Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Новости
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

В нашей фирме работают ведущие корпоративов в Москве по очень доступным ценам.

стенка в гостинную фото

Посольство Абеца

От Гиммлера и Гейдриха не хотел отставать и Риббентроп, также пожелавший иметь во Франции своего независимого от военной администрации представителя. Еще до подписания перемирия с середины июня 1940 г. при штабах групп армий существовали представители МИДа. С падением Парижа и капитуляцией Франции Риббентроп сумел убедить Гитлера в необходимости иметь при начальнике военной администрации в Париже представителя МИДа. Первым таким представителем 5 августа 1940 г. был назначен О. Абец, который многие годы непосредственно участвовал в формировании и проведении немецкой политики в отношении Франции, но никогда не был профессиональным дипломатом. Свою политическую карьеру он начал в гитлеровском молодежном движении. До 1933 г. Абец участвовал в нескольких встречах молодежи Германии и Франции и тогда же женился на француженке, работавшей секретаршей в журнале «Нотр тан», который редактировал будущий руководитель французской коллаборационистской печати в оккупированном Париже Ж. Люшер.

С 1934 г., работая референтом по Франции в имперском управлении гитлерюгенда, Абец был тесно связан с Риббентропом, который тогда руководил в партии так называемым Внешнеполитическим бюро и был фактически внешнеполитическим советником Гитлера. Через некоторое время Абец стал ведать в этом бюро французскими делами, главным образом пропагандой на Францию, и курировал деятельность «Немецко-французского общества» в Германии и «Комитета Франция—Германия» во Франции.

Став министром иностранных дел Германии, Риббентроп еще накануне войны пригласил Абеца в свое министерство и назначил его в посольство в Париже. Ловкий и не лишенный остроумия человек, бойкий собеседник, он блистал во многих парижских салонах, не без успеха стараясь завести знакомства с представителями влиятельных кругов Франции1. Для подкупа политических деятелей, издателей и журналистов Абец располагал огромными средствами. Геббельс предоставил ему и другим германским агентам во Франции более 300 млн марок. Абец как-то хвастал, что свыше дюжины французских парламентариев у него в кармане.

За активную антифранцузскую пропаганду Абец накануне войны был выслан из Парижа. С началом войны на посту главы так называемого «французского комитета» в Германии Абец занимался пропагандой на Францию, а в марте 1940 г. получил дипломатический ранг «посол». 14 июня 1940 г. в день падения Парижа Риббентроп вызвал Абеца в ставку и предложил ему представлять МИД при начальнике военной администрации в Париже. Так, за Сеной на Рю де Лилль в здании бывшего германского посольства во Франции появилась небольшая группа гражданских лиц, составившая ядро «германского посольства в Париже». Когда после заключения перемирия была создана военная администрация для всех оккупированных департаментов Франции, то Абец стал при ней представителем МИДа.

Среди наиболее влиятельных сотрудников ведомства Абеца можно назвать его первого помощника Р. Шлейера, ведавшего политическими вопросами, советника Э. Ашенбаха, ведавшего прессой, и единственного дипломата с довоенным стажем юриста Ф. Гримма, а также ведавшего вопросами культуры К. Эптинга. Советник К.-Т. Цейтшель занимался в посольстве еврейскими делами, а молодой дипломат Р. Ран контролировал работу радио и других пропагандистских органов Франции.

Судьба, уготованная Франции фашистскими оккупантами. На пограничном столбе надпись «Протекторат»

Юридическое положение посольства Абеца было не совсем ясным. Его задача состояла не в том, чтобы поддерживать нормальные дипломатические отношения с французским правительством (именно поэтому Абец не был аккредитован при правительстве Виши), а в оказании влияния на политические круги и общественное мнение Франции в нужном для Германии направлении2. Абецу было запрещено устанавливать какие-либо контакты с правительством Виши. Но со временем стало ясно, что наличие этого правительства игнорировать нельзя. Более того, и на него нужно было оказывать соответствующее влияние. Поэтому Гитлер согласился иметь при начальнике германской военной администрации генерального уполномоченного французского правительства по вопросам оккупированной зоны. 10 июля им стал посол Л. Ноэль, а с середины августа — генерал Лауренс. В декабре 1940 г. его сменил убежденный фашист и активный коллаборационист Ф. де Брион3.

По инициативе заместителя Петэна П. Лаваля 19 июля 1940 г. состоялась его первая встреча с Абецом. После доклада в Берлине об итогах встречи было решено, что Абец будет отвечать за решение всех политических вопросов как в оккупированной, так и в неоккупированной Франции и поддерживать контакт с правительством Виши. Его посольство наряду с военной администрацией и комиссией по перемирию в Висбадене стало самостоятельным органом. Со временем влияние Абеца усиливалось. По директиве Гитлера от 20 ноября 1940 г. его ведомство стало именоваться «Германское посольство в Париже» и имело штат в 25 человек с соответствующим вспомогательным персоналом. Оно обязано было контролировать связи Виши с третьими странами, а с сентября 1941 г. руководить германскими консульствами, созданными в Алжире, Касабланке, а позже в Марселе.

Споры между различными оккупационными инстанциями за влияние на осуществление германской политической линии во Франции существовали с самого начала их деятельности и продолжались весь период оккупации. По поводу французской политики Германии существовали две точки зрения: Абец и стоявшие за ним круги из МИДа выступали за постепенное сближение с Францией, другие же во главе с Герингом — за активную эксплуатацию ее экономики. Противников сближения с Францией энергично поддерживал Муссолини, выразивший в октябре 1940 г. беспокойство по поводу того, что такое сближение «может поставить под угрозу интересы Италии из-за чрезмерного усиления Франции»4. После начала войны против Советского Союза Муссолини снова настойчиво предлагал Гитлеру быть еще более жестким в отношении Франции. В одном из писем Гитлеру он процитировал следующие слова Макиавелли: «Чем больше французы обещают, тем меньше они делают». Но Гитлер в условиях, когда на Востоке шли ожесточенные сражения, опасался открытия нового театра военных действий на Западе, поэтому был заинтересован в спокойствии как в самой Франции, так и во французских владениях в Северной Африке.

Особенно частые споры происходили между послом Абецом и командующим войсками вермахта во Франции. Причем, как явствует из дневника Гальдера, они не имели принципиальной основы и вызывались тем, что «посольство всюду пытается выйти за пределы своей компетенции» и что имелось «личное стремление Абеца услужить своему министру путем одержания победы над нами»5. Германские военные власти во Франции опасались «либеральной» политики Абеца. Однако серьезных причин для такого «беспокойства» не было, потому что именно в это время в Париже под покровительством Абеца обосновалась группа фашистски настроенных французских политических деятелей, уже давно составлявших немецкую агентуру во Франции и выступавших за проведение жесткой линии в оккупационной политике. Эта группа даже правительство Виши и самого Петэна называла «реакционными», требовала его свержения и создания более прогерманского правительства6.

Позиции Абеца были несколько поколеблены, когда немецкие войска вступили в южную зону Франции. После очередной в середине ноября 1942 г. встречи Лаваля с Гитлером, на которой присутствовал и Абец, последний получил «длительный отпуск для отдыха». Его заменил Шлейер. Ровно через год, когда Абец был снова возвращен в Париж, обстановка во Франции для гитлеровцев резко обострилась. Под влиянием событий на советско-германском фронте усилилось движение Сопротивления французских патриотов, начался разброд и в правительстве Виши. Со времени высадки союзников во Франции круг обязанностей, которым занималось посольство Абеца, значительно сузился. Сам Абец лишь сопровождал «правительство Виши» во время его эвакуации на восток и плел интриги среди французских политических деятелей.

Примечания

1. См.: Симон А., Уотерфилд Г., Моруа А., Жеро А. (Пертинакс), Ромэн Ж. О тех, кто предал Францию. М., 1941, с. 170.

2. См.: Böhme H. Op. cit., S. 183.

3. См.: La Loi nazie en France..., p. 13—14.

4. Гальдер Ф. Военный дневник, т. 2, с. 209.

5. Гальдер Ф. Военный дневник, т. 2, с. 448.

6. См.: Michel H. Pétain, Laval, Darlan — trois politiques? p. 113.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты