Библиотека
Исследователям Катынского дела

Обстановка на фронтах в начале 1945 г.

К началу 1945 г. фактически вся территория Советского Союза была освобождена*, но война продолжалась. Предстояло завершить разгром фашистской Германии. Другого пути к миру, кроме как через Берлин, не существовало. Красная Армия заканчивала подготовку новой крупнейшей наступательной операции — Висло-Одерской, в результате которой намечалось освободить всю Польшу и вторгнуться в пределы Германии.

Американские и британские войска, высадившись в июне 1944 г. в Северной Франции, к концу года продвинулись к западным границам Германии, но там вынуждены были остановиться.

Германия оказалась в огненном кольце. Она потеряла почти все территории, захваченные с начала войны. В Берлине приходилось считаться с тем, что в ближайшее же время начнется вторжение на территорию Германии как с востока, так и с запада.

Положение Германии становилось безвыходным. Но Гитлер и его приближенные все же упорно искали выхода, чтобы избежать полного разгрома и безоговорочной капитуляции. Наибольшие надежды они возлагали на раскол антигитлеровской коалиции. Гитлеровцы делали ставку на ту классовую ненависть к социализму, которую испытывали реакционные круги всего лагеря капитализма.

Для того чтобы побудить правящие круги Великобритании и США согласиться на сепаратный мир, германское командование решило предпринять контрнаступление в Арденнах. Гитлеровцы намеревались прорваться к Антверпену, отрезав британские и американские войска, находившиеся в Бельгии и Голландии, от их основных сил1. Начав 16 декабря 1944 г. наступление, германские войска прорвали фронт и продвинулись на 90 км. Правительства Англии и США испытывали глубокую тревогу за дальнейшее развитие событий.

В таких условиях 6 января 1945 г. У. Черчилль направил И.В. Сталину послание, свидетельствовавшее о серьезности его опасений. «На Западе идут очень тяжелые бои, — писал он, — и в любое время от верховного командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях... Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января... Я считаю дело срочным»2.

Глава Советского правительства на следующий же день телеграфировал Черчиллю: «Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только можно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам». Это означало, что англо-американские войска могли не опасаться катастрофы на западном фронте. Черчилль ответил Председателю СНК СССР: «Я весьма благодарен Вам за Ваше волнующее послание»3.

Характеризуя тогдашнюю обстановку, американский историк Д. Клеменс отмечает в своей книге «Ялта», что положение СССР к этому времени не определялось «простой суммой побед и жертв Красной Армии, чувством долга, которое Запад испытывал перед Россией за ее жертвы, искусностью советской дипломатии в отношениях с союзниками и стратегической дислокацией советских войск». К этому добавлялось то, что Запад продолжал нуждаться в советской помощи против неожиданных стратегических маневров Германии. Ирония судьбы заключалась в том, что если Советский Союз три года ожидал открытия второго фронта, то теперь Англия и США добивались открытия своего рода «второго фронта» Советским Союзом4.

К началу 1945 г. в результате усилий Коммунистической партии и Советского правительства, всего советского народа мощь Красной Армии еще больше возросла.

Германия также располагала еще значительными силами. Иностранные войска вступили на территорию Германии пока только в Восточной Пруссии. Но германским войскам приходилось воевать на двух фронтах — восточном и западном, что ставило их в трудное положение.

Хотя подавляющее большинство германских дивизий находилось на восточном фронте, советские войска все же имели значительное превосходство: в 1,8 раза — в личном составе, в 1,9 — в орудиях и минометах, в 1,5 — в танках и самоходно-артиллерийских (штурмовых) орудиях, в 3,6 раза — в боевых самолетах5. Это давало Красной Армии возможность предпринимать решительные наступательные операции, чтобы завершить разгром наиболее мощного агрессора — Германии, принудить ее к безоговорочной капитуляции.

12 января 1945 г., ранее намечавшегося срока, советские войска с линии Вислы мощными силами перешли в решительное наступление. Одновременно началось наступление советских войск и на других участках советско-германского фронта. Преодолевая заранее подготовленную, глубоко эшелонированную оборонительную линию врага, Красная Армия стремительно продвигалась вперед.

Три дня спустя после начала наступления Красной Армии Сталин телеграфировал Черчиллю и Рузвельту, что, несмотря на неблагоприятную погоду, наступление советских войск развивается по намеченному плаву. Немцы бешено сопротивляются, но вынуждены отступать6. Немцам придется разбросать свои резервы, писал глава Советского правительства, между двумя фронтами, в результате чего они вынуждены будут отказаться от наступления на западном фронте. «Я рад, что это обстоятельство облегчит положение союзных войск... Что касается советских войск, то можете не сомневаться, что они, несмотря на имеющиеся трудности, сделают все возможное для того, чтобы предпринятый ими удар по немцам оказался максимально эффективным»7.

17 января Черчилль писал в ответном послании главе Советского правительства: «От имени Правительства Его Величества и от всей души я хочу выразить Вам нашу благодарность и принести поздравления по случаю того гигантского наступления, которое Вы начали на восточном фронте»8.

Наступление советских войск на центральном участке фронта завершилось в начале февраля, непосредственно накануне Крымской конференции, Красная Армия добилась внушительных успехов. Была освобождена почти вся Польша. Советские войска вступили на территорию Германии. Они дошли до Одера и создали плацдармы на его левом берегу. До Берлина оставалось всего 60 км9.

Такова была та общая обстановка, в которой собралась Крымская конференция.

Примечания

*. Единственным местом, где германские войска еще оставались на территории СССР, была Северо-Западная Латвия. Там в так называемом Курляндском котле в окружении находилось около 33 немецких дивизий.

1. См.: Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии. 1939—1945. М., 1980, с. 603.

2. Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 1, с. 348—349.

3. Там же, с. 349—350.

4. Clemens D.S. Yalta, p. 80.

5. См.: История второй мировой войны. М., 1979, т. 10, с. 38.

6. См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 1, с. 353.

7. Там же, т. 2, с. 195.

8. Там же, т. 1, с. 355. Черчилль в своих воспоминаниях пишет, что русские совершили благородный поступок, «ускорив свое широкое наступление несомненно за счет тяжелых жертв» (Churchill W.S. The Second World War, vol. 6, p. 244).

9. См.: История второй мировой войны, т. 10, с. 83, 85—86.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты