Библиотека
Исследователям Катынского дела

Начало конференции

Ф. Рузвельт еще летом 1944 г. начал рассматривать вопрос о новой конференции глав правительств трех главных союзных держав. Учитывая наступательные действия советских войск, Г. Гопкинс считал, что нет надежд уговорить И.В. Сталина принять участие в конференции за пределами СССР. Поэтому он предложил президенту поехать в Крым. Рузвельт дал согласие, о чем Гопкинс 13 октября 1944 г. сообщил советскому послу в США А.А. Громыко1. «Все близкие советники президента, — писал впоследствии Гопкинс, — возражали против его поездки в Россию. Большинство из них не любили русских или не доверяли им; они никак не могли понять, почему президент Соединенных Штатов должен исколесить весь свет, чтобы встретиться со Сталиным. Но я считал этот довод неосновательным. Важно было, чтобы конференция состоялась». Как отмечает Гопкинс, Черчилль также был настолько заинтересован в созыве конференции, что «готов был, если нужно, поехать даже в Москву»2.

Поскольку в ноябре в США предстояли очередные президентские выборы, Рузвельт предложил провести конференцию в начале 1945 г., после того как он, если будет избран, вступит на пост президента на новый срок.

Правительства США и Англии стремились к созыву конференции, надеясь совместно навязать Советскому правительству свою волю по вставшим в порядок дня международным вопросам. Великобритания и США целых три года «не мешали» Советскому Союзу сражаться с германскими войсками фактически в одиночку. Но теперь они проявляли озабоченность, как бы СССР не начал решать самостоятельно и некоторые вопросы послевоенного мирного урегулирования в районах, освобожденных от германских агрессоров советскими войсками.

Докладывая 19 января Рузвельту предложения госдепарамента в связи с предстоявшей конференцией, новый государственный секретарь США Э. Стеттиниус напомнил о проводившейся в США работе по созданию атомной бомбы. Он подчеркнул, что президент мог бы иметь это в виду в своих дискуссиях со Сталиным3. Через день военный министр Г. Стимсон докладывал Рузвельту о ходе создания атомной бомбы4. Американские правящие круги считали, что они могут строить свою политику по отношению к СССР из расчета на то, что в результате создания атомной бомбы они займут в мире господствующее положение.

Черчилль хотел до конференции в Крыму встретиться с Рузвельтом и договориться с ним, чтобы затем предпринять совместную попытку навязать принятые ими решения Советскому Союзу. Доказывая президенту США необходимость такой предварительной встречи, британский премьер намеренно сгущал краски. Конференция в Ялте, писал он 8 января, «вполне может оказаться роковой, ибо она происходит в условиях, когда великие союзники так разъединены», а в связи с германским наступлением в Арденнах окончание войны затягивается5. Черчилль предлагал, чтобы эта двусторонняя встреча состоялась на Мальте по пути англичан и американцев в Ялту. Он считал, что сначала могли бы собраться там начальники штабов, а затем туда прибыли бы и главы правительств двух держав. На следующий день Черчилль телеграфировал, что он и Рузвельт могли бы даже задержаться на Мальте на лишний день, например под предлогом плохой погоды. Сталину «пришлось бы примириться с задержкой, — доказывал Черчилль, — но он мог бы утешать себя мыслью, что он побудил нас приехать к нему»6.

Несмотря на все эти усилия У. Черчилля, Ф. Рузвельт считал такую предварительную встречу неудобной, ибо Советское правительство рассматривало бы ее как сговор США и Великобритании накануне встречи трех. Тогда Черчилль предложил, чтобы для обсуждения политических вопросов на Мальте заранее встретились Иден и Стеттиниус7.

Сам не соглашаясь на официальную встречу с Черчиллем до конференции, Рузвельт был готов на любые другие формы предварительного согласования позиций США и Великобритании.

21 января в Лондон прибыл Гопкинс. Он обсудил с Черчиллем и Иденом основные проблемы, которые предполагалось рассмотреть на предстоящей конференции. 31 января — 1 февраля Стеттиниус совещался на Мальте по этим вопросам с Черчиллем и Иденом. Затем в предварительные англо-американские переговоры включился и прибывший на Мальту 2 февраля Рузвельт. В результате всех этих встреч представители США и Великобритании согласовали позицию двух держав по всем основным вопросам. Американский официальный историк Дж. Снэлл отмечает, что до и во время конференции предпринимались попытки убедить русских, что им «не противостоит враждебный англо-американский блок». Но даже он признает, что факты свидетельствуют о другом: британские и американские дипломаты заранее согласовали свою позицию, чтобы выступать на конференции с единой стратегией8.

Поскольку война продолжалась, США и Великобритания были заинтересованы в продолжении военного сотрудничества с Советским Союзом и в дальнейшем. Германское наступление в Арденнах лишний раз продемонстрировало им, что фашистский рейх обладал еще огромной силой. В Лондоне и Вашингтоне понимали, что без участия Советского Союза разгромить Германию невозможно. «Что случилось бы, — писал впоследствии У. Черчилль, — если бы мы поссорились с Россией в то время, когда немцы все еще имели на полях сражений двести — триста дивизий»9. Еще больше были заинтересованы в сотрудничестве с Советским Союзом Соединенные Штаты Америки. В одном из документов госдепартамента США, подготовленном к конференции, подчеркивалось: «Нам необходима помощь Советского Союза для разгрома Германии. Мы отчаянно нуждаемся в участии Советского Союза в войне против Японии»10.

Кроме вопросов военного сотрудничества предстояло обсудить и многие внешнеполитические проблемы: обращение с Германией после ее разгрома, создание международной организации по поддержанию мира и безопасности, политику трех держав в отношении освобожденных стран Европы, будущее, Польши и др.

Вторая конференция глав правительств трех союзных держав — СССР, США и Великобритании — состоялась в Крыму 4—11 февраля 1945 г. Советский Союз представлял на ней И.В. Сталин, Соединенные Штаты Америки — Ф. Рузвельт, Великобританию — У. Черчилль. Вместе с ними на конференцию прибыли министры иностранных дел: В.М. Молотов, Э. Стеттиниус и А. Иден, а также другие деятели, как дипломатические, так и военные. Американская и британская делегации были огромны по своему составу — всего около 700 человек.

По предложению советской делегации было решено назвать эту встречу Крымской конференцией (нередко ее называют также Ялтинской).

Заседания глав правительств проходили в зале Ливадийского дворца (близ Ялты). Там же был размещен президент США, чтобы ему не надо было совершать нелегкие для него переезды на заседания и обратно. Советская делегация разместилась в бывшем Юсуповском дворце в Кореизе, Черчиллю был предоставлен бывший Воронцовский дворец в Алупке.

4 февраля Сталин сначала нанес визит Черчиллю в его резиденции в Воронцовском дворце, а затем Рузвельту в Ливадийском дворце. Потом состоялось открытие конференции, то есть началось первое заседание глав правительств трех держав с участием небольшого числа других членов делегаций.

Согласованной заранее повестки дня конференции не было. Делегации известили друг друга о том, какие главные вопросы они хотели бы обсудить на конференции. Эти вопросы ставились на рассмотрение в основном в порядке степени их важности.

Примечания

1. См.: Советско-американские отношения... Документы, т. 2, с. 234.

2. Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, с. 558—559.

3. The Diaries of Edward R. Stettinius, jr. 1943—4946. New York, 1975, p. 246.

4. Ibid., p. 217.

5. Churchill W.S. The Second World War, vol. 6, p. 297.

6. Public Record Office, Prem. 3/473, vol. 7.

7. Churchill W.S. The Second World War, vol. 6, p. 298.

8. The Meaning of Yalta. Baton Rouge, 1956, p. 52.

9. Churchill W.S. The Second World War, vol. 6, p. 352.

10. FRUS. The Conferences at Malta and Yalta. 1945. Washington, 1955, p. 95 (курсив мой. — В.С.).

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты