Библиотека
Исследователям Катынского дела

СССР и эмигрантские правительства оккупированных стран

Народы оккупированных гитлеровцами стран Европы смотрели на Советский Союз как на единственную надежду в освобождении от ига фашистских оккупантов. Со своей стороны коммунисты и все прогрессивные силы этих стран были преисполнены решимости внести свой вклад в разгром агрессоров, изгнание оккупантов. В порабощенных гитлеровцами странах заметно активизировалась борьба за национальное освобождение.

Особого размаха достигла освободительная борьба народов Югославии. 4 июля 1941 г. Политбюро ЦК Коммунистической партии Югославии приняло решение о всеобщем вооруженном восстании. Вскоре восстание охватило значительные районы страны и приняло характер открытой партизанской войны. Нарастало национально-освободительное движение в Польше, Чехословакии и других странах.

Советское правительство проявляло заинтересованность в налаживании связей с эмигрантскими правительствами оккупированных гитлеровской Германией стран. Оно рассматривало это как одно из средств сплочения сил всех стран и народов, боровшихся против фашистских агрессоров. Принципиальная позиция Советского правительства по вопросу о судьбе ряда оккупированных Германией государств была изложена еще 3 июля 1941 г. в телеграмме Народного комиссариата иностранных дел советскому послу в Лондоне, в которой говорилось:

«а) мы стоим за создание независимого Польского государства в границах национальной Польши... причем вопрос о характере государственного режима Польши Советское правительство считает внутренним делом самих поляков;

б) мы стоим также за восстановление Чехословацкого и Югославского государств с тем, что и в этих государствах вопрос о характере государственного режима является их внутренним делом»1.

Эмигрантские правительства соответствующих государств в Лондоне были информированы о позиции Советского Союза.

Быстрее всего были установлены официальные отношения с эмигрантским правительством Чехословакии. Советское правительство информировало его, что оно выступает за самостоятельность Чехословакии; если чехословацкое правительство желает направить в Москву своего посланника, Советское правительство с радостью его примет; Советское правительство готово оказать помощь в организации чехословацкой воинской части в СССР2.

18 июля 1941 г. в Лондоне было подписано соглашение между правительствами СССР и Чехословакии, предусматривавшее восстановление дипломатических отношений и взаимную помощь в войне против Германии. Советское правительство выразило согласие на формирование национальных чехословацких воинских частей на территории СССР. 27 сентября в Москве было заключено соглашение о формирований этих частей3. Советское правительство выделило необходимые для этого средства. Чехи и словаки получили возможность принять участие в боях на советско-германском фронте, а тем самым и в освобождении своей страны.

Вслед за Советским Союзом признала чехословацкое эмигрантское правительство также Великобритания. В Лондоне опасались, писал английский историк В. Ротуэлл, что иначе «прорусские симпатии превзойдут в Чехословакии все границы»4.

Начались переговоры также между представителями СССР и польского эмигрантского правительства в Лондоне во главе с генералом В. Сикорским. Они натолкнулись, однако, на серьезные трудности, так как представители этого правительства настаивали на том, чтобы Советский Союз передал Польше после окончания войны западные районы Украины и Белоруссии, которые были захвачены Польшей в результате вооруженной интервенции в 1920 г., но воссоединились в 1939 г. с СССР. В связи с этими империалистическими поползновениями польской реакции переговоры затянулись. Советский посол в Лондоне И.М. Майский писал в своих воспоминаниях: «Хотя Сикорский, казалось, представлял собой несколько иную разновидность польской военщины, чем пресловутые «полковники», которые довели предвоенную Польшу до гибели, в нем и его окружении все-таки был достаточно силен агрессивно-империалистический дух»5.

Переговоры завершились лишь 30 июля 1941 г. подписанием в Лондоне соглашения между Советским правительством и польским эмигрантским правительством, в соответствии с которым между ними восстанавливались дипломатические отношения. «Оба правительства, — говорилось в соглашении, — взаимно обязуются оказывать друг другу всякого рода помощь и поддержку в настоящей войне против гитлеровской Германии». СССР выражал согласие на создание на его территории польской армии, которая должна была действовать в оперативном отношении под руководством Верховного Командования СССР. 14 августа 1941 г. в Москве было подписано советско-польское военное соглашение, по которому были согласованы условия и порядок создания польской армии6. Предусматривалось, что по мере готовности той или иной дивизии она немедленно будет направляться на советско-германский фронт.

3—4 декабря 1941 г. в Москве состоялись переговоры между И.В. Сталиным и главой польского эмигрантского правительства генералом В. Сикорским. В результате этих переговоров была подписана советско-польская декларация о дружбе и взаимной помощи. Во время переговоров советские представители высказались за создание после войны сильной, независимой, дружественной Польши, которая была бы прочным звеном в системе стран, решивших закрыть путь германскому империализму для агрессии против СССР и других государств Восточной Европы. В частности, И.В. Сталин заявил, что «польские западные границы должны опираться на реку Одер»7.

Советское правительство согласилось удовлетворить просьбу польского правительства об увеличении формируемой на территории СССР польской армии до 96 тыс. человек. Оно предоставило польскому правительству на содержание армии заем в 65 млн рублей, который впоследствии был увеличен до 300 млн рублей8. СССР снабжал польскую армию вооружением и снаряжением. Сикорский отмечал 17 декабря в письме Черчиллю (после возвращения из Москвы), что Сталин и советские люди проявили «искреннее желание к установлению польско-советского сотрудничества»9.

Руководствуясь принципом пролетарского интернационализма, Советский Союз всемерно поддерживал возглавлявшуюся коммунистами освободительную борьбу народов порабощенных стран. С первых дней вооруженного восстания народов Югославии советские органы печати, радио, Совинформбюро, ТАСС подробно освещали освободительную борьбу югославских патриотов против оккупантов, давали ей высокую оценку. Они отмечали широкий размах партизанского движения в Югославии, подчеркивая, что оно вносит важный вклад в дело антигитлеровской коалиции. Достижения югославского народно-освободительного движения пропагандировались на пресс-конференциях, проводимых НКИД для иностранных журналистов, популяризовались международными демократическими организациями, действовавшими на территории СССР, радиостанцией «Свободная Югославия», передачи которой готовились в Москве югославскими коммунистами на основе материалов, получаемых из Югославии. Солидарность советского народа с освободительной войной народов Югославии вселяла в них новые силы и веру в победу. Она имела также большое значение в связи со сложным внутриполитическим положением в Югославии и враждебным отношением к югославским партизанам, возглавлявшимся коммунистами, со стороны эмигрантского королевского правительства и западных союзников.

Советское правительство проявляло заинтересованность в установлении сотрудничества также с движением «Свободная Франция», возглавлявшимся генералом Ш. де Голлем. 26 сентября 1941 г. состоялся обмен письмами между советским послом в Лондоне и де Голлем. Советское правительство признало де Голля «как руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились», которые сплотились вокруг него. Оно выразило готовность «оказать свободным французам всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией и ее союзниками». Де Голль со своей стороны обязался «бороться на стороне СССР и его союзников до достижения окончательной победы над общим врагом...»10.

Примечания

1. Документы и материалы по истории советско-польских отношений. М., 1973, т. 7, с. 198 (далее — Документы... советско-польских отношений).

2. См.: Советско-чехословацкие отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Документы и материалы. М., 1960, с. 11 (далее — Советско-чехословацкие отношения... Документы).

3. См. там же, с. 14, 18—20.

4. Rothwell V. Britain and the Cold War. 1941—1947. London, 1982, p. 181.

5. Майский И.М. Воспоминания советского дипломата. 1925—1945 гг. М., 1971, с. 536.

6. См.: Документы... советско-польских отношений, т. 7, с. 208, 217—218.

7. Там же, с. 257—258.

8. См.: Внешняя политика Советского Союза... Документы, т. 1, с. 349.

9. Public Record Office, Prem. 3/354/1.

10. Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны. 1941—1945. Документы и материалы. М., 1983, т. 1, с. 51—52 (далее — Советско-французские отношения... Документы).

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты