Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Бои на германо-советском фронте

В первые дни и недели после вероломного фашистского нападения группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала Лееба продвинулась, согласно плану «Барбаросса», от Восточной Пруссии через прибалтийские советские республики в направлении Ленинграда. Группа армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Бока, исходным плацдармом которой была Восточная Польша, нанесла удар в направлении Минска и Смоленска. Целью их наступления был центр Советского Союза. Группа армий «Юг» под командованием генерал-фельдмаршала Рундштедта вынудила Красную Армию отступить на житомирско-киевском направлении.

28 июня была захвачена столица Белорусской советской республики Минск, а 1 июля — столица Советской Латвии Рига. В первые три недели боев группа армий «Север» с кровопролитными боями прошла 450—500 км, группа армий «Центр» — 450—600 км и «Юг» — 300—350 км в глубь территории СССР, достигнув Березины и Днепра. Отступавшим на севере и юге частям Красной Армии удалось сохранить единую линию фронта. Некоторые группировки советского Западного фронта, по нескольку армий и корпусов, были окружены в районах Белостока и Новогрудка, западнее Минска, оказали мужественное сопротивление и частично прорвались на восток или начали партизанскую войну.

Упоенное первыми успехами, фашистское командование сочло военную кампанию уже выигранной. 3 июля 1941 г. Гальдер записал в своем служебном дневнике: «Пожалуй, я не много на себя возьму, утверждая, что война против России выиграна за 14 дней».

Несмотря на временные неудачи и тяжелые потери, Советские Вооруженные Силы, ведя пограничные бои с 22 июня по 9 июля 1941 г., создали условия для того, чтобы помешать фашистам осуществить одну из важнейших целей плана войны — уничтожение группировки Красной Армии западнее Днепра и Двины. Оборона Брестской крепости стала символом сопротивления и героизма советских солдат и офицеров, готовых отдать жизнь за свое социалистическое Отечество.

Контрудары советских войск в конце июня снизили темпы наступления группы армий «Юг» по сравнению с другими группами. Советские контрудары у Лепеля, Борисова и Бобруйска также замедлили продвижение группы армий «Центр» в направлении Смоленска. Но в целом соотношение сил на советско-германском фронте было вначале в пользу агрессора. Успехи фашистского вермахта в пограничных боях и в летне-осенних операциях 1941 г. зависели от ряда военных, политических и экономических факторов. Фашистский вермахт в 1941 г. был сильнейшей империалистической армией. Его высшее военное руководство, офицерский, унтер-офицерский состав и солдаты имели двухлетний опыт успешной наступательной войны с массовым применением танков и самолетов. Верховное командование вооруженных сил (ОКВ) и верховное командование сухопутных войск (ОКХ) смогли также использовать элемент внезапности и нанести согласно своему плану нападения массированные удары на главных направлениях. Немецкое высшее командование летом 1941 г. не считалось с риском ведения войны на два фронта и потому бросило на Восток свыше 70% вооруженных сил. Одним из важнейших факторов временного успеха явилось также то обстоятельство, что гитлеровская Германия с 1938 по 1941 г. захватила и смогла использовать огромные экономические и военные ресурсы большей части Европы.

Красная Армия по сравнению с вермахтом еще не имела достаточного опыта ведения современной войны. Советские Вооруженные Силы еще только осваивали новую военную технику, которой войска снабжались постепенно. Кадровый состав Красной Армии в предвоенные годы значительно обновился. Ее части не были окончательно укомплектованы и вооружены по штатам военного времени, что значительно снижало их боеспособность. Красная Армия имела, правда, большее число танков, однако значительная часть их устарела. СССР произвел в первом полугодии 1941 г. 3950 боевых самолетов. Но из этого количества только 22% авиации находилось в западных военных округах. СССР должен был считаться с возможностью японской интервенции на Дальнем Востоке и принимать надлежащие меры предосторожности, расположив там значительное количество войск.

Сразу же после начала войны Советское правительство и ЦК ВКП(б) приняли все необходимые меры. 22 июня последовали мобилизация и объявление военного положения. Директива ЦК ВКП(б) от 29 июня стала программой боевого использования всех сил народа, а также мобилизации всех резервов рабочей силы страны. Коммунистическая партия Советского Союза с учетом характера войны определила важнейшие экономические, политические и военные задачи: защищать каждую пядь советской земли; оказывать всестороннюю помощь Вооруженным Силам; перестроить экономику в соответствии с нуждами войны. Было дано указание форсировать выпуск военной продукции, эвакуировать промышленные предприятия из районов, находящихся под угрозой, организовывать партизанские отряды в тылу врага. Днем позднее, 30 июня, был образован Государственный Комитет Обороны СССР под руководством Генерального секретаря ЦК ВКП(б) и Председателя Совета Народных Комиссаров И.В. Сталина. Комитет в дальнейшем руководил обороной против фашистской агрессии.

В ходе ожесточенных летне-осенних боев, которые длились с 10 июля до сентября и со 2 октября по 5 декабря 1941 г., фашистским войскам сначала удалось продолжить свое наступление. 10—11 июля 1941 г. на северном участке советско-германского фронта начались сражения на подступах к Ленинграду, на центральном участке — под Смоленском, а на южном участке — под Киевом. Главные усилия Советских Вооруженных Сил были направлены в это время на то, чтобы остановить фашистское наступление, прикрыть важнейшие центры страны и выиграть время для подготовки контрнаступления.

Части фашистской группы армий «Север» 28 августа 1941 г. подошли к Таллину, столице Эстонской ССР. Контрударом советских войск у Старой Руссы и Красного Села агрессоры на северном участке советско-германского фронта были местами отброшены. Вследствие этого образованный в августе Ленинградский фронт выиграл драгоценное время для подготовки обороны города. В начале сентября Северо-Западному фронту при поддержке Балтийского флота удалось остановить наступление на Ленинград. 8 сентября началась героическая, 900-дневная оборона этого города, снабжение которого осуществлялось по Ладожскому озеру. По планам Гитлера и ОКВ, этот город, так же как и Москву, фашисты должны были сравнять с землей. В середине сентября наступавшие на Карельском перешейке финские войска достигли Онежского озера и реки Свирь, тем самым блокировав Ленинград с севера. Однако они не соединились с 16-й немецкой армией, которая находилась южнее Ладожского озера. Советские войска на Севере смогли отразить в это время все атаки на Мурманск и Мурманскую железную дорогу.

На смоленском направлении (июль—сентябрь 1941 г.) войска советских Западного, Центрального и Брянского фронтов в течение двух с половиной месяцев сдерживали наступление группы армий «Центр» на Москву. Введенные Советским Главным Командованием сильные резервы нанесли под Витебском и Полоцком успешные контрудары, что позволило выиграть время для подготовки обороны Москвы.

Фашистская группа армий «Юг» в середине июля достигла подступов к Киеву и окружила в районе Умани две советские армии. Но ожесточенное сопротивление Юго-Западного фронта не давало ей возможности продвигаться так, как это планировалось командованием вермахта. Фашистское руководство все еще трубило на весь мир о своих победах, но во внутренних кругах тон стал более приглушенным. В генеральный штаб с первых же дней войны поступали донесения из групп армий, армий и танковых частей о непредвиденной стойкости и силе сопротивления советских солдат, об увеличивающейся ожесточенности сражений и о тяжелых людских и материальных потерях войск. Уже 4 июля 1941 г. из 3-й танковой группы под командованием генерал-лейтенанта Гота поступило донесение, что группа имеет 50% боевого состава. 11 июля полковник Охснер рапортовал германскому генеральному штабу о своем посещении 2-й и 3-й танковых групп. Вывод был таков: «Противник очень силен. Он сражается фанатично и ожесточенно. Потери танковых войск в людях и технике значительны. Войска устали».

17 июля, возвратившись из инспекционной поездки в группу армий «Север», главнокомандующий германскими сухопутными силами Генерал-фельдмаршал Браухич докладывал, что советская авиация, которая считалась уничтоженной, на этом участке фронта добивается время от времени превосходства в воздухе. 25 июля Браухич, который в мае 1941 г. исчислял срок кампании четырьмя неделями, назвал Красную Армию «первым серьезным противником».

В районе Смоленска советские войска упорно сопротивлялись. ОКВ вынуждено было 30 июля 1941 г. в директиве № 34 группе армий «Центр» приказать перейти к обороне. Прежде всего нуждались в срочном отдыхе и укомплектовании танковые войска, которые потеряли свыше 50% своего состава.

В это время группа армий «Север» была остановлена под Ленинградом, а группа армий «Юг» — под Киевом. Эти события на советско-германском фронте вызвали резкие разногласия в руководстве гитлеровского вермахта.

Споры, которые велись между Гитлером и ОКВ (Кейтель и Йодль), с одной стороны, и ОКХ (Браухич и Гальдер), с другой, разгорались прежде всего по оперативным и тактическим вопросам.

При обширных действиях немецко-фашистских войск на окружение обнаружилось, что Красная Армия не мирилась пассивно, как ожидали, со своей судьбой, а с непредвиденной силой и упорством противостояла кольцу окружения и часто его прорывала. Гитлер и ОКВ сделали из этого вывод, что Советские Вооруженные Силы должны быть окружены и разбиты не в обширных, оперативных, а небольших тактических котлах. Гальдер, который также должен был признать неудачу прежних оперативных мероприятий, тем не менее считал, что изменение тактики, которого требовал Гитлер, сведется к тому, что инициатива целиком и полностью перейдет к противнику.

В этих дискуссиях речь, собственно говоря, шла о том, чтобы оправдать невозможность решительного ослабления Красной Армии. Тем самым потерпела крах первоначальная стратегическая цель плана «Барбаросса» — нанести одновременный удар трех групп войск по Ленинграду, Москве и Киеву и при этом уничтожить большую часть Советских Вооруженных Сил западнее Днепра и Двины. Упорное сопротивление советских войск привело, кроме того, к существенным изменениям в сроках и планах наступления фашистского генерального штаба. К тому же мощная советская группировка угрожала южному флангу группы армий «Центр». В этой ситуации, которая наглядно показала провал «молниеносной» войны, руководство гитлеровского вермахта встало перед вопросом, в каком направлении теперь наступать. Генеральный штаб германских сухопутных сил настаивал на том, чтобы, не принимая во внимание угрозу флангам, сосредоточить все силы для наступления на Москву, где ожидалась концентрация крупных советских сил. Гитлер и ОКВ, напротив, требовали активизации действий групп армий «Юг» и «Север» и настаивали на решающих операциях прежде всего этих групп.

Они доказывали, что для дальнейшего хода войны овладение богатыми индустриальными и сельскохозяйственными областями Украины было бы важнее, чем успех на московском направлении. В подтверждение этого было разработано указание фюрера, где говорилось, что важнейшая задача военных действий до наступления зимы не взятие Москвы, а захват Крыма, индустриальных и угольных районов Донбасса, нарушить снабжение нефтью с Кавказа, а на севере — окружить Ленинград и соединиться с финнами.

Для этого предполагалось провести большую сосредоточенную операцию, в ходе которой внутренние фланги групп армий «Юг» и «Центр» должны были окружить и уничтожить под Киевом войска советского Юго-Западного фронта, затем оккупировать Крым, а на севере окончательно окружить Ленинград. Эти операции были задуманы как подготовка для удара на Москву.

Буржуазная, особенно западногерманская, историография явно переоценивает значение разногласий, существовавших летом 1941 г. в руководящих кругах гитлеровского вермахта Апологеты германского милитаризма в Западной Германии и западных странах характеризуют решение Гитлера и ОКВ как коренную ошибку фашистского руководства и как главную причину провала «молниеносной» войны против Советского Союза. Они умышленно игнорируют то обстоятельство, что эти разногласия, преподносимые как первый кризис руководства, были не причиной, а исключительно следствием краха первоначального стратегического плана. Так, Гальдер еще 11 августа 1941 г. записал в своем дневнике: «В целом все отчетливей выявляется, что колосс Россия... был нами недооценен. Эта констатация относится как к организаторским, так и к экономическим силам, к оценке транспорта, но прежде всего к чисто военной мощи».

Внезапный удар 2-й танковой группы, а также 2-й армии, входящей в группу армий «Центр», при поддержке начавшегося 8 августа 1941 г. наступления группы армий «Юг» привел к окружению значительной части советского Юго-Западного фронта, а 19 сентября к потере Киева. В конце августа — начале сентября фашистские вооруженные силы вторглись в Крым и Восточную Украину. Богатые сельскохозяйственные и промышленные центры Украины были оккупированы фашистскими войсками.

Но, несмотря на эти успехи гитлеровского вермахта, донесения с фронта становились с каждым днем все мрачнее. Уже в середине августа 1941 г. выяснилось, что за первые 50 дней войны против Советского Союза потери в офицерском составе исчислялись примерно 10 тыс. человек, то есть 200 человек в день.

К концу года в армии должны были быть замещены 16 тыс офицерских должностей, в наличии было только 5 тыс. офицеров запаса. В период с 22 июня до 30 июля 1941 г. было убито, ранено или попало в плен 318 333 человека, то есть 9,63% немецких вооруженных сил на Востоке.

Таким образом, на первые шесть недель войны против Советского Союза приходилось значительное количество общих потерь армии 26 августа штабные офицеры докладывали, что большие потери, беспрерывное напряжение и отсутствие решающих успехов привели к сильному истощению личного состава, а также к спаду боевого духа армии. 28 августа, во время советского контрнаступления под Ельней, главнокомандующий группой армии «Центр» Генерал-фельдмаршал Бок докладывал германскому генеральному штабу о возможности прекращения сопротивления подчиненной ему группы армий.

12 сентября 1941 г. стало известно, что под Ленинградом советские войска применили для ведения залпового огня реактивное оружие — знаменитые «катюши». Немецкие подразделения, которые на этом участке фронта были готовы перейти в наступление, обратилась в бегство, бросая боевую технику.

Донесения фашистских командиров о преимуществе советского танка Т-34 вызвали суждения о возможной перестройке немецкой противотанковой обороны. Командиры танковых частей предложили наладить выпуск в Германии советского танка Т-34. Однако военные концерны, чтобы иметь возможность производить собственную продукцию, ссылались на технические трудности.

15 сентября генерал Гудериан докладывал о выходе из строя от 69 до 80% состава четырех дивизий своей танковой группы.

В середине сентября 1941 г. ОКВ представило Гитлеру докладную записку о стратегическом положении.

Поскольку советская оборона усиливалась, а наступательные возможности фашистских войск уменьшались, ОКВ, согласно записке Гальдера, допускалось, что в 1941 г. кампания на Востоке еще не приведет к полному уничтожению советского сопротивления. Докладная записка содержала, кроме того, опасения, что неудачная попытка окончательно сломить сопротивление СССР еще в 1941 г. может вызвать дальнейшую нежелательную военную и политическую реакцию. Япония медлит с нападением на Советский Союз. Укрепляется дух сопротивления Великобритании, создается передышка для западных держав, возникают для них условия с материальной поддержкой США превосходящими силами вести сражение в Атлантике и на Средиземном море. Можно опасаться выхода Италии из войны и усиления морской и воздушной блокады Средней Европы. Вишистская Франция, Испания и Турция, несмотря на идейную близость к гитлеровской Германии, будут медлить с непосредственным военным выступлением. С другой стороны, Великобритания сейчас не в состоянии вести на континенте против Германии боевые действия, которые повлияли бы на исход войны. Поэтому для дальнейшего ее ведения существует следующая перспектива: «Поражение России есть ближайшая решающая цель, и ее надо ускорить, введя в боевые действия вооруженные силы со всех других фронтов. Поскольку план 1941 г. не был полностью осуществлен, на первом месте стоит теперь продолжение войны на Востоке в 1942 г. Выигрыш пространства на южном крыле повлечет за собой крупные политические и хозяйственные последствия... Только после поражения России как главной силы могут вестись в полную мощь сражения против Англии в Атлантике и на Средиземном море, возможно, с помощью Франции и Испании».

В конце сентября 1941 г. командование гитлеровской Германии последним огромным усилием предприняло попытку добиться еще до наступления зимы решения вопроса в свою пользу.

30 сентября 1941 г. группа армий «Центр» начала операцию «Тайфун», то есть наступление на Москву. В приказе Гитлера от 2 октября говорилась: «В эти три с половиной месяца нужно, наконец, создать предпосылку для последнего решительного удара, который должен еще перед наступлением зимы уничтожить противника... Сегодня начало последнего, решительного сражения этого года».

Сильные танковые и моторизованные соединения нанесли удары в направлении Калинина, Орла и Тулы, чтобы охватить Москву с севера и юга. Одновременно последовало фронтальное наступление с запада. В этой ситуации Советское Верховное Командование старалось измотать наступавшие части противника, заставить его ввести в бой свои резервы и выиграть тем самым время для подготовки собственного наступления.

Через два дня после начала операции в фашистском генеральном штабе царило победное настроение. «Операция «Тайфун» протекает классически» — было мнение Гальдера. Действительно, гитлеровцам удалось окружить крупные советские силы у Вязьмы и Брянска, к северу от Москвы продвинуться до Калинина, а на юге до Калуги.

Но в конце октября фашистские вооруженные силы были остановлены на линии Селижарово, Калинин, Волоколамск, Тула.

15 ноября 1941 г. более 70 фашистских дивизий, среди них 13 танковых, продолжили наступление на Москву. О целесообразности наступления в этот момент в фашистском генералитете не было никаких разногласий. Так, Гальдер отметил 18 ноября: «Между прочим, фельдмаршал фон Бок, так же как и мы, полагает, что у обоих противников на карту поставлены последние усилия и сохранено право более сильной воли. У неприятеля также не больше сил, и совершенно определенно, что у него с этим гораздо хуже, чем у нас».

Ситуация создалась сложная: наступавшие фашистские части местами приблизились к Москве на 25—30 км. Красная Армия, об уничтожении которой много раз кричали руководители фашистской Германии и которой многочисленные военные эксперты Лондона и Вашингтона не давали никаких шансов, устояла, однако, перед сильным натиском врага. Ей оказывало поддержку население Москвы и всей страны. По призыву ВКП(б) защитить Родину сотни тысяч мужчин, женщин и молодых людей вышли к воротам Москвы и строили оборонительные сооружения, противотанковые заграждения и рвы. Советские солдаты и московские дивизии народного ополчения были готовы умереть, но не отступить.

В конце концов упорная оборона советских Калининского и Западного фронтов свела на нет наступление фашистских войск сначала под Тулой, потом на Волоколамском шоссе и на канале Москва — Волга.

Когда атаки фашистских войск севернее и южнее Москвы потерпели неудачу, гитлеровское командование предприняло в начале декабря еще одну попытку — ворваться в город с запада. Однако сильным контрнаступлением советских войск фашистские части были вновь отброшены на исходные позиции. Этим самым был окончательно истощен наступательный порыв гитлеровского вермахта.

После успешных наступательных операций у Ростова и под Тихвином Красная Армия начала контрнаступление под Москвой. Впервые с начала второй мировой войны фашистский вермахт потерял стратегическую инициативу. Так «молниеносная» война гитлеровской Германии потерпела крах. План быстрой победы над Красной Армией и разгрома Советского государства, как главной помехи на пути к «новому порядку» в Европе и мировому господству, не сбылся. До сих пор успешная стратегия уничтожения стран в коротких войнах потерпела фиаско. Вооруженные силы первого рабоче-крестьянского государства рассеяли ореол непобедимости фашистского вермахта. Отныне гитлеровская Германия стала перед необходимостью вести затяжную войну.

Героические подвиги Красной Армии и гражданского населения Советской страны, совершенные под руководством ВКП(б) и Советского правительства, явились следствием преимущества социалистического общественного строя над капиталистическим. Главное внимание партия направляла на то, чтобы развивать и укреплять Советские Вооруженные Силы. Около 1300 тыс. коммунистов, 40% всех членов партии, служили к концу 1941 г. в Красной Армии. Следуя призыву партии и правительства, советские люди направляли все свои силы на ликвидацию смертельной опасности. Когда в тяжелых боях на фронте советские воины изматывали врага и наконец задержали его, советские трудящиеся совершали в тылу трудовые подвиги, чтобы снабдить фронт в достаточном количестве оружием, боеприпасами и снаряжением. Миллионы женщин заменили у станков и в поле своих мужей, которые находились в армии.

Одним из грандиознейших успехов в истории Великой Отечественной войны явилось перебазирование промышленности из районов, которым угрожала оккупация, на восток. С июля по ноябрь 1941 г. были эвакуированы на восток 1500 крупных предприятий и около 10 млн человек, то есть было проведено мероприятие, которое вообще не предвиделось фашистским планом войны. Более чем в миллионе вагонов из городов, где уже слышался грохот орудий, перевозили тысячи заводских станков. Через короткое время они были установлены на Урале, в Сибири или Средней Азии. Перед тем как возвести цеха, мужчины и женщины работали у машин под открытым небом и добивались таких показателей, которые до сих пор считались невозможными. Так, Харьковский тракторный завод, который к началу войны перешел на производство танков, в конце октября 1941 г. был переведен на Урал, в Свердловск. Менее чем через три месяца, 18 декабря 1941 г., первый танк сошел с конвейера этого завода на новом месте.

В марте 1942 г. полная производственная мощность была вновь достигнута и возрастала теперь из месяца в месяц.

Оккупация крупных районов, конечно, не могла не сказаться на экономике СССР. 40% населения жило до войны в этой части Советского Союза, которая была одновременно центром промышленного производства. Поэтому по сравнению с довоенным временем продукция СССР достигла в ноябре—декабре 1941 г. своего низшего уровня.

В тылу нацистского вермахта формировалось все больше партизанских отрядов, которые, нападая на фашистские эшелоны, мосты и склады боеприпасов, на линии связи и немецкие подразделения, превращались в неожиданного, внезапно появляющегося серьезного противника для фашистских захватчиков. Коммунистическая партия Советского Союза руководила борьбой партизанских отрядов. Смертные казни, к которым в бессильной ярости прибегало фашистское руководство по отношению к пойманным партизанам, расстрелы заложников и зверские карательные акции не достигали предполагаемого устрашающего эффекта. Злоба фашистской военщины против беззащитного гражданского населения делала советских людей еще тверже. Все новые кадры шли в партизаны. Весь советский народ под руководством ВКП(б) и Советского правительства поднялся на борьбу.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты