Библиотека
Исследователям Катынского дела

II.7. Правый поворот. «Гражданская платформа» — партия прагматиков

Начало XXI в. стало и началом нового этапа в жизни польской правицы. Коалиция правых сил — «Избирательная акция "Солидарность"» — пребывала в явно кризисном состоянии, не лучшие времена переживал и Союз свободы. В декабре 2000 г. СС покинул его председатель Л. Бальцерович, возглавивший Национальный банк. В ходе выборов нового лидера основная борьба развернулась между Д. Туском и Б. Геремеком. Туск проиграл и очень скоро покинул ряды СС, для того, чтобы реализовать новый политический проект.

Используя успех А. Олеховского, получившего на президентских выборах 2000 г. 17,3% голосов, Туск и его единомышленники решили на основе избирательных комитетов А. Олеховского создать новую партию — «Гражданская платформа» (ГП), позиционирующую себя как «партию людей центра», способную лучше, чем ее идейная предшественница — Союз свободы — выражать «проевропейские, прорыночные, проинтеллигентские интересы». В 2001 г. партия была зарегистрирована.

Дональд Туск — историк по образованию, выпускник Гданьского университета, соавтор нескольких популярных исторических работ и десятков статей по общественно-политической проблематике, букваря на кашубском языке, а также одной из программных книг польских либералов «Идеи гданьского либерализма». Туск с самого начала своей политической деятельности был связан с оппозиционным движением, с «Солидарностью». С 1991 г. он становится лидером партии Либерально-демократический конгресс, после объединения его с Союзом свободы — заместителем председателя СС. В 2001 г. он стал одним из основателей ГП. Парламентарий со стажем, Д. Туск был депутатом сейма в 1991—1993 гг., вице-спикером сейма и сенатором, в 2007 г. возглавил правительство. Своим политическим кумиром Туск считает Ю. Пилсудского, столь далекого от либерализма. С настоящим пиететом он относится к Иоанну Павлу II, считая, что «поляки счастливый народ уже потому, что они ассоциируются в истории не с именами Гитлера и Сталина, а с именем К. Войтылы»1. Лидер польских либералов понимает либерализм как максимально достижимое стремление к свободе, за которую стоит побороться и о которой следует заботиться2.

У истоков ГП помимо Туска и Олеховского стоял еще один видный политик — М. Плажиньский. Очень скоро их окрестили в Польше «тремя тенорами» (по аналогии с известными певцами Карреросом, Доминго и Паваротти). ГП не совсем традиционно определяла свое место на политической сцене. В своей идейной декларации, как это ни парадоксально звучит, она заявила о своем скептическом отношении к партиям и «партизации» политической жизни современной Польши. Не случайно новое политическое образование называлось «платформой», а не партией. Но раз уж без политических партий не обойтись, ГП выражала готовность побороться за свои идеалы именно в этой ипостаси3. ГП отличается еще одной особенностью — она не акцентирует вопросы идеологии. В ее документах можно найти набор самых разных ценностей и принципов (свобода, ответственность, традиции, солидарность и так далее), которые не выстраиваются, тем не менее, в стройную идеологическую схему. Это универсальная «партия для всех»4.

ГП сознательно позиционирует себя как партию неидеологическую. Туск неоднократно заявлял о своем неприятии громких слов и великих идей. «Я горжусь, — отмечал он в частности, — что создал партию и нашел людей, которые понимают, что истинное величие достигается, если можно так выразиться, несгибаемым упорством, а настоящие катастрофы бывают результатом великих проектов. Я буду делать все, чтобы защитить Польшу от великих проектов, великих вождей и великих авантюр. Я полагаю, что поляки ожидают, прежде всего, улучшения своей жизни»5. «Теплая вода в кране, — замечает Туск, — вместо пафосных морально-политических ценностей все более ценится формирующимся в Польше средним классом»6. В этой «неполитичности» платформы можно, очевидно, усмотреть приемы политического маркетинга.

В своей программной декларации ГП на первый план выдвигала проблему занятости (что вполне закономерно в условиях роста безработицы в стране). Ключ к ее решению ГП видела в развитии среднего и малого предпринимательства, полагая, что крупные предприятия, как частные, так и государственные не решат проблемы. В странах ЕС малые предприятия (с числом занятых до пяти человек) дают работу в неаграрном секторе 39% работающих, в Польше — только 23%7.

Поставленная цель могла быть достигнута, по мысли деятелей ГП, преодолением бюрократических препон в развитии среднего и малого бизнеса; снижением затрат на предпринимательскую деятельность (в том числе и за счет уменьшения выплат по больничным листам и сверхурочных); восстановлением равновесия в отношениях работников и предпринимателей (в основном в направлении предоставления больших прав работодателям). ГП выступала как решительный сторонник единого для всех 15%-го подоходного налога, позволяющего преодолеть стремление многих предпринимателей утаивать свои доходы и помочь экономическому росту.

Одну из ключевых проблем страны ГП видела в построении сильного государства. Последнее рассматривалось не как «общее предприятие, в котором распределяется доход, созданный гражданами», но как «система помощи и поддержки для граждан». Социальная защита, здравоохранение и образование — таковы основные обязательства государства перед гражданами. Государство, по мысли идеологов ГП, не может уклоняться от помощи беднейшим своим гражданам, тем более что в Польше уровень помощи бедным и обездоленным ни в коей мере не соответствовал представлениям о цивилизованной стране.

Особое «стратегическое» значение придавала ГП развитию образования, утверждая, что каждый поляк, независимо от материального положения, должен иметь возможность получать образование, в соответствии с «гибкими» программами, но при контроле его качества. Проблема образования в представлении ГП неотделима от развития науки, тем более, что «цивилизационное отставание Польши связано с недостаточным использованием нашего интеллектуального потенциала»8. Предлагая меры по усилению роли государства, ГП вместе с тем проводило идею ограничения его компетенции путем совершенствования избирательной системы, системы самоуправления. Партия настаивала на «распартийнивании» государственных структур, ограничении числа назначаемых чиновников, с тем чтобы возникали условия для формирования «аполитичного и профессионального класса управленцев»9.

Образно суть программы ГП выразил еще в 2001 г. М. Плажиньский, критикуя действовавшее в то время правительство социал-демократов: «Лешек Миллер говорит: стоит нам захотеть и на вербе вырастут груши. У нас очередной великий садовник. А мы хотим, чтобы груши росли на грушевых деревьях, а вербы украшали польский пейзаж. Мы предлагаем программу для нормальных людей, желающих жить в нормальном государстве»10. В сейме, избранном в 2001 г., ГП, набравшая 12,68% голосов, была второй после СДЛС, от коалиции с которой она отказалась, тем самым избрав для себя место на скамьях оппозиции. Она активно критиковала правительство Миллера, вменяя ему в вину сращивание партии и государства, ставила вопрос о вынесении ему вотума недоверия, активно участвовала в расследовании коррупционных скандалов. Общество оценило оппозиционную деятельность ГП: в 2003 г. в опросах общественного мнения эта партия впервые обогнала левых. Несомненным успехом ГП стали и выборы в Европарламент, в ходе которых партии удалось получить лучший результат.

К 2005 г. стало ясно, что на польской политической сцене произошли серьезные перемены: главными противоборствующими сторонами стали не посткоммунисты (в лице социал-демократов) и их противники справа, а две правые партии — ГП и ПиС. Как замечает польский ученый А. Антошевский, в основе конфликта «было не отношение к коммунистическому прошлому (как ГП, так и ПиС оценивали его негативно, настаивая на продолжении процессов декоммунизации и люстрации), не проблема ценностей (обе партии признают христианские ценности как основу общественного порядка). Основой конфликта стала проблема интервенционизма государства в экономику. В этом, социоэкономическом измерении, ГП занимала более рыночные позиции, тогда как ПиС — более этатистские»11.

На выборах 2005 г. ГП стала второй, уступив первенство партии «Право и справедливость», хотя по всем прогнозам должна была стать лидером. Она набрала 24,14% голосов, а ПиС — 26,99%. Больше всего голосов ГП получила в Поморском воеводстве, Нижней Силезии, Познани и Варшаве. Именно в 2005 г. впервые в польской политике активно стала пропагандироваться идея конфликта между «Польшей солидарной» (на олицетворение ее претендовала ПиС) и «Польшей либеральной», доставшейся на долю ГП и явно не способствовавшей ее популярности. В том же году ГП потерпела еще одно неожиданное поражение: в президентских выборах ее кандидат Д. Туск проиграл во втором туре кандидату ПиС Л. Качиньскому.

Не удалось реализовать, казалось бы, вполне жизнеспособную идею, заключающуюся в тезисе: «Президент — Туск, премьер — из Кракова». Премьером должен был стать Я. Рокита, ближайший соратник Туска в эти годы. После ухода из партии таких ярких личностей, как П. Пискорский, М. Плажиньский, З. Гиловская именно Туск и Рокита стали главными фигурами в ГП. Звезда Рокиты засияла на политическом небосклоне особенно ярко после его удачной деятельности в комиссии по расследованию «аферы Рывина», ставшей одним из наиболее громких политических скандалов того времени. Суть ее состояла в том, что одна из ключевых фигур медийного рынка в Польше Л. Рывин пытался получить взятку у медийного концерна «Агора», владеющей одной из самых популярных в Польше «Газетой выборчей», обещая со своей стороны, что обсуждавшийся в тот время в сейме проект закона о СМи будет принят в благоприятном для планов «Агоры» звучании. При этом он намекал, что за ним стоит премьер Л. Миллер. Участвовавший в этих переговорах А. Михник не только не пошел на сделку, но и тайно записал разговор с Рывиным, а через некоторое время сделал его достоянием гласности.

Рокита, человек с типичной для политика нынешней Польши биографией, был в первые годы XXI в. весьма заметной политической фигурой*. В 2003 г. он был признан «человеком года» влиятельным польским журналом «Впрост», по рейтингу он тогда уступал лишь А. Квасьневскому. Своей популярности политик был обязан броским лозунгом «Ницца или смерть», который он выдвинул во время обсуждения конституции ЕС (см. ниже), а также борьбой за выгодные для Польши условия членства в ЕС. Правда, аналитики упрекали Рокиту в популизме, но это совсем его не смущало. Он был олицетворением профессионализма, культуры и консервативных ценностей. Уже сам факт принадлежности его к краковской интеллигенции, апелляция к традициям межвоенной Польши многое значили.

Однако ни привлекательная идея сочетания гданьского либерализма и краковского консерватизма, ни многочисленные билборды с изображением Туска и его предвыборным лозунгом «Туск — человек с принципами» не сработали. За ГП, как и за ее лидера Д. Туска, голосовали в основном жители крупных городов. Столь близкая победа не реализовалась во многом потому, что против Туска выступили многие представители духовенства.

Проигрыш ГП был тем более досадным, что в первом туре Туск опережал соперника почти на 9%. Но в период между первым и вторым туром ПиС удачно использовала против Туска широко обсуждаемый факт службы его деда в вермахте в годы Второй мировой войны. Правда, как оказалось, это был не родной, а двоюродный дед, и служил он не добровольно, а по призыву как гражданин Германии (включенные в 1939 г. в состав Германии земли польского Поморья были признаны немцами частью своего государства, а жители — немцами, но низшей категории. Кашубов и поляков подчас насильно заставляли декларировать себя немцами, хотя далеко не все на это шли). Радикально-католическое «Радио Мария» призывало с опаской относиться к Туску, как к кашубу и почти немцу.

В итоге, проиграв и парламентские и президентские выборы, ГП перешла в оппозицию. Предполагаемый союз ПиС и ГП не состоялся. Более того, партии, в программах которых было немало общего и которые даже сотрудничали на выборах в органы местного самоуправления, начали ожесточенную борьбу между собой.

Неудачное, хотя и недолгое (с мая 2006 до августа 2007 г.) коалиционное правление ПиС и популистских партий «Самооборона» и «Лига польских семей», сопровождавшееся настоящей «охотой на ведьм» в среде оппозиции, а также рядом скандалов с участием членов правительства, привело к самороспуску сейма.

На досрочных выборах 2007 г. политическая удача сопутствовала ГП, она получила 41,5% голосов. Это наилучший результат за всю предшествующую историю III Речи Посполитой, к тому же полученный в условиях самой высокой после 1989 г. избирательной активности — 53,58%12. Кампания 2007 г. была проведена партией Туска на высоком профессиональном уровне. Четкое деление на «черное и белое», где «черным» была ПиС, а «белым», естественно, ГП, умелое использование СМИ, эффектное разоблачение ошибок и промахов политического конкурента — все это работало на успех ГП.

Весьма удачным оказался отказ ГП от четкого идеологического самоопределения. Прагматический лозунг — «Чтобы людям жилось лучше. Всем» — казался особенно привлекательным на фоне чрезмерной идеологизации ПиС. Именно такой подход привлек тех избирателей, которые были далеки от идеологических проблем, вызывающих недоверие и отторжение, прежде всего молодежи.

В программе, принятой перед выборами 2007 г., Туск призывал избирателей выбирать межу западноевропейским уровнем жизни, демократическими стандартами и «склоками, балаганом и восточноевропейской моделью демократии». «Сегодня, — заявлял политик, — ставкой на выборах является просто благосостояние»13.

В преддверии выборов Д. Туск пытался убедить поляков, что они заслуживают «экономического чуда». Нужно только всем сплотиться во имя достижения реальных целей: строительства новых дорог и жилья, выравнивания уровня жизни в городе и деревне, обеспечения нормальных условий труда. «Мы предлагаем, — заявлял Туск, — всем политическим силам, правым и левым, обеспечить Польше западноевропейский достаток и стабильность»14.

ГП опередила ПиС почти на 10%. За «Право и справедливость» голосовали в основном в менее развитых в экономическом отношении южных и восточных регионах страны. За более либеральную и модернистскую ГП — в западных районах, крупных городах. Концепция ПиС, согласно которой исход выборов определяют малые города и деревни, не оправдалась.

После убедительной победы на парламентских выборах «Гражданская платформа» сформировала правительство, главой которого стал Д. Туск. Но и после этого конфликт ГП и ПиС не только не затих, но, пожалуй, принял еще более жесткий характер настоящей «польско-польской войны».

Трудно говорить об особых успехах и прорывах в деятельности правительства Туска, но несомненным его достоинством была более спокойная, чем прежде, атмосфера в стране. Конечно, Туску нелегко было работать в условиях, когда президент страны Л. Качиньский являлся неформальным лидером оппозиции**.

Между президентом и премьером постоянно возникали противоречия и конфликты. Л. Качиньский никак не мог смириться со своей несамостоятельностью в международных делах, хотя по Конституции именно правительство отвечает за внешнюю политику. Иногда несогласованность действий двух лидеров государства принимала курьезный характер. Туск не давал Качиньскому самолета для полета в Грузию в августе 2008 г. Когда же президент все же попал в Тбилиси, то выступил с речью, содержание которой и премьер, и сопровождавший президента в его поездке министр иностранных дел Польши Р. Сикорский, оценили как личное мнение Качиньского, а не официальную позицию Польши. Сикорский, в отличие от президента, придерживался более умеренных взглядов. Л. Качиньский во время полета в Тбилиси даже шутил, что русские не подобьют самолет, так как на борту Радек Сикорский.

Без особого энтузиазма отнесся к заявлениям Качиньского и премьер-министр Д. Туск, заметив, что Качиньский сказал в Тбилиси «несколько лишних слов», которые не соответствуют интересам Польши.

С большой долей скепсиса отнесся премьер и к визиту Л. Качиньского в Грузию в ноябре 2008 г. в связи с празднованием годовщины «революции роз». Именно во время этого визита кортеж польского президента был обстрелян при попытке приблизиться к осетино-грузинской границе. К счастью, никто не пострадал. Будущий президент Б. Коморовский неосторожно заявил в связи с этим инцидентом: «каков визит — таково и покушение», что впоследствии дало повод Я. Качиньскому утверждать, что Коморовский всегда хотел смерти Л. Качиньского.

Проблемы с самолетами постоянно преследовали президента и премьера. В октябре 2008 г. Туск отказал Качиньскому в возможности использовать правительственный самолет для поездки в Брюссель на саммит ЕС. Президент все же полетел, арендовав чартерный рейс. Позднее, когда авиакомпания предъявила счет в канцелярию правительства, Туск отказался оплачивать рейс.

Президент и премьер не находили общего языка и в вопросе о размещении на территории Польши американских ПРО. Качиньский был большим энтузиастом американского военного присутствия в Польше, Туск проявлял в этом вопросе некоторую сдержанность. Когда в сентябре 2009 г. американский президент Обама отказался от прежде согласованных с польской стороной планов размещения элементов ПРо, Качиньский обвинил в этом Туска.

Несмотря на эту нескончаемую борьбу президента и премьера, рейтинги Туска и его правительства в 2010 г. были достаточно высоки, достигая почти 50%. Весьма прочным выглядело и положение ГП на политической сцене. Это одна из самых многочисленных польских партий: в 2010 г. в ее рядах было 46 тыс. человек (в 2007 г. — 28 тыс.), в то время как в ПиС 22 тыс. членов.

Примечания

*. Я. Рокита еще со студенческих лет участвовал в оппозиционной деятельности, едва не был интернирован в 1981 г.: ему удалось бежать, переодевшись в женское платье. В 1989 г. он был членом Гражданского комитета при Валенсе, в 1990 г. избирается депутатом сейма, позднее участвовал в создании Демократического союза и Союза свободы. В 1997 г. Рокита вступил в Консервативно-крестьянскую партию и некоторое время возглавлял ее, в 2001 г. стал членом ГП.

**. После досрочных президентских выборов 2010 г. ситуация изменилась: президентом стал Б. Коморовский, соратник Туска по партии. Таким образом, и президент, и премьер представляют одну политическую силу.

1. Tusk D. Solidarność i duma. Gdańsk, 2005. S. 116.

2. Ibid. S. 98.

3. Wybory 2001: Partie i ich programy. Warszawa, 2002. S. 8.

4. Rubisz L. Platforma obywatelska — tradycje i inspiracje światopogładowe // Platforma obywatelska. Toruń, 2009. S. 89.

5. Tusk D. Rewolucja małych kroków // Polityka. 2008. N 5. S. 19.

6. Ibid. S. 17.

7. Wybory 2001: Partie i ich programy. S. 177.

8. Ibid. S. 197.

9. Ibid. S. 207.

10. Rzeczpospolita. 2001. 9 lip. S. 3.

11. Antoszewski A. Platforma obywatelska w polskim systemie partyjnym // Platforma obywatelska. Toruń, 2009. S. 15.

12. Antoszewski A. Platforma obywatelska w polskim systemie partyjnym. S. 17.

13. By żyło się lepiej. Wszystkim. Program wyborczy Platformy Obywatelskiej // http://www.plat-forma.org./pl/program.

14. Ibid.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты