Библиотека
Исследователям Катынского дела

«Превентивная война» и «красный экспансионизм»

Для оправдания вероломного нападения на СССР в буржуазной историографии давно пущена в ход легенда о «превентивной войне»: война против СССР была начата нацистами якобы для «предупреждения» советской агрессии против Германии и других стран Западной Европы. Именно таким образом были подобраны и интерпретированы материалы выпущенного в 1948 г. государственным департаментом США сборника документов «Nazi-Soviet Relations 1939—1941». Политическая цель этой публикации — снять вину с гитлеровского режима за нападение на СССР. Аналогичными мотивами руководствовались и составители выпущенного в ФРГ сборника «Geschichte des Zweiten Weltkrieges in Dokumenten» (Bd 1—3. München, 1953—1956) и ряда других документальных сборников, изданных на Западе. Наличие «фундаментальной» основы породило целый ряд буржуазных «исследований», широко пропагандирующих тезис, будто Советский Союз проводил в Европе «агрессивную политику», а Гитлер и его единомышленники готовили и развертывали вооруженные силы для вторжения в Советский Союз якобы «в ответ на советскую угрозу»1. Сугубо оборонительные меры СССР перед лицом растущей фашистской угрозы трактовались как «наступательные» и даже «агрессивные», дипломатическая борьба и стремление избежать войны — как «холодный расчет» и т. п.

Подобная «аргументация» убедительно указывает на близость ее сторонников к политическим установкам гитлеровцев.

В меморандуме, который был вручен советскому послу в Берлине 22 июня 1941 г., уже после вторжения немецких войск на советскую территорию, Риббентроп пытался объяснить нападение Германии именно таким образом. В меморандуме говорилось, что Советское правительство стремится «взорвать Германию изнутри», «готовит захват и большевизацию западноевропейских государств», «вторжение на Балканы», «овладение Босфором и Дарданеллами» и т. д. В заключение этого поразительного по клевете заявления утверждалось, что Советское правительство может в любое время осуществить агрессию против Германии. Столь «опасное положение», лгал Риббентроп, якобы и вынудило нацистское правительство предупредить нападение СССР на Германию и начать «превентивную войну».

Эта «версия» стала официальным оправданием нападения на СССР для гитлеровской пропаганды. «...После нападения на Советский Союз главная задача германской пропаганды, — признавал на Нюрнбергском процессе Фриче, один из высокопоставленных сотрудников аппарата Геббельса, — заключалась в том, чтобы оправдать необходимость этого нападения, то есть все время подчеркивать, что мы лишь предвосхитили нападение Советского Союза... Следующая задача германской пропаганды заключалась в том, чтобы излагать почти то же самое, то есть все время подчеркивать, что не Германия, а Советский Союз ответствен за эту войну»2.

В течение всей войны нацистская пропаганда повторяла такое «объяснение» причин войны. Характерно, что на основе тезиса «превентивной войны» строили защиту нацистского генерального штаба на Нюрнбергском процессе и германские адвокаты, и их подзащитные. Военный преступник Генерал-фельдмаршал Кейтель на вопрос о том, когда началась подготовка нападения Германии на СССР, заявил: «Я утверждаю, что все подготовительные мероприятия, проводившиеся нами до весны 1941 г., носили характер оборонительных приготовлений на случай возможного нападения Красной Армии. Таким образом, всю войну на Востоке в известной мере можно назвать превентивной»3. Геринг и другие главные немецкие военные преступники на Нюрнбергском процессе также выступили с подобными «объяснениями».

На деле участники подготовки германской агрессии в отношении СССР исходили, конечно, из единственной посылки — Советский Союз не давал Германии никаких поводов для так называемых «превентивных мер». Начальник генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдер 22 июля 1940 г. записал в дневнике: «...никаких признаков активного выступления России против нас нет»4. Об этом же сообщали в Берлин германский посол в Москве граф Фридрих фон Шуленбург5, военный атташе генерал-лейтенант Кестринг, его заместитель полковник Кребс. В донесении германскому генеральному штабу от 21 мая 1941 г. военный атташе при германском посольстве в Москве генерал Кестринг подчеркивал: «...нет никаких признаков наступательных намерений Советского Союза»6.

Тем не менее об «экспансионистских намерениях» СССР в период 1939—1941 гг. пишет, например, американский историк Т. Дюпуи в книге «Военная жизнь Адольфа Гитлера» (1969 г.), пытаясь представить СССР как потенциального агрессора. Западногерманские историки К. Лесман, Г. Краусник и др. пропагандируют эту концепцию, оперируя тезисом «красного империализма». К. Лесман, например, даже утверждал, что с точки зрения перспективы событий Гитлер правильно оценил ситуацию. Англичанин Б. Лиддел Гарт в работе «Стратегия непрямых действий» говорит, что, продолжая войну с Великобританией, Германия «подставила бы свою спину под опасный удар со стороны России». Американский профессор Л. Фишер в книге «Путь России от мира к войне», изданной в 1969 г., изображает внешнюю политику Советского Союза в 1917—1941 гг. как стремление к «экспансии во всех направлениях»7. Другой американский историк — К. Райт в работе «Испытание тотальной войной 1939—1945» пытается сочетать полуправду с откровенной фальсификацией. В частности, он пишет: «В 1941 г. ближайшая цель Советов была, несомненно, оборонительная... В последующем они намеревались предпринять наступление»8.

Особенно охотно муссируют легенду о «превентивной войне» против Советского Союза неонацистские публицисты. Примером служит, в частности, книга Г. Зюндерманна «Германские заметки 1945—1965 гг.», изданная в 1966 г. Другой неонацист — У. Валенди одобряет оценку Гитлером обстановки накануне «предстоящих уничтожающих ударов Красной Армии», оправдывая тем самым нападение германского фашизма на СССР.

Спустя десятилетия после Великой Отечественной войны мировая общественность располагает огромным количеством документов и материалов, неопровержимо свидетельствующих о преднамеренном, тщательно спланированном нападении фашистской Германии на СССР. Игнорировать очевидное нелепо. Историк Г. Якобсен из ФРГ в книге «Вторая мировая война в хронике и документах» подчеркивает: «Все еще имеющая хождение легенда о «превентивной войне» должна быть разрушена: нападение Германии на Советский Союз в 1941 году... не является превентивной войной. Решение Гитлера о наступлении не было результатом глубокой озабоченности по поводу предстоящего грозного удара Советского Союза, оно являлось конечным выражением агрессивной политики Гитлера, которая с 1938 года проявлялась во все более неприкрытой форме»9. Западногерманский историк А. Хильгрубер в труде «Военная стратегия и политика Гитлера в 1940—1941 гг.» пишет, что нападение на СССР отнюдь не было ответом на острую угрозу со стороны Красной Армии; наоборот, у Гитлера, как и у германского генерального штаба, не было причин считать Красную Армию своим противником. По мнению автора, стремление Гитлера уничтожить СССР являлось главной линией его общей политики с момента захвата им власти в 1933 г., а «план Барбаросса» — это последовательное осуществление программы Гитлера, завершение всех предшествовавших шагов на пути к этой цели10. Известный историк ФРГ Г. Дамс обобщал: «Несмотря на свои большие военные приготовления, в 1941 году Советы были весьма далеки от нападения»11.

Легенды о «превентивной войне» Германии против СССР, о «красном империализме», «советском экспансионизме» связаны кровным классовым родством с современными «опорными» тезисами буржуазной политической идеологии, в первую очередь с мифом о «советской военной угрозе». Эти легенды — одно из звеньев непрерывных попыток западных идеологов прикрыть собственные империалистические цели. Подобные попытки, как известно, начались с момента Великой Октябрьской социалистической революции. «Всякий раз, — говорил Л.И. Брежнев в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза, — когда империалистам требуется замаскировать свои агрессивные мероприятия, они пытаются воскресить миф о «советской угрозе»12.

Примечания

1. Görlitz W. Der deutsche Generalstab. Frankfurt a/Main, 1953; Germany and the Soviet Union. 1939—1941. Leiden, 1954.

2. Нюрнбергский процесс... М., 1960, т. 5, с. 569.

3. «Совершенно секретно! Только для командования!». Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967, с. 641.

4. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1939—1942 гг. М., 1969, т. 2. От запланированного вторжения в Англию до начала Восточной кампании (1.7.1940—21.6.1941), с. 60.

5. Ф. фон Шуленбург прибыл в СССР 1 октября 1934 г., верительные грамоты вручил 3 октября 1934 г.

6. Köstring E. Hitler zwischen dem. deutschen Reich und der Sowjetunion. 1921—1941. Frankfurt a/Main, 1965, S. 310.

7. См.: Жилин П.А. Проблемы военной истории. М., 1975, с. 199—202, 206—212.

8. Wright Q. The Ordeal of Total War. 1939—1945. New York, 1968, p. 9—10.

9. См.: Жилин П.А. Проблемы военной истории, с. 209, 210.

10. См.: Жилин П.А. Проблемы военной истории, с. 209, 210.

11. Там же, с. 210.

12. Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 28.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты