Библиотека
Исследователям Катынского дела

Создание военной администрации

Бельгия, как и Нидерланды и Люксембург, в начавшейся второй мировой войне придерживалась политики нейтралитета, объявленной королем Леопольдом III еще 14 октября 1936 г. Но она не предотвратила гитлеровской агрессии, которая началась утром 10 мая 1940 г. Тогда же по просьбе бельгийского правительства на территорию Бельгии вступили английские и французские войска. Однако объединенные силы этих стран совместно с 600-тысячной бельгийской армией не смогли остановить наступавшие части вермахта. В бельгийском правительстве, возглавляемом клерикалом Г. Пьерло, и в армии преобладали пораженческие настроения, хотя народ требовал развертывания общенациональной войны против агрессора. Вечером 17 мая 1940 г. пал Брюссель, а 28 мая 1940 г., когда еще не все возможности для сопротивления врагу были исчерпаны, король Леопольд III, как верховный главнокомандующий вооруженными силами, приказал начальнику генштаба войти в контакт с немецким командованием и запросить у него условия перемирия. В тот же день бельгийское правительство эвакуировалось во Францию, а затем — в Англию.

После подписания условий капитуляции бельгийской армии король Леопольд III не последовал примеру короля Норвегии, королевы Нидерландов и великой герцогини Люксембурга, покинувших свои страны, а остался в Бельгии, объявив себя военнопленным. Чтобы спасти корону, король своим решением изменил национальным интересам бельгийского народа. 19 ноября 1940 г. он был принят Гитлером. Тот не только ничего не обещал королю, но и упрекал его в нелояльности к «всегерманской идее». Несмотря на просьбы короля, Гитлер отказался освободить бельгийских военнопленных. Он цинично заявил, что в их труде нуждается промышленность Германии. Что же касается бельгийских военнопленных офицеров, то Гитлер обещал отпустить их только после подписания мирного договора. Исключение было сделано лишь для некоторых прогермански настроенных фламандцев. Тем не менее бельгийский король счел возможным поблагодарить фюрера «за все, что он сделал для Бельгии»1. К Леопольду III был приставлен особый гитлеровский «адъютант», который по инструкции Гиммлера отвечал головой за то, чтобы король постоянно пребывал в замке Лаакен вблизи Брюсселя и не смог бы бежать из Бельгии2.

Сразу же после завершения военных действий оккупационные власти распустили бельгийский парламент, ликвидировали местные выборные органы власти. В провинциях формально существовали губернаторы, по их власть была резко ограничена. Продолжали действовать и бельгийские суды, но также под строгим контролем оккупационной администрации. Вслед за наступающими войсками вермахта в населенных пунктах Бельгии были созданы органы военной администрации. Гитлер уже заранее решил, что в отличие от Нидерландов, Люксембурга и Норвегии в Бельгии власть будет передана не гражданской, а военной администрации. Такое его решение можно объяснить двумя причинами: во-первых, если норвежцев, нидерландцев и люксембуржцев гитлеровские расисты безоговорочно причисляли к «кровнородственным германским народам», оказывая им тем самым и большее политическое доверие, то к населению Бельгии, наполовину состоящему из «негерманцев», гитлеровцы относились иначе, и, во-вторых, Бельгия имела более важное, чем другие названные страны, стратегическое значение как плацдарм для вторжения на Британские острова. «Настоящий порядок» в этой стране могли поддерживать лишь военные власти.

Оккупанты поднимают флаг со свастикой над королевским дворцом в Брюсселе. Май 1940 г.

Формированию и деятельности военной администрации в этой стране гитлеровское руководство придавало большое значение, ибо, как писал начальник штаба военной администрации Э. Реедер, это «не организационно-бюрократический вопрос, а первостепенная политическая проблема3. Структура военной администрации была разработана, и все руководящие должности в ней замещены заранее. Поэтому начальник военной администрации генерал Фалькенхаузен и начальник его штаба бригаденфюрер СС Э. Реедер приступили к своей деятельности в Брюсселе с первых же дней оккупации Бельгии. На местах создавались оберполевые, полевые, районные и местные военные комендатуры4. В Брюсселе, Антверпене и в четырех других городах существовали городские комендатуры.

Органы германской военной администрации в первый период оккупации опирались на расположенные в стране многочисленные войска вермахта. Но в связи с подготовкой агрессии, а затем и агрессией против Советского Союза их численность резко сократилась. И, как свидетельствуют очевидцы, осенью 1941 г. можно было проехать по территории Бельгии десятки километров и не встретить ни одного германского солдата5.

После эвакуации правительства Пьерло в Бельгии, как и в Нидерландах, остался комитет генеральных секретарей, который стал единственной бельгийской центральной властью в оккупированной стране. Вместе с правительством выехали только министерства иностранных дел и по делам колоний. Дипломатам нейтральных стран и папскому нунцию, оставшимся в Брюсселе в первые дни оккупации, германские власти предложили покинуть страну.

Структура центральных органов военной администрации в Бельгии (май 1941 г.)

Захватчики отменили важнейшие законы страны, в том числе и бельгийскую конституцию. Вместо существовавшего в Бельгии издавна разделения власти на исполнительную и законодательную они соединили их воедино и во главе поставили свою бельгийскую агентуру. Оккупационные власти отменили также традиционную еще со времен средних веков автономность бельгийских общин. Бургомистры главнейших городов, таких, как Брюссель, Гент, Льеж, Шарлеруа и других, были арестованы и на их места назначены коллаборационисты, полностью зависевшие от оккупантов.

В силу того, что гитлеровцы ввели принцип фюрерства, назначение всех должностных лиц от рядового общинного чиновника до бургомистра зависело от оккупационных властей. Общинные советы, которые до оккупации сами назначали бургомистров и старшин, теперь были лишены какого-либо влияния на дела общины6.

Примечания

1. См.: Staatsmänner und Diplomaten bei Hitler: Vertrauliche Aufzeichnungen über Unterredungen mit Vertretern des Auslandes 1939—1941. Frankfurt а. М., 1967, Erster Teil, S. 341—342.

2. См.: Jonghe A. de. L'etablissement d'une administration civile en Belgique et dans le Nord de la France. — Cah. d'histoire de la seconde guerre mondiale, 1970, № 1, p. 103.

3. См.: Jonghe A. de. Op. cit., p. 69.

4. См.: Culot J. L'exploitation de la main d'oeuvre bèlge et le problème des réfractaires. — Cah. d'histoire de la seconde guerre mondiale, 1970, № 1, p. 36.

5. См.: Luchie G.-H. La Belgique au temps de l'occupation: La renaissance du livre, 1972, p. 80.

6. См.: Нюрнбергский процесс. М., 1958, т. 3, с. 372.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты