Библиотека
Исследователям Катынского дела

I.3. Первый съезд «Солидарности»: выработка программы действий

Польша переживала тяжелые времена, что было связано, прежде всего, с проблемами экономического развития. Жизнь в кредит, избранная прежним руководством страны в 70-е годы, привела к серьезным трудностям, усугубившимся в связи с неурожаем 1980 г. Дефицит продовольствия вызвал рост цен, породил спекуляцию, с которой власти пытались бороться путем мер административного и уголовного характера в соответствии с принятым законом «О борьбе со спекуляцией». Но суровые кары не приносили должного результата в условиях спада производства, который по сравнению с 1980 г. составил 10—20%.

«Солидарность» могла добиться повышения зарплат и пенсий, социальных пособий и размера социального минимума (что она и делала), но не могла обеспечить рост производства или хотя бы остановить его падение. А оно было беспрецедентным за всю послевоенную историю Польши. В результате правительство было вынуждено ввести карточки на основные продукты питания и синтетические моющие средства. Но даже в таком урезанном виде удовлетворительного снабжения населения продовольствием наладить не удавалось: по стране прокатилась волна «маршей голодных», во время которых матери с детьми демонстрировали свое недовольство продовольственной политикой правительства. Женщины несли транспаранты с надписями: «Чем нам кормить детей? Карточками?» Такого рода выступления летом 1981 г. имели место в Кутно, Лодзи, Щецине, Вроцлаве, Белхатове, Томашове, Белостоке, Калише, Кракове и ряде других городов.

Инфляция вынуждала правительство повышать цены, но под давлением «Солидарности» это компенсировалось повышением зарплат и пособий. Экономическая ситуация требовала интенсификации труда, но правительство в силу гданьских соглашений вынуждено было ввести нерабочие субботы, что обернулось серьезными убытками. Затем, однако, власти вынужденно пошли на попятную вследствие тяжелого экономического положения в стране. «Солидарность» же, грозя забастовками, упорно добивалась своего, не принимая во внимание фактического положения дел в экономике.

В ходе переговоров «Солидарность» возлагала ответственность за тяжелое экономическое положение на руководство страны, а оно указывало на НСПС как на фактор, препятствующий нормализации ситуации. На встрече правительства с представителями «Солидарности» в июле 1981 г. М. Раковский обвинил «Солидарность» в стремлении к «ликвидации» власти, в искусственном нагнетании ситуации, демагогии. Ответ представителей «Солидарности» был ожидаемым: Валенса и Геремек обвинили правительство в том, что оно не исполняет обещаний и не в состоянии справиться с экономическими проблемами. На угрозы Раковского о возможности силовой конфронтации Валенса ответил, что «Солидарность» готова стоять до конца, ибо она«у себя дома».

Продолжавшиеся в течение довольно длительного времени переговоры, казалось, закончились достижением некоего компромисса: в совместном коммюнике были осуждены забастовки и акции протеста, но члены «Солидарности» получили возможность участвовать в контроле над распределением продовольствия при весьма неопределенных компетенциях. Однако в последний момент представители правительства внесли в текст несколько несогласованных с «Солидарностью» поправок, и представители НСПС отказались подписать итоговый документ. Правительство безоговорочно обвинило «Солидарность» в срыве переговоров, профсоюз в свою очередь обвинял в этом правительство.

В такой непростой обстановке в сентябре 1981 г. собрался I съезд НСПС «Солидарность», который проходил в два этапа и длился до 7 октября. Съезд заседал в гданьском дворце культуры «Оливия», и хотя полностью по телевидению заседания не транслировались, но краткие репортажи о работе съезда польские зрители имели возможность увидеть на телеэкранах. Кроме того по громкоговорителям ход заседаний транслировался прямо на улицу и становился предметом оживленного обсуждения собиравшихся около «Оливиии» горожан. Съезд приветствовал в своем специальном послании Иоанн Павел II, а примас Ю. Глемп отслужил мессу и пожелал съезду успехов в работе.

В заседаниях съезда участвовало около 900 делегатов из 38 регионов. Среди них 47% имело рабочее происхождение, 33% — интеллигентское, 15% — крестьянское, остальные входили в категорию ремесленников или «крестьян-рабочих». В большинстве своем это были люди молодого и среднего возраста (35—45 лет), имевшие по меньшей мере среднее образование, работающие на крупных и средних предприятиях и живущие в больших городах. Лишь одна пятая из них занималась физическим трудом1.

На съезде присутствовали в качестве гостей представители зарубежных профсоюзных организаций, но профсоюзные деятели из социалистических стран не приехали, несмотря на разосланные приглашения. Было представлено и правительство Польши делегацией во главе с министром труда С. Чосеком.

В зале «Оливия» царила приподнятая, в определенном смысле праздничная атмосфера. Но в ходе работы съезда возникали и конфликтные ситуации. Один из острых эпизодов, происшедший во время работы второго тура съезда, связан с КОР. Во время заседания профессор Э. Липиньский огласил информацию о роспуске КОР, ибо его миссия выполнена в связи с возникновением «Солидарности». Делегаты из Радома предложили проект резолюции, где выражалась благодарность КОР за защиту интересов рабочих. Был предложен и другой проект резолюции, где заслуги КОР оценивались еще более высоко и отмечалась его ключевая роль в создании «Солидарности». Но неожиданно слово взял делегат Р. Неугодский и выдвинул проект, в котором говорилось о решающей роли церкви и «истинно польском» направлении демократической оппозиции. В зале начался шум, атмосфера накалилась. Слово попытался взять один из легендарных основателей КОР Я.Ю. Липский, но защитить КОР ему не удалось: заслуженный ветеран оппозиции потерял сознание.

Это был лишь эпизод, но уже в нем можно усмотреть будущие проблемы развития Польши: противостояние (условно говоря) либеральной и национально-католической тенденций в политике.

Съезд проходил в условиях борьбы сторонников радикального и умеренного течений в «Солидарности»: последнее, поддерживаемое Валенсой, далеко не всегда брало верх. Свидетельством тому является принятие небольшого по объему, но значимого по содержанию документа — «Послание к трудящимся Восточной Европы», которое Л.И. Брежнев назвал «опасным и провокационным»2. В послании выражалась поддержка всем тем, кто решил «вступить на трудный путь борьбы за свободное профсоюзное движение», и уверенность в возможности встреч и обмена опытом в ближайшее время3. Против этого документа выступали и Валенса, и Куронь, и Мазовецкий, но он все же был принят, ибо соответствовал эмоциональной атмосфере, царившей на съезде.

ПОРП оценила «Послание» как вмешательство во внутренние дела других социалистических стран и сурово его осудила. Историк «Солидарности» Е. Хольцер полагает, что оно «обошлось профсоюзу гораздо дороже, чем стоило на самом деле»4.

В принятом съездом уставе НСПС определялся как профсоюз, «не зависимый от органов государственной администрации и политических организаций»5. Много споров вызвало обсуждение преамбулы к уставу, той ее части, где речь шла о руководящей роли ПОРП в стране. Это положение, несмотря на противодействие ряда делегатов, было сохранено. Цели «Солидарности» формулировались как защита «прав, достоинства и интересов работников». Достижение поставленных целей планировалось, в частности, посредством представительства интересов членов профсоюза перед работодателями, властью и органами государственной администрации, заключения трудовых договоров, оказания юридической помощи, организации акций протеста и забастовок в случае нарушений прав трудящихся. В качестве значимого средства защиты интересов рабочих рассматривались издательская деятельность, организация публичного обсуждения всех проектов и законов, касающихся жизни трудящихся.

Дискуссию вызвал вопрос об организационных принципах работы профсоюза. В ходе его обсуждения преимущество было чаще на стороне радикальной части съезда.

Царящая на форуме атмосфера оптимизма и уверенности в своих силах не совсем соответствовала реальному положению дел в стране. Радикализм принимаемых решений всячески акцентировался в правительственных комментариях к работе съезда. Представляется, однако, что градус радикализма съезда все же не следует преувеличивать. Во всяком случае, председателем НСПС вновь был избран Валенса — сторонник скорее умеренной политики, а составившие ему конкуренцию гораздо более радикальные Гвязда, Рулевский, Юрчик далеко отстали по количеству полученных голосов.

Лидер «Солидарности» ревностно отстаивал идею самостоятельности движения. Л. Валенса заявлял: «До тех пор, пока я стою во главе этого движения, никто... ни так называемая партийно-государственная администрация, ни церковь, ни КОР, ни какие-либо иные организации не подчинят его себе»6.

Одной из главных задач съезда было принятие программы НСПС. Подготовительным этапом к этому явилась публикация в феврале—марте 1981 г. тезисов к дискуссии о направлениях деятельности профсоюза. Источником идеологии организации назывались «лучшие традиции народа, этические принципы христианства, политические идеи демократии и социалистическая общественная мысль...»7. Примечательно, что ни в тезисах, ни в других документах съезда речь не шла о революционных традициях польского пролетариата, истоки рабочего движения протеста виделись авторами документов в событиях 1956 г. и 70-х годов. Особый акцент делался на равенстве людей, человеческом достоинстве и социальной справедливости. «Солидарность» декларировала себя как организацию, основанную на мировоззренческом плюрализме, открытую для верующих и неверующих.

В экономическом разделе тезисов речь шла о разнообразии форм собственности, необходимости ограничения централизованного управления экономикой, самоуправлении на предприятиях. Экономическая реформа должна была, по мысли авторов тезисов, привести к созданию основ рыночной экономики. В документе подчеркивалась необходимость обеспечить всеобщую занятость и развитую систему социальной защиты. В политической сфере предполагалось введение самоуправления на всех уровнях, изменение закона о выборах в народные советы (в направлении его демократизации), обеспечение истинной гласности.

Программа, принятая на съезде в октябре 1981 г., несколько отличалась от тезисов, что обусловливалось активным участием в ее разработке экспертов «Солидарности», в частности Б. Геремека. В программе указывались истоки «Солидарности» как движения протеста широко понимаемого «мира людей труда» против «мировоззренческой дискриминации и экономической эксплуатации... против системы осуществления власти»8. В документе подчеркивалось, что движение борется не только за улучшение условий жизни, «за хлеб, масло и колбасу». Речь шла о гораздо большем: о справедливости, демократии, правде, об экономическом, социальном и моральном протесте. «Солидарность» определялась как организация, соединяющая в себе черты профсоюза и «широкого общественного движения», как «движение морального возрождения народа». Выразительнее, чем в тезисах, делался акцент на мировоззренческий и национальный плюрализм организации.

Слово «социализм» в программе не было употреблено ни разу, не было, в отличие от тезисов, и апелляции к «социалистической общественной мысли». Но само содержание программы — признавалась необходимость справедливого распределения материальных и духовных благ, важность самоуправления, «рабочие и демократические традиции трудящихся» — в качестве идейной основы движения свидетельствовали о значимости социалистических идей для ее авторов.

Экономическая часть программы также постулировала положения, близкие идеям демократического социализма, но вместе с тем она ставила трудноосуществимые задачи, в частности создание «нового социально-экономического устройства, сочетающего в себе план, самоуправление и рынок»9.

В экономическом блоке программы много места уделялось уравнительному и справедливому распределению и контролю со стороны общества, недопущению разной оплаты одинакового труда, налогообложению очень высоких заработков. В социальном блоке программы детально рассматривались проблемы социального обеспечения, развития семьи и охраны материнства, выплаты достойных пенсий и пособий по инвалидности, совершенствования системы здравоохранения, охраны окружающей среды и жилищной политики, развития культуры и образования.

Программа предусматривала в перспективе создание «самоуправляемой Речи Посполитой». Это предполагало широкий плюрализм во всех сферах жизни общества: рабочее самоуправление; демократическое местное самоуправление; демократический парламентаризм, с созданием в парламенте палаты самоуправления; гражданские свободы; независимость производства от государства при общественном контроле над ним; отказ от репрессий за политические убеждения; обеспечение независимости системы образования от контроля власти; свободу научных исследований и самоуправление науки; свободу слова и контроль общества над СМИ.

В основе этой модели государства должно было лежать «подлинное рабочее самоуправление». Самоуправляющееся общество — это было нечто новое, невиданное в истории Польши. «Солидарность» декларировала готовность к борьбе за то, чтобы «жить в правде», свободно говорить и мыслить, отказаться от дурманящего языка пропаганды. Такое видение общественного устройства можно отнести к утопическим социалистическим идеологиям. Именно так определял суть идеологии «Солидарности» Я. Куронь, а вслед за ним и многие исследователи.

Один из наиболее значимых «людей политики» 80-х годов, одно время возглавлявший ПОРП (1989—1990 гг.), занимавший пост премьера-министра (1988—1989 гг.), М. Раковский полагал, что авторы программы рассматривали Польшу как некий «чистый лист», на котором ничего нет и можно написать все, что хочешь, совершенно не учитывая объективную реальность. Абсолютизация самоуправления вызывала критическое отношение не только коммунистов. Либерал Я.К. Белецкий усматривал в самоуправлении (правда, уже после 1989 г.) смертельную опасность для эффективного управления экономикой. Ведь органы рабочего самоуправления принимают решения, но не несут за них никакой ответственности.

Отнюдь не бывший сторонником коммунистов экономист В. Тшечяковский прямо говорил, что идея самоуправления обусловлена была политическими, а не экономическими предпосылками: ведь нигде в мире самоуправление в экономике еще не доказало своей эффективности. Включение этой идеи в программу, по мысли Тшечяковского, — «выбор между скарлатиной и гриппом», т. е. выбор меньшего зла (не проверенное на опыте самоуправление все же лучше, чем показавшая свою неэффективность централизованная экономика).

Идеи самоуправляемой Речи Посполитой и самоуправления вообще не были близки и основной массе рабочих. Вместе с тем по инициативе «Солидарности» была создана неформальная горизонтальная структура — «Сеть», пропагандирующая идеи самоуправления и хозяйственной самостоятельности предприятий.

Содержание программы «Солидарности», весь ее пафос проникнуты духом противостояния власти и общества, необходимости со стороны последнего контроля над властью ради отстаивания своих интересов.

Не только «Послание к трудящимся Восточной Европы», но и другие принятые на конгрессе документы вызвали беспокойство у руководителей как ПОРП, так и КПСС. Во время работы съезда у границ Польши проводились крупномасштабные военные маневры армий стран Варшавского договора «Запад-81», в самой Польше разрабатывались планы введения военного положения.

Недостаток продовольствия, тяжелое экономическое положение в стране порождали все новые и новые акции протеста. Под напором забастовок правительство позвало «Солидарность» за стол переговоров. Собственно говоря, формально М. Раковский предложил не переговоры, а создание комиссии, куда вошли бы представители правительства и профсоюза для обсуждения проблем снабжения и ценообразования.

15 октября состоялась первая встреча противоборствующих сторон. Затем прошло еще несколько, но ни одна из них не привела к какому-либо конструктивному результату.

Примечания

1. Kaliski B. «Antysocjalistyczne zbiorowisko»? I Krajowy Zjazd delegatów NSZZ «Solidarność». Warszawa, 2003. S. 33, 36.

2. Holzer J. «Solidarność»... S. 283.

3. Posłanie I zjazdu Delegatow NSZZ «Solidarność» do ludzi pracy Europy Wschodniej // NSZZ «Solidarność» 1980—1981. Podstawowe dokumenty. Kronika działalności. Bibliografia. Wrocław, 1990. S. 263—264.

4. Holzer J. «Solidarność»... S. 269.

5. NSZZ «Solidarność» 1980—1981. Podstawowe dokumenty... S. 48.

6. Kaliski B. «Antysocjalistyczne zbiorowisko»?... S. 39.

7. Ibid. S. 66.

8. Program NSZZ «Solidarność» uchwalony przez I Krajowy Zjazd Delegatów // NSZZ «Solidarność» 1980—1981. Podstawowe dokumenty... S. 99.

9. Ibid. S. 104.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты