Библиотека
Исследователям Катынского дела

Советское противодействие Германии

Осенью 1940 г. Советское правительство активизировало свои усилия, направленные на то, чтобы помешать распространению влияния гитлеровской Германии в Болгарии и на Балканах в целом. В ноябре 1940 г. в Болгарию был направлен со специальной миссией Генеральный секретарь НКИД СССР А.А. Соболев. В беседе с царем Борисом III 25 ноября 1940 г. А.А. Соболев от имени Советского правительства возобновил предложение заключить пакт о дружбе и взаимной помощи между Советским Союзом и Болгарией. Это предложение было сделано также через болгарского посланника в Москве Ивана Стаменова1.

В заявлении советской делегации, врученном царю, в частности, говорилось: «Учитывая общность интересов СССР и Болгарии, Советский Союз возобновляет свое предложение, сделанное в сентябре 1939 года, заключить пакт о взаимопомощи с Болгарией... По пакту СССР обязуется оказать Болгарии всяческую помощь, в том числе и вооруженную, в случае угрозы нападения на Болгарию любой третьей страны или комбинации стран. Болгария же обязуется оказать помощь СССР в случае возникновения реальной угрозы интересам СССР на Черном море или в проливах. СССР готов оказать Болгарии любую помощь деньгами, продовольствием, вооружением и материалами в форме займа — если Болгария в том нуждается. Вместе с тем СССР готов расширить свои закупки болгарских товаров... Пакт о взаимопомощи между СССР и Болгарией ни в какой мере не может затрагивать внутреннего режима, суверенитета и независимости Болгарии»2.

Для Болгарии подписание договора о дружбе и взаимопомощи означало бы получение гарантий независимого существования. Но монархическая правящая верхушка толкала страну в совершенно противоположном направлении, полностью пренебрегая ее национальными интересами. Под прямым нажимом немецкой военной миссии, находившейся тогда в Софии, был подготовлен проект отказа советской инициативе. В день приезда А.А. Соболева на совещании у царя было окончательно решено отказаться от предложения СССР3.

Однако, несмотря на отказ правительства Филова заключить договор, инициатива Советского Союза была воспринята в Балканских странах как крупное мероприятие СССР в его борьбе против германо-фашистской угрозы в этом районе Европы. Например, в общественных кругах Югославии, как сообщало в Москву советское полпредство в Белграде, советскую инициативу расценили как серьезное выступление Советского Союза на Балканах в пользу мира и против германской агрессии4.

Как свидетельствуют материалы Народного суда над болгарскими монархо-фашистами, правящие круги Болгарии уже в ноябре 1940 г. были готовы присоединиться к тройственному пакту. 17 ноября 1940 г. Борис III и министр иностранных дел Попов отправились в Берлин, где в ходе переговоров с немцами дали согласие присоединиться к тройственному пакту5. Из опасения возмущения болгарского народа сговор с Гитлером было решено держать в строгой тайне. Одновременно монархическая София пыталась распространять слухи, что якобы политика Болгарии «одобряется» СССР и Советское правительство «не возражает» против ввода немецких войск в Болгарию. 13 января 1941 г. ТАСС опубликовал заявление, в котором опровергались подобные фальсификации6.

Более того, 17 января 1941 г. нарком иностранных дел СССР сделал германскому послу фон Шуленбургу заявление протеста, в котором указывалось на тот факт, что в Румынии концентрируются немецкие войска с целью вступления в Болгарию и ее оккупации, а также оккупации территории Греции и проливов. Эта акция, подчеркивалось в заявлении, может превратить территорию Болгарии в арену военных действий7.

В политическом обзоре внешней и внутренней политики Болгарии за 1941 г. советское полпредство резюмировало: «До присоединения Болгарии к пакту «трех» болгарское правительство придерживалось более или менее лояльных отношений к СССР. Правительство старалось создать видимость улучшения болгаро-советских отношений. Такая политика делала более устойчивым положение правительства внутри страны и облегчала ему балансирование на международной арене. Правительство пошло на установление коммерческих связей с Советским Союзом, что было ему выгодно и с экономической точки зрения. Правительство менее охотно шло на расширение культурных связей и всячески избегало какого-либо политического сближения с СССР. Оно охотнее всего проявляло свою лояльность по отношению к Советскому Союзу в пределах ни к чему не обязывающих протокольных формальностей»8.

По мере сближения Болгарии с Германией болгарское правительство усиливало антисоветскую линию в своей политике. В феврале 1941 г., например, были сняты с экранов советские фильмы. После прихода немецких войск были закрыты все болгаро-советские общества9.

Движение в поддержку пакта с СССР, против вступления в гитлеровский блок возглавила Болгарская рабочая партия (коммунистов). В январе 1941 г. состоялся VII пленум ЦК БРП(к), определивший главную задачу как борьбу против присоединения Болгарии к фашистскому блоку, за заключение пакта с СССР. Мероприятия в поддержку пакта с СССР, против союза с Германией проводились непрерывно с осени 1940 г. до лета 1941 г. в Софии, Пловдиве, Бургасе, Плевене и др.

Правительство монархической Болгарии лицемерно пыталось заверять СССР в своих добрых намерениях. 28 февраля 1941 г. генеральный секретарь МИД Болгарии Д. Шишманов заявил советскому полпреду А.А. Лаврищеву10: «Сегодня министерский совет решил подписать соглашение о присоединении Болгарии к трехстороннему пакту. Болгарское правительство считает, что присоединение к пакту трех не помешает ему поддерживать и развивать хорошие отношения с СССР и соседними государствами и просит уверить в этом Советское правительство»11. На следующий день, 1 марта, начальник политического отдела МИД Болгарии И. Алтынов передал А.А. Лаврищеву заявление о том, что болгарское правительство дало согласие на вступление немецких войск в Болгарию.

1 марта 1941 г. в Вене был подписан протокол о присоединении Болгарии к тройственному пакту. Когда подписывался протокол, на территорию Болгарии уже вступали германские войска. Монархо-фашистская клика Болгарии пыталась лицемерить, заявив Советскому Союзу, что согласие на ввод германских войск в Болгарию будто бы дано с целью «сохранения мира на Балканах». Советское правительство категорически опровергло этот насквозь фальшивый «довод». 3 марта с советской стороны было заявлено, что подобные утверждения полностью несостоятельны и что подобная политика «ведет не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и к втягиванию в нее Болгарии»12. Одновременно необходимый демарш был проведен в отношении Германии — нарком иностранных дел СССР в беседе с германским послом в Москве 1 марта решительно подчеркнул заинтересованность Советского Союза в сохранении независимости Болгарии13.

Болгарский народ враждебно встретил немецко-фашистские войска. Появились антигитлеровские лозунги: «Вон немцев из Болгарии!», «Долой фашистскую Германию!», «Да здравствует свободная Болгария!» 6 марта 1941 г. ЦК БРП(к) опубликовал Декларацию против вступления страны в фашистский блок. БРП(к) разъясняла, что в обстановке, когда страна втянута в гитлеровский блок, пожар войны горит на границах Болгарии, остается один-единственный путь предотвратить катастрофу — путь дружбы и взаимопомощи с СССР.

Таким образом, правящие круги Болгарии отказались от отношений дружбы и взаимопомощи с СССР. Позднее, в обвинительном акте Главного народного обвинителя Народного суда Болгарии, отмечалось, что «принятие в тогдашней международной обстановке предложения Советского Союза сыграло бы огромную роль для спасения Болгарии и Балканского полуострова»14.

Однако даже весной 1941 г. болгарское руководство опасалось решиться на резкое ухудшение отношений с;ССР. По информации советского посольства от 19 мая 1941 г., «антисоветская агитация в Болгарии непопулярна среди болгарского народа. Правительство, учитывая также внешнеполитические моменты, официально подчеркивает свое желание поддерживать хорошие дружественные отношения с Советским Союзом... Это необходимо ему для увеличения своего авторитета в международной политике, это ему также необходимо и для того, чтобы уменьшить пропасть между собой и своим народом, так как всякая неофициальная пропаганда против Советского Союза не может уничтожить симпатии болгарского народа к Советскому Союзу, ибо эти симпатии болгарского народа к Советскому Союзу имеют глубокие социальные, национальные и исторические причины»15.

Примечания

1. И. Стаменов прибыл в СССР 11 июля 1940 г., верительные грамоты вручил 16 июля 1940 г.

2. См.: История Болгарской коммунистической партии. М., 1971, с. 414—415.

3. См.: Аблова Р.Т. Указ. соч., с. 37, 38, 63—65.

4. АВП СССР.

5. См.: Аблова Р.Т. Указ. соч., с. 38.

6. Правда, 1941, 13 января.

7. АВП СССР.

8. Там же.

9. Там же.

10. А.А. Лаврищев прибыл в Болгарию 22 июня 1940 г., верительные грамоты вручил 18 июля 1940 г.

11. АВП СССР.

12. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 545.

13. АВП СССР.

14. Цит. по: Аблова Р.Т. Указ. соч., с. 37.

15. АВП СССР.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты