Библиотека
Исследователям Катынского дела

Гражданская администрация

В ночь с 9 по 10 мая 1940 г. немецко-фашистские войска вторглись на территорию независимого и нейтрального государства Великого герцогства Люксембург. Агрессия Германии против этой маленькой соседней страны, имевшей площадь в 2600 кв. км и насчитывавшей всего около 300 тыс. жителей, ни для кого не была неожиданной, ибо ее военная, политическая и моральная подготовка велась задолго да начала второй мировой войны. Еще с середины 30-х годов наиболее реакционные представители правительства Люксембурга, тесно связанные с германским монополистическим капиталом, а также «пятая колонна» в лице многочисленных проживавших здесь немцев психологически готовили население к неизбежности такого акта и к примирению с ним.

Клерикально-либеральное правительство И. Беха и его печатные органы после прихода к власти в Германии фашистов открыто приветствовали национал-социализм как наиболее «эффективное средство в борьбе против коммунизма и социализма». Даже когда в 1935 г. гитлеровцы присоединили Саарскую область и откровенно зарились на соседние с Люксембургом французские области Эльзас и Лотарингию, правительство Веха не видело в этом для себя никакой опасности. Именно в это время оно приняло закон о запрещении коммунистической партии Люксембурга — единственной партии, которая активно разоблачала германский фашизм и предупреждала люксембуржцев о фашистской угрозе1.

Предложенный правительством проект закона «О защите порядка», прозванный в народе «намордником», был направлен против демократических партий и организаций и прежде всего против компартии. Что же касается пронемецких и профашистских организаций, то они действовали беспрепятственно. Более того, в Люксембурге появились даже фашистские газеты, а местные национал-социалисты с помощью фюрера бельгийских рексистов Л. Дегреля поддерживали тесные связи с Берлином. Гитлер намеревался создать в Люксембурге центр шпионажа против Франции и других западных держав. Но, несмотря на активизацию фашистских элементов, состоявшийся 6 июля 1937 г. всенародный референдум все же отверг предложенный проект закона. Это явилось чувствительным ударом по реакции. Бех ушел с поста председателя правительства, оставшись в правительстве лишь в качестве министра иностранных дел. Новым главой правительства стал лидер партии права П. Дюпонг.

К началу второй мировой войны в Люксембурге сложилась весьма напряженная внутриполитическая обстановка. Правящие круги по-прежнему покровительствовали прогитлеровским элементам. Усилилась антикоммунистическая кампания. В условиях «странной войны» правительство Люксембурга усыпляло бдительность своего народа, наивно рассчитывая на уважение своего нейтралитета со стороны Германии. Между тем к весне 1940 г. фашистская «пятая колонна» в Люксембурге завершала последние приготовления к встрече своих германских «освободителей». В пачках лежали заранее заготовленные специальные денежные знаки, чтобы ими могли расплачиваться в Люксембурге войска вермахта, были также отпечатаны тысячи соответствующих почтовых открыток. Дало свои плоды и то, что в предыдущие годы под видом географов, историков, любителей памятников старины и искусства Люксембург посещали сотни германских шпионов. Поэтому политическое руководство Германии и германское верховное командование знали обстановку в Люксембурге до мельчайших деталей.

Как только ранним утром 10 мая 1940 г. германские части без какого-либо сопротивления пересекли границу Люксембурга, Великая герцогиня Шарлотта и правительство Дюпонга немедленно эвакуировались во Францию, а затем — в Англию. Германский посол в Люксембурге О. фон Радовиц в тот же день заявил, что Германия не находится в состоянии войны с Великим герцогством Люксембург, поэтому его территория считается «занятой», но «не оккупированной» немецкими войсками. Однако, воспользовавшись в качестве формального повода бегством великой герцогини и правительства Люксембурга, министр иностранных дел Германии Риббентроп объявил, что с 17 мая Люксембург рассматривается как вражеская страна и в ней вводится режим военной оккупации2.

С середины мая 1940 г. на протяжении четырех с лишним лет люксембуржцы находились под немецко-фашистской оккупацией. По структуре оккупационных органов и характеру режима все эти годы можно разделить на два периода. Первый относится ко времени, непосредственно последовавшему за введением в страну германских войск. В этот период здесь действовала немецкая военная администрация — две оберполевые комендатуры, которые подчинялись начальнику военной администрации Бельгии и Северной Франции3. В указе Гитлера отмечалось, что военная администрация должна действовать так, чтобы не создавалось впечатления о возможной аннексии Люксембурга4.

Оккупационные власти управляли страной с помощью правительственной комиссии, образованной палатой депутатов Люксембурга.

Второй период начался введением гражданской администрации 29 июля 1940 г. Ее начальником был назначен гаулейтер соседней немецкой провинции Кобленц-Трир Г. Симон5. Напутствуя своего наместника, Гитлер поручил ему «вернуть в лоно Великогерманской империи старую немецкую землю Люксембург». Для осуществления административных функций в Люксембург прибыли многочисленные полицейские части, сотрудники гестапо, СД и других карательных органов. Характерно, что, не рассчитывая на лояльное отношение местного населения, командование вермахта высказало пожелание, чтобы сотрудники гестапо не появлялись на улицах в униформе. Через несколько дней после своего назначения на параде, устроенном в г. Люксембурге, Симон провозгласил конец независимого Великого герцогства Люксембург, что означало его фактическую аннексию.

Осуществляя аннексию, Симон распустил местную правительственную комиссию, которая была создана правительством перед его эвакуацией за границу и подтверждена палатой депутатов Люксембурга. На все административные посты назначались местные немцы или чиновники, прибывшие из Германии. Одновременно 15 августа 1940 г. обербургомистром столицы Люксембурга был назначен немец. Все оставшиеся люксембургские чиновники освобождались от присяги на верность Великой герцогине и должны были выполнять все распоряжения начальника гражданской администрации.

В последующие дни были изданы распоряжения Симона о введении в Люксембурге немецкого права и особых судов, о ликвидации всех люксембургских экономических объединений и реквизиции их имущества. Одной из первых мер оккупационных властей после фактической аннексии Люксембурга было изменение 26 августа 1940 г. курса люксембургских денег (40 люксембургских франков за 1 марку). Такой паритет позволял оккупантам грабить страну и полностью контролировать денежное обращение. Через некоторое время указом от 29 января 1941 г. рейхсмарки были введены в качестве денежных знаков взамен изъятых люксембургских франков. Из всех стран, оккупированных Германией, Люксембург, как Эльзас и Лотарингия, был единственной страной, полностью лишенной своих национальных денег6.

С 1 сентября на Люксембург распространились расистские Нюрнбергские законы, был ликвидирован экономический союз с Бельгией и все народное хозяйство Люксембурга включалось в экономическую систему Германии.

В ряде международных договоров и соглашений Германия брала на себя обязательство уважать государственный суверенитет Люксембурга. Об этом говорилось в Лондонском договоре от 11 мая 1867 г., договоре об арбитраже от 21 сентября 1929 г. и, наконец, в дипломатическом демарше Германии от 2 сентября 1939 г. Однако германские власти перечеркнули все эти документы. 29 октября 1940 г. они объявили о роспуске палаты депутатов и государственного совета, запретили все политические партии7.

Таким образом, в течение первых трех месяцев после захвата страны гитлеровские оккупанты ликвидировали всю систему государственного управления Люксембурга и ввели свою оккупационную систему. Новыми хозяевами страны стали многочисленные гитлеровские комиссары, лейтеры, бургомистры, судьи, полицейские, чиновники СС и СД, захватившие ведущие посты в государственном аппарате, экономике, культуре, просвещении и общественной жизни. В фашистском лексиконе перестало даже существовать название «Люксембург» — оно было заменено немецким «Лютцельбург».

2 июня 1941 г. был подписан «Приказ о вступлении в силу в Люксембурге имперского закона от 10 февраля 1936 г. о гестапо». В соответствии с этим приказом гестапо учредило чрезвычайные суды и трибуналы СС, которые за годы оккупации Люксембурга вынесли около 500 смертных приговоров8.

Примечания

1. См.: Kill J. 1000 jähriges Luxemburg. Woher? — Wohin? Ein Beitrag zum bessern Verständnis der Geschichte des Luxemburger Landes. Luxemburg, 1963, S. 192.

2. См.: Wagner W. Belgien in der deutschen Politik während des Zweiten Weltkrieges. Boppard-am-Rh., 1974, S. 122—125.

3. См.: Koch-Kent H. Sie boten Trotz. Luxemburger im Freiheitskampf 1939—1945. Luxemburg, 1974, S. 12.

4. См.: Kill J. Op. cit., S. 200.

5. См.: Koch-Kent H. Sie boten Trotz..., S. 13.

6. См.: Нюрнбергский процесс. М., 1958, т. 3, с. 494.

7. См.: Нюрнбергский процесс, т. 4, с. 263.

8. См.: там же, с. 264.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты