. См. J. Grew, op. citр. 262—263.

7. См. «Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. Japan: 1931—41», Vol. I, p. 806.

8. «Documents on American Foreign Relations», Vol. II, Boston 1940, p. 300.

9. См. «Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. Japan: 1931—41», Vol. I, p. 825.

10. См. F. Moore, With Japan's Leaders (Counsellor to the Japanese Government), N. Y. 1942, p. 104.

11. См. «Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. Japan: 1931—41», Vol. I, p. 162—163.

12. «Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. Japan: 1931—41», Vol. I, p. 163.

13. J. Grew, op. cit., p. 282.

14. См. «Hearings before the Joint Committee on the Investigation of the Pearl Harbour Attack», Washington 1946, p. 4145—4147.

15. См. там же, стр. 4148—4150, 4165—4167.

16. См. там же, стр. 4132.

17. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. IV, № 551.

18. «Hearings before the Joint Committee on the Investigation of the Pearl Harbour Attack», p. 4168.

19. См. там же.

20. См. «The Memoirs of C. Hull», Vol. I, p. 634—635.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты