Библиотека
Исследователям Катынского дела

Создание военной администрации

10 июня 1940 г., когда французская армия, захлестываемая потоком гражданских беженцев, отступала на юг, по германскому радио выступал Геббельс. В своей обычной хвастливой манере, рассчитанной на деморализацию противника, он заявил, что войска вермахта займут Париж не позднее 15 июня. Гитлеровцы вступили во французскую столицу, объявленную открытым городом, рано утром 14 июня.

К этому времени в Париже, насчитывавшем накануне войны около 1800 тыс. жителей, оставалось не более 900 тыс. человек1. Около 1 млн парижан покинули город и вместе с миллионами беженцев из северо-восточных департаментов, Арденн и Эльзаса двинулись на юг, спасаясь от наступавшего врага. Очевидец первой, майской волны бегства будущий премьер-министр Франции П. Мендес-Франс, который тогда находился возле г. Руана в 250 км от линии фронта, рассказывал: «В первые дни мы видели, как проносятся роскошные и быстрые американские машины с шоферами в форменной одежде. В них сидели элегантные дамы, положив руку на саквояж с драгоценностями, господа, разглядывающие дорожные указатели или изучающие автомобильные карты. Они не останавливались здесь. У них было достаточно денег и продовольствия. Затем начали появляться не столь блестящие и новые машины, за рулем сидели мелкие буржуа, и в машине обычно были их семьи. Они уже нуждались в нашей помощи. Прошел еще день или два, и поползла самая невероятная рухлядь — автомобили старых времен, вытащенные из пыли неизвестно каких сараев и пущенные в ход в силу отсутствия других средств для бегства. Они постоянно портились. Все чаще попадались машины, брошенные из-за отсутствия горючего на дороге или валявшиеся в канаве. Их владельцы продолжали путь пешком до ближайшего города, а затем в поезде, на велосипеде или на попутной машине. Потом появились велосипедисты, беззаботные на первый взгляд, в большинстве молодежь, и казалось, будто они участвуют в какой-то громадной и трагической воскресной прогулке. Также появились пешеходы, идущие иногда целыми семьями. Он — с узлом за плечами, она — толкая тачку или детскую коляску. Некоторые из них шагали десятки и десятки километров без заметных следов усталости, останавливаясь лишь на ночлег в поле, — это была весна. Другие, у которых позади уже несколько дней пути, — удрученные, подавленные, ноги в крови, оставившие сначала свой скудный багаж, затем бросившие все и прилегшие на дорожном откосе под деревом, разбитые, измученные, отчаявшиеся. Последними двигались медленным шагом лошади, тянувшие тяжелые телеги крестьян Севера, нагруженные больными, детьми, стариками, сельскохозяйственными орудиями, мебелью. Все, что можно было погрузить, все, что можно было оторвать от земли, чтобы не оставить в руках врага, было увезено. Около телег иногда гнали скот — коров, лошадей»2.

В конце июля 1940 г. Гитлер принял решение запретить возвращение в оккупированную зону большинству из этих беженцев, в основном эльзасцам, и они вынуждены были оставаться по ту сторону «зеленой линии»3.

В первые дни после прекращения военных действий, когда Франция была похожа на огромный лагерь беженцев, когда французы пытались мучительно разобраться, что же произошло с их родиной, в ставке Гитлера, как рассказывает очевидец Г. Беме, царило ликование. Все были уверены в том, что Англия вскоре запросит мира. Поэтому Гитлер даже приказал провести частичную демобилизацию войск4. В конце июля 1940 г. в Париже предполагалось устроить парад. Однако ОКХ заявило, что невозможно будет обеспечить прикрытие города от налетов английской авиации. Парад был отменен5.

Гитлеру, вернувшемуся из Парижа, в Берлине была организована торжественная встреча. По улицам Берлина продефилировала берлинская дивизия, сражавшаяся на Западе.

Вечером 19 июля 1940 г. в берлинской Крольопере с особой помпезностью открылось заседание рейхстага. На него был приглашен весь высший командный состав вермахта, от командиров корпусов включительно. Гитлер объявил здесь о присвоении звания генерал-фельдмаршала двенадцати своим генералам — Браухичу, Кейтелю, Рундштедту, Рейхенау, Боку, Леебу, Листу, Клюге, Вицлебену, Мильху, Шперле и Кессельрингу. Герингу было присвоено звание рейхсмаршала. Была объявлена благодарность вермахту за успешную кампанию во Франции. Вскоре в Берлин был доставлен исторический вагон из Компьена6.

Между тем в ставке шла подготовка организации в оккупированной зоне Франции системы германского военного управления. С 9 мая 1940 г. в ходе боевых действий, а также на время, пока штаб ОКХ находился на территории Франции, всеми гражданскими делами руководил начальник военной администрации Северной Франции. Затем была учреждена военная администрация для всей оккупированной Франции (кроме департаментов Нор и Па-де-Кале). Ее начальниками последовательно были: с 30 июня по 26 октября 1940 г. — генерал А. Стреккиус, затем до февраля 1942 г. — генерал О. фон Штюльпнагель, до 22 июня 1944 г. — генерал К.-Г. Штюльпнагель и, наконец, с августа 1944 г., после покушения на Гитлера, — генерал Китцингер. Кратковременно эти должности также занимали Е. Шаумбург (16—27 февраля 1942 г.) и генерал Блюментрит (с 26 июля до 6 августа 1944 г.). Поскольку территория оккупированной Франции оставалась оперативной зоной вермахта для действий против Англии, то наряду с начальником военной администрации существовал и главнокомандующий на Западе, которым был до 3 июля 1944 г. фельдмаршал фон Рундтедт. Рабочими органами начальника военной администрации во Франции были командный штаб во главе с полковником Г. Шпейделем, ведавший вопросами обеспечения военной безопасности оккупированных областей, и административный штаб, который непосредственно осуществлял оккупационные функции. Он в свою очередь делился на четыре отдела7.

В директиве ОКХ от 26 июня 1940 г. были определены следующие задачи немецкого военного управления во Франции: «Задачей военного управления является поддержание спокойствия и порядка в оккупированных французских областях и использование богатств страны для нужд вермахта и военной промышленности»8. В своем воззвании к населению главнокомандующий сухопутными войсками, объявляя о создании немецкого военного управления, потребовал «соблюдения порядка» и пригрозил, что будет строго наказывать тех, кто будет оказывать немецким войскам пассивное или активное сопротивление9.

При делении территории оккупированной Франции для создания органов военной администрации Гитлер полностью игнорировал как государственные и национальные границы страны, так и традиционно установившиеся экономические связи между отдельными ее районами. В первые недели после капитуляции Франции в ведении военной администрации находилось только шесть департаментов, расположенных севернее р. Сены. В Париже существовал самостоятельный начальник военной администрации, власть которого распространялась и на примыкающие к городу департаменты. Три департамента, составлявшие Эльзас и Лотарингию, были фактически аннексированы, и там властвовали немецкие гаулейтеры. Французские департаменты Нор и Па-де-Кале, как уже упоминалось выше, были присоединены к Бельгии и подчинялись начальнику военной администрации в Брюсселе. В то же время захваченные принадлежащие Англии Нормандские острова Джерси, Гернси и другие входили в подчинение полевой комендатуры 515, и на них был распространен оккупационный режим, установленный во Франции10. В соответствии с директивой ОКВ с лета 1941 г. было предпринято усиление обороны этих островов. На них была переброшена пехотная дивизия и несколько частей зенитной и тяжелой полевой артиллерии11.

После перехода аппарата военной администрации в Париж было решено подчинить ее начальника непосредственно главнокомандующему сухопутными войсками фельдмаршалу Браухичу. К середине июля 1940 г. немецкая военная администрация во Франции и ее органы на местах были полностью укомплектованы. В низших административных звеньях ее структура к концу 1940 г. выглядела так. В каждом из 144 полностью или частично оккупированных районов существовала районная комендатура. В 48 департаментах имелись свои полевые комендатуры. В качестве советников в них находились чиновники военной администрации. 10—15 полевых комендатур объединялись в оберполевые комендатуры. Кроме того, имелись четыре военно-административных округа во главе с генералом и административным штабом: на северо-западе (г. Сен-Жермен, Эн Лей), на юго-западе (в Бордо). В сентябре 1940 г. к нему была присоединена полоса вдоль Атлантического побережья, в северо-восточной Франции (г. Дижон) и округ с центром в г. Анже.

Структура оккупационной военной администрации во Франции (1940—1941 гг.)

В крупных городах имелись самостоятельные 30 местных комендатур. В связи с немецко-фашистской агрессией против Советского Союза количество комендатур во Франции резко сократилось. В январе 1942 г. здесь существовало 28 полевых и 86 районных комендатур, а местные комендатуры были вообще ликвидированы. Позже количество районных комендатур сократилось до 18, а освободившимся персоналом были укомплектованы 45 полевых комендатур. К августу 1944 г. все районные комендатуры во Франции были отменены12.

В Париже и в трех прилегающих к нему департаментах было создано самостоятельное управление коменданта города как военного руководителя. Ему же подчинился штаб по гражданским делам. 1 марта 1941 г. оба эти органа были объединены в единый военно-административный округ Париж во главе с комендантом Большого Парижа. Полевым комендатурам в департаментах подчинялись районные и местные комендатуры, во главе которых стояли, как правило, офицеры-резервисты. По состоянию на сентябрь 1941 г. в органах военного управления во Франции было занято 1489 чел., из них большинство находилось в Париже и в полевых комендатурах департаментов13.

В октябре 1941 г., по свидетельству Гальдера, в ставке Гитлера обсуждался вопрос о том, чтобы военную администрацию во Франции преобразовать в рейхскомиссариат, как это было сделано в Голландии и Норвегии. Однако оно не было принято, и система военной администрации во Франции оставалась до конца войны14.

В своей оккупационной зоне итальянцы создали «руководство групп контроля», находившееся сперва в г. Гане, а с ноября 1942 г. в г. Ницце с соответствующими региональными управлениями. Каждое такое управление располагало шестью контрольными группами. Со временем штат и функции итальянского контрольного механизма расширялись. В конце июля 1940 г. была введена должность офицера «по гражданским делам», который официально занимался репатриацией проживавших во Франции итальянцев, но фактически пытался вмешиваться и в дела местных органов власти. Несколько позднее была учреждена группа по контролю над военной промышленностью с местом пребывания в г. Гренобль.

Южная часть Франции находилась в ведении правительства во главе с маршалом Ф. Петэном, переехавшего из Бордо в курортный городок Виши. Она имела территорию в 241 тыс. кв. км с населением 12 млн человек. В первые недели после завершения французской кампании нацисты нарочито демонстрировали, будто они вообще не интересуются делами этого правительства. Но их беспокоило то обстоятельство, что под властью правительства Виши находились богатые и стратегически важные французские владения в Северной Африке. В Берлине опасались, что эти владения попадут в руки англичан и станут затем плацдармом для их вторжения на европейский континент.

Уже 24 сентября 1940 г. у генерал-квартирмейстера ОКХ генерал-лейтенанта Паулюса состоялось обсуждение вопроса о возможности занятия неоккупированной Франции, как предлагало командование группы армий «Ц». Было решено, чтобы этот вопрос пока не поднимать. Если же обстановка изменится, то можно будет предпринять оккупацию15. В декабре 1940 г. в узком кругу Гитлер говорил:

«Если в Северной Африке что-либо случится, то мы должны будем оккупировать всю Францию».

С этой целью в директиве генерального штаба сухопутных войск от 10 декабря 1940 г., подписанной Гальдером, предусматривалась, если этого потребует политическая ситуация, внезапная оккупация южной зоны Франции. Операция получила кодовое наименование «Аттила». Во время кризиса, наступившего для вермахта под Москвой в декабре 1941 г., Гитлер снова выразил эту свою озабоченность словами:

«Если в Африке произойдут изменения, мы должны осуществить «план Аттила», т. е. занять всю Францию».

Лишь 29 мая 1942 г. он принял принципиальное решение об оккупации всей Франции, но его осуществление откладывалось до 11 ноября 1942 г., когда в Северную Африку высадились англо-американские войска16. Итальянские войска также предприняли оккупацию части Южной Франции и вышли на линию от Бандоля до Роны выше Авиньона, но сам Авиньон и Экс были заняты вермахтом. Затем от Авиньона линия соприкосновения шла до Вьенна, поворачивала к Нантюа и Бельгарду. Это означало, что итальянские войска в середине ноября 1942 г. оккупировали семь департаментов полностью и четыре — частично17. На совещании, которое состоялось 22 декабря 1942 г., Гитлер принял решение называть разграничительную линию между немецкой и итальянской оккупационными зонами «тактической границей с Италией» и распорядился весьма тщательно ее охранять. Вместе с тем сохранилась и демаркационная линия, через которую по-прежнему переход французам с юга на север был запрещен18.

Хотя характер немецкого управления в южной Франции отличался от того, что было в северной части страны, и формально германские войска находились здесь «не с целью оккупации, а для ведения боевых действий», однако прежняя демаркационная линия фактически потеряла свое былое значение. Теперь, в изменившейся обстановке, в нарушение соответствующих статей соглашения о перемирии главари Германии не рассматривали более Францию как единое политическое и экономическое целое.

Коренной перелом в войне, достигнутый в первой половине 1943 г. в результате побед Советских Вооруженных Сил, оказал серьезное влияние и на обстановку на Западе. Кризис охватил, в частности, Италию, которая искала возможности выйти из войны. Предвидя такое развитие событий, гитлеровская ставка в мае 1943 г. начала разработку плана вторжения в Италию и занятие оккупированных ею зон в Южной Франции и на Балканах. В конце августа 1943 г. стало известно, что итальянские войска покидают Южную Францию, и она так же, как и остров Корсика, сразу же была занята немцами.

В связи с вторжением союзников в Италию и ее последующей капитуляцией в сентябре 1943 г. правительство Виши заявило, что фактически Италия не является более воюющей стороной и поэтому «соглашение о франко-итальянском перемирии, заключенное в июне 1940 г., стало беспредметным и в силу этого недействительным». Петэн отозвал из Турина свою делегацию, находившуюся при итальянской комиссии по перемирию. Через некоторое время в оккупированные итальянцами департаменты Южной Франции с разрешения германских властей вернулись французские чиновники и жандармы. Префект Ниццы снова назначил в г. Ментону французского мэра и водрузил над зданием мэрии французский национальный флаг. Итальянские лиры были изъяты из обращения19.

После вторжения немецких войск в южную зону в ноябре 1942 г. власть начальника военной администрации на эту зону не распространялась. Поскольку она считалась зоной боевых действий, то хозяином в ней был фельдмаршал Рундштедт. Ему подчинялся начальник тылового района, а с 17 декабря — «комендант оперативного района Южной Франции» генерал-лейтенант Нихоф, находившийся в Лионе. Для связи с местными властями в его распоряжении в шести важнейших департаментах южной зоны находились «главные штабы для связи» и в остальных 26 департаментах — «штабы для связи». Они примерно соответствовали полевым комендатурам в северной зоне. Полномочным представителем Рундштедта в Виши был направлен генерал Нейбрунн, имевший титул «германский генерал главнокомандующего на Западе в Виши». Для решения политических и хозяйственных вопросов в южной зоне при штабе Рундштедта в Париже был создан «рабочий штаб во Франции».

Опасаясь высадки англо-американских союзников на юге Франции и дальнейшей активизации партизанского движения французских патриотов, в январе 1944 г. Гитлер решил большую часть Южной Франции, включавшую семь приморских департаментов, объявить «боевой зоной» и уже официально считать ее оккупированной территорией. Об этом, в частности, отмечалось в письме фельдмаршала Рундштедта правительству Виши от 9 февраля 1944 г.20 В этих департаментах структура оккупационных органов была такой же, как и в северной зоне, оккупированной в 1940 г., а именно, были созданы полевые комендатуры во главе с оберполевой комендатурой в г. Авиньон.

Капитуляция французской армии после подписания соглашения о перемирии. Июнь 1940 г.

Большое влияние в органах германской военной администрации во Франции имели старые нацисты, давно примкнувшие к партии Гитлера. Типичным в этом отношении был руководитель административного отдела в первые два года оккупации Франции бригаденфюрер СС В. Бест. В 20-е годы в рейнских провинциях он выступал против французской оккупации, за что был посажен французами в тюрьму. С 1933 г. многие годы служил в гестапо под начальством Гейдриха, но в 1940 г. Бест попал в немилость и был направлен в Париж.

В аппарате военной администрации были и так называемые «специалисты», которые, как они утверждали, меньше интересовались политикой, но не менее ревностно выполняли все указания из Берлина. К их числу принадлежал начальник экономического отдела доктор Э. Михель, ставший затем начальником штаба гражданской администрации.

Установленная в 1940 г. структура германской военной администрации во Франции в основных своих чертах существовала до августа 1944 г. По мере освобождения страны союзными войсками ее функции становились все уже, и после оставления немцами Парижа с 26 августа начальник военной администрации снова, как это было и в первые недели оккупации в 1940 г., перешел в подчинение главнокомандующему войсками на Западе. По существу, это означало конец деятельности германской военной администрации на французской земле. Вскоре ее остатки переехали в Потсдам и всю зиму писали отчет о своей 4-летней деятельности.

Казалось, гитлеровское руководство сумело создать достаточно эффективную систему управления оккупированной Францией. Но в действительности эта система оказалась весьма запутанной и громоздкой. Каждая влиятельная фигура из гитлеровских главарей считала своим долгом иметь во Франции самостоятельный орган, не подчинявшийся начальнику военной администрации. Так, уже вечером 14 июня в Париж прибыла группа в составе 20 сотрудников СД во главе с оберштурмфюрером СС Г. Кнохеном. Тогда же в июне 1940 г. в Париже ОКВ создало свою службу контрразведки под руководством полковника Рудольфа с филиалами в Бордо, Дижоне, Нанте, Туре и других городах. Здесь же была создана служба секретной полевой жандармерии, подчинявшейся ОКВ.

Несмотря на наличие во Франции весьма разветвленной сети карательных органов вермахта, без ведома ОКВ 20 августа 1940 г. Гиммлер принял решение о создании во Франции и Бельгии разветвленных органов полиции безопасности и службы СД. Главой этих органов был назначен «уполномоченный начальника полиции безопасности и СД для Франции и Бельгии» штандартенфюрер СС Томас. Ему подчинялись два бюро: одно для Франции во главе с Кнохеном в Париже и другое для Северной Бельгии во главе с оберштурмбанфюрером старшим правительственным советником Хасельбахером в Брюсселе. Затем начальником германской полиции и СД во Франции стал Кнохен. Большую роль в управлении начальника полиции и СД играл 4-й отдел (гестапо), которым руководил штурмбанфюрер Бемельбург, и служба СД.

Все эти органы некоторое время подчинялись начальнику военной администрации во Франции, но в марте 1942 г. Гитлер решил ввести во Франции самостоятельную должность «высшего начальника СС и полиции военной администрации во Франции». В соответствующей директиве от 9 марта 1942 г. отмечалось, что начальник полиции по-прежнему подчиняется начальнику военной администрации, однако фактически он получал директивы непосредственно от Гиммлера. Высший начальник СС и полиции обеспечивал полицейскую безопасность территории, предпринимал акции против движения Сопротивления, руководил французской полицией21.

Эту должность занял бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции К.-А. Оберг. В начале 20-х годов он одним из первых примкнул к национал-социалистскому движению. С 1931 г. стал сотрудником СД, т. е. службы, которая занималась разведкой в пользу гитлеровской партии. Будучи близким другом Гейдриха, после прихода Гитлера к власти Оберг был назначен начальником полиции в г. Цвиккау, а после оккупации Польши — в г. Радоме. В Париже ему были предоставлены самые широкие полномочия. Бывший глава полиции безопасности и СД во Франции Кнохен стал заместителем Оберга. Секретная полевая полиция была распущена.

Влияние службы безопасности во Франции при Оберге резко возросло. Эта служба включала в себя полицию порядка во главе с полковником полиции Швейрихом (позже — генералом Шеером) и полицию безопасности под руководством Кнохена. В течение полугода Оберг увеличил полицию безопасности и СД с 600 человек до 2 тысяч. Она была разделена на семь отделов, которые занимались организационными вопросами и кадрами, материальным обеспечением и наблюдением за французской полицией, вопросами права, слежкой за иностранцами, контролем деятельности политических партий и религиозных обществ, вопросами культуры и т. д.22 Отдел безопасности подразделялся на подотделы: по борьбе с коммунизмом, еврейский, депортации и борьбы против шпионажа и движения Сопротивления. В оккупированной Франции, за исключением двух северных департаментов и Эльзас-Лотарингии, имелось не менее 17 отрядов полиции безопасности и СД23.

С деятельностью гитлеровской службы безопасности и лично с именем Оберга связаны массовые расстрелы французских заложников, карательные операции против партизан, депортация сотен тысяч французских граждан, террор против французской интеллигенции и другие тяжкие преступления.

Примечания

1. См.: La France economique de 1939 a 1946..., p. 22.

2. Цит. по: Ратиани Г.М. Конец Третьей республики во Франции. М., 1964, с. 64—65.

3. См.: La Loi nazie en France..., p. 13.

4. См.: Böhme H. Op. cit., S. 143.

5. См.: Гальдер Ф. Военный дневник, т. 2, с. 56.

6. В конце войны во время воздушного налета вагон был разрушен, и тот вагон, который стоит в Компьене в настоящее время, является копией подлинного вагона.

7. См.: de Bonard M. Německy útlak ve Francii v letech 1940—1944. — Nacistická okupace Evropy, I/4, s. 171.

8. Цит. по: Böhme H. Op. cit., S. 158.

9. См.: Verordnungsblatt des Militärbefehlshabers in Frankreich 1940, № 1, 4.7.1940.

10. Cruickshank Ch. The German Occupation of the Channel Islands. London; New York; Toronto, 1975, p. 105; La loi nazie en France..., p. 313—316.

11. См.: Циммерманн В. Война на Западе. — Мировая война 1939—1945 годы, с. 57.

12. См.: La loi nazie en France..., p. 8—9.

13. См.: Böhme H. Op. cit., S. 166.

14. См.: Гальдер Ф. Военный дневник. М., 1971, т. 3, кн. 2, с. 22.

15. См.: The national archives of the USA. T—311, roll. 134, p. 42.

16. См.: Jäckel E. Op. cit., S. 234—235.

17. См.: Michel H. Le relations franco-italiennes..., p. 503.

18. См.: Документы о сотрудничестве Виши с гитлеровской Германией. — Международная жизнь, 1959, № 9, с. 156.

19. См.: Michel H. Les relations franco-italiennes..., p. 507.

20. См.: Luther H. Die französische Widerstand gegen die deutsche Besatzungsmacht und seine Bekämpfung. Tübingen, 1957, S. 17—18.

21. См.: Luther H. Op. cit., S. 12—13.

22. Bouard M. de. Německý útlak ve Francii v letech 1940—1944 — Nacistická okupace Evropy, 1/4, s. 180,182.

23. См.: Spiegel T. Österreicher in der belgischen und französischen Résistance. Wien; Frankfurt a. M.; Zürich, 1969, S. 11—12.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты