Библиотека
Исследователям Катынского дела

Освободительная борьба

В начале 1944 г. тревога среди гитлеровских оккупантов усилилась. Они серьезно опасались, что в случае проигрыша Германией войны им придется отвечать за свои злодеяния на французской земле. Гитлеровские главари знали, что англо-американские союзники готовят высадку войск в Европе. В конце декабря 1943 г. Гитлер говорил: «Нет сомнения, что союзники уже установили срок вторжения. Наступление их на западе начнется в середине или в начале марта... Если союзники начнут наступление, то оно решит исход войны». Далее он отметил, что обе предыдущие десантные операции союзников удались благодаря содействию предателей: в Северной Африке предал адмирал Дарлан, а в Италии — маршал Бадольо. Но во Франции это исключено, ибо, во-первых, Петэн — преданный Германии человек и, во-вторых, вся Франция оккупирована немцами1.

Действительно, когда 23 декабря 1943 г. главнокомандующий немецкими войсками на Западе фельдмаршал Рундштедт по согласованию с ОКВ направил Петэну письмо с просьбой оказать вермахту помощь в случае высадки союзников, тот безоговорочно согласился. «Глава французского государства» не возражал и против решения Гитлера от 17 января 1944 г. всю прибрежную зону Франции глубиной до 30 км объявить «боевой зоной», всю власть в которой передать соответствующим командующим, хотя это было грубым нарушением соглашения о перемирии. В Южной Франции, где номинально существовали французские органы власти, прибрежные департаменты также были объявлены «боевой зоной». Предусматривалось, что в случае высадки союзников вся бывшая неоккупированная зона будет полностью подчинена германской военной администрации. Все эти меры предпринимались с одобрения маршала Петэна и правительства Виши. Накануне высадки гестапо предприняло новую кампанию арестов среди вишистских офицеров и высших чиновников. Было схвачено более 100 генералов, свыше тысячи офицеров, 15 префектов и 50 супрефектов2.

Долгожданная высадка союзников во Франции состоялась ранним утром 6 июня 1944 г. Тогда же миллионы французов услышали записанное на пленку обращение Петэна, потому что престарелый маршал, как и предполагали немцы, в этот момент спал. Петэн призывал французов соблюдать дисциплину, не мешать передвижению немецких войск. Выступивший затем глава правительства Лаваль заявил, что Франция не находится в состоянии войны с кем бы то ни было3.

Сложившуюся на Западе кризисную обстановку Гитлер пытался ликвидировать персональными перемещениями не только в высшем командовании действующей армии, но и в военной администрации во Франции и Бельгии. Так, был отстранен от должности начальник военной администрации в Северной Франции и Бельгии генерал Фалькенхаузен. Новую волну арестов среди высших чиновников военной администрации во Франции вызвало покушение на Гитлера 20 июля 1944 г. Замешанный в заговоре против Гитлера генерал К.-Г. фон Штюльпнагель 21 июля был вызван в Берлин и в пути застрелился. Начальником военной администрации во Франции был назначен 58-летний генерал авиации К. Китцингер. Тогда же Абец получил распоряжение из Берлина обеспечить перевод правительства Петэна—Лаваля в г. Бельфор, что и было сделано 20 августа 1944 г. 6 сентября 1944 г. немецкий представитель предложил Петэну покинуть г. Бельфор и переехать в более безопасное место, например в замок Зигмаринген, находящийся в Швабии. Ему было обещано, что при первой же возможности он будет снова возвращен на французскую территорию. Но новое наступление советских войск и быстрое продвижение войск союзников положили конец этим махинациям гитлеровцев.

Французские партизаны

В эти критические для Германии и ее французских марионеток дни Гитлер снова, как и в 30-е годы, накануне войны, клялся в том, что никаких злых умыслов в отношении французов он якобы не имел, что война с Францией являлась простым недоразумением. Принимая в своей ставке в Восточной Пруссии группу французских коллаборационистов 1 сентября 1944 г., Гитлер старался убедить их в том, что «немецкий народ никогда не в состоянии онемечить значительную часть французов, точно так же как и Франция не сможет романизировать какие-либо части немецкого народа»4.

Все эти речи в конце 1944 г., как и накануне войны, служили одной цели — усыпить бдительность французских трудящихся и предпринять последнюю попытку включить Францию в разваливающийся «новый порядок» в Европе для борьбы против стран антигитлеровской коалиции.

Освобождение Франции было существенно ускорено тем, что в нем принял активное и повсеместное участие сам французский народ.

* * *

Первый день вражеской оккупации Франции явился началом движения Сопротивления, наиболее активной силой которого стал рабочий класс во главе с коммунистической партией. Хотя в первый год оккупации французское Сопротивление действовало разрозненно и не имело ни единого руководства, ни единого плана действий, но уже тогда оно вызывало серьезную озабоченность оккупационных властей.

После нападения гитлеровцев на Советский Союз и особенно после разгрома вермахта под Москвой движение Сопротивления во Франции, как и в других оккупированных странах, активизировалось. Началась вооруженная борьба французских патриотов. Весть о блистательной победе Красной Армии под Сталинградом послужила новым стимулом для дальнейшего расширения масштабов вооруженной освободительной борьбы. Компартия призвала французских трудящихся готовиться к всенародному вооруженному восстанию. В борьбу втягивались все новые слои населения. В начале 1944 г. все французские военные формирования, действовавшие в тылу немецко-фашистских оккупантов, были объединены во Французские внутренние силы (ФФИ). С середины 1944 г. партизанская война во Франции приняла небывалый размах, а армия партизан насчитывала полмиллиона бойцов. «После 6 июня, — писал М. Торез, — мы стали свидетелями массовых восстаний от Бретани до Альп и от Пиренеев до Юры. Целые департаменты освобождались собственными силами. Это было в подлинном смысле слова всенародное восстание... Против оккупантов поднимается Париж... И здесь Снова в первых рядах сражающихся шли коммунисты»5.

Вершиной национально-освободительной борьбы французского народа стало вооруженное восстание 19—25 августа 1944 г. в Париже. Его победа явилась важным рубежом на пути полного освобождения всей территории Франции.

Таким образом, германский фашизм грозил французскому народу ликвидацией его как нации и планировал окончательно лишить Францию государственной независимости. Эти планы гитлеровские оккупанты предполагали осуществить после окончания войны. Но уже в ходе войны они предприняли определенные попытки расчленить Францию. Так, фактически были аннексированы три французских департамента, составляющих Эльзас и Лотарингию. Некоторые другие части Франции предполагалось отделить и создать «автономные» области, зависимые от Германии. В отношении французского населения гитлеровские расисты вели курс на подавление его национального самосознания, частичную германизацию и массовые переселения. Особому террористическому обращению подвергались многочисленные слои иностранных иммигрантов.

Активную помощь германским оккупантам оказывали французские коллаборационисты, создавшие в неоккупированной южной зоне Франции «правительство Виши», выражавшее интересы наиболее реакционных кругов французских промышленных монополий. Для обмана народа вишисты объявили осуществление так называемой «национальной революции», которая на деле была не чем иным, как буржуазной контрреволюцией, направленной против французского народа и тормозившей национально-освободительную борьбу французских трудящихся.

Народ Франции с первых же дней оккупации поднялся на решительную борьбу против чужеземных захватчиков. Он возродил великие революционные традиции Франции, спас ее честь и достоинство. В авангарде национально-освободительной борьбы французского народа шел рабочий класс, руководимый Французской коммунистической партией. Французские рабочие защищали не только свои классовые интересы, но и являлись наиболее стойкими патриотами, отстаивавшими честь и национальное достоинство французского народа. Отмечая связь общенациональных задач с классовыми, интернациональных задач с патриотическими во французском движении Сопротивления в годы второй мировой войны, генеральный секретарь ФКП Вальдек Роше в 1968 г. говорил: «Мы неразрывно связывали аккорды «Марсельезы» и «Интернационала», связывали трехцветное знамя нации с красным знаменем рабочих битв»6.

Гитлеровцы нанесли Франции серьезный материальный ущерб. Если стоимость всего промышленного производства страны в 1938 г. составляла 347 млрд, франков, то ущерб, нанесенный во время оккупации, составил более 1605 млрд, франков (также в ценах 1938 г.), причем военные разрушения составляли лишь 25% этой суммы. В результате войны и оккупации погибло 635 тыс. французов, из них в ходе боевых действий в 1939—1940 гг. было убито 115 тыс. человек7.

Эти данные свидетельствуют о том, что подавляющее большинство французов погибло уже после подписания перемирия, т. е. вследствие жестокого оккупационного режима гитлеровцев.

Примечания

1. См.: Jäckel E. Op. cit., S. 296.

2. См.: Киссельгоф И.С. Указ. соч., с. 187.

3. См.: Isorni J. Op. cit.. T. 2, p. 395.

4. Staatsmänner und Diplomaten bei Hitler. Zweiter Teil, S. 502.

5. Торез М. Сын народа. Пер. с франц. М., 1960, с. 175—176.

6. Правда, 1968, 12 июля.

7. Смирнов В.П. Указ. соч., с. 38.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты