Библиотека
Исследователям Катынского дела

3. Борьба немецких антифашистов за предотвращение нападения на Советский Союз

В политической платформе КПГ от 30 декабря 1939 г. партия вновь подтвердила свою позицию по отношению к Советскому Союзу, уже изложенную в заявлении ЦК КПГ о германо-советском договоре о ненападении. При этом на переднем плане стояли стремления использовать договор, заключенный фашистским правительством, для разъяснения немецкому народу правды о действительном развитии социализма в СССР. «Основательное разъяснение трудящимся массам Германии правды о Советском Союзе, о его последовательной мирной политике, об осуществлении социализма» — такой была задача. С этими разъяснениями необходимо соединить борьбу за предотвращение войны против Советского Союза. ЦК КПГ не закрывал глаза на то, что господствующие империалистические круги гитлеровской Германии, прикрываясь германо-советским договором о ненападении, рано или поздно подготовят и осуществят агрессию против социалистического государства. Партия правильно оценила военные цели германского империализма и поняла, что уничтожение Советского государства и социалистического общественного строя — его главная цель. Вот почему партийное руководство указывало членам партии на возможность нового обострения германо-советских отношений. Кроме того, партия предупреждала: необходимо будет считаться с тем, что «в дальнейшем ходе войны... тенденции к осуществлению разрыва договора с Советским Союзом и готовность к войне против него внутри германской буржуазии будут расти». Вместе с тем партия в тяжелых политических условиях первого периода войны и существования германо-советского договора о ненападении давала последовательный и научный анализ характера и смысла империалистической политики немецких фашистов в отношении Советского Союза. Ясная платформа и последующая политика партии опровергли утверждение западногерманских историков, что КПГ в связи с договором о ненападении прекратила или ослабила борьбу против фашистского режима и его военной политики и не видела опасности нападения на Советский Союз.

Нелегальные партийные организации КПГ в Германии исходили из ориентации, данной в платформе. В нелегальных газетах и прокламациях они говорили правду о внешней политике Советского Союза и о строительстве социалистического общественного строя. Газета «Роте фане», вновь нелегально издававшаяся с начала 1941 г;, помещала известия московского радио, информацию о жизни в Советском Союзе и занимала принципиальную позицию пролетарского интернационализма в отношениях между германским и советским рабочим классом. Нелегальные партийные организации выполняли задачи, поставленные в платформе, стремясь «доказать трудящимся массам полное соответствие их интересов интересам Советского Союза и его внешней политики».

По-иному относились к агрессивным намерениям немецких фашистов в отношении Советского Союза различные социал-демократические эмигрантские группы. Большинство правых социал-демократических лидеров, например Гейер и Штемпфер, которые поддерживали почти безоговорочно политику правительств западных держав, все еще возлагали большие надежды на войну фашистской Германии с Советским Союзом. Вступление в войну США, считали они, значительно ослабит натиск германского империализма против Великобритании. Однако их позиция не претерпела изменения и не была направлена на то, чтобы стремиться к настоящему союзу с СССР для разгрома фашизма. Эта позиция сводилась к поддержке политики умиротворения самых реакционных кругов западных держав и, наконец, к тому, чтобы повернуть империалистическую войну на Восток, против Советского Союза.

Эту точку зрения ясно высказал правый социал-демократ Рудольф Катц, который весной 1941 г. писал: «Россия наряду с нацистским государством является единственной значительной европейской континентальной державой и к тому же единственным значительным конкурентом. Поэтому если Гитлер хочет привести в действие свои могущественные, но в данное время относительно ничем не занятые сухопутные армии, то ему остается сравнительно легко завоевать наиболее близко расположенный и для него также никоим образом но обесцененный объект — Россию».

Подобная точка зрения социал-демократических лидеров находила свое проявление также и в других вопросах. В докладной записке в апреле 1940 г. Рипекол рекомендовал социал-демократам уже в качестве ориентировки после свержения фашистского режима создать Германию, объединенную с западными державами: «Если удастся свергнуть нацистский строй и включить Германию в европейское культурное и хозяйственное содружество, то на востоке Европы будет создан заградительный вал против большевистских экспансионистских устремлений». В качестве рекомендации этот социал-демократический меморандум предлагал правительству, которое должно было явиться преемником гитлеровского режима, «задержать продвижение России вперед, вызванное разгромом гитлеровской Германии». Лозунгом «Война на Западе окончена, война на Востоке должна продолжаться» меморандум указывал концепцию, которая объективно соответствовала главным военным целям германского фашизма и одновременно стала фундаментом чрезвычайно вредной для немецкого народа политики правого руководства социал-демократии после 1945 г.

Когда весной 1941 г. начала вырисовываться непосредственная подготовка фашистского нападения на Советский Союз, лондонская группа эмигрантского социал-демократического совета партии в обзоре политического положения в апреле резко напала на внешнюю политику СССР. При этом даже говорили о «наднациональном ансамбле диктатур против демократии». Таким образом, уже тогда правые социал-демократические лидеры защищали антиисторическую и клеветническую позицию врагов коммунизма, лишенную классового анализа. С этих позиций даже функционер социал-демократической немецкой рабочей делегации Вильгельм Соллман «предостерегал» правительства США и Великобритании от союза с СССР. По его словам, при действии западных держав в едином фронте с Красной Армией возникнет много опасностей. В таком случае, говорил он, будут раньше выиграны несколько битв, но нанесен удар по демократии на несколько поколений.

Когда весной 1941 г., особенно после фашистской агрессии в Юго-Восточной Европе, увеличилась опасность нападения германских фашистов на Советский Союз, партийная организация, руководимая представителем ЦК КПГ Артуром Эммерлихом, выпустила листовки, составленные учителем Куртом Штеффельбауэром. В них содержался лозунг: «Руки прочь от Советского Союза». В этих листовках ставился вопрос, почему фашистское правительство втягивает все новые миллионы немцев в войну. Ответ партии гласил, что подготовка к нападению фашистской военной машины на Советский Союз близится к концу. При этом разъяснялось, почему германские империалисты планируют войну против СССР: «Пример Советского Союза представлял всегда серьезную опасность для капитализма». Одновременно в этих листовках КПГ предупреждала об опасности войны против социалистического государства и тяжких последствиях этого преступления. КПГ говорила: «Если немецкая военная машина рискнет напасть, то агрессор безжалостно будет разбит Красной Армией. Гибель человеческих жизней в Красной Армии, с одной стороны, и уничтожение многих трудящихся немцев, с другой — вот следствие этой войны».

10 мая 1941 г. вышел из печати первый номер газеты «Берлинер рундбриф», которая, как и «Роте фане», издавалась и распространялась нелегально партийной организацией и организацией Сопротивления под руководством Артура Эммерлиха и Курта Штеффельбауэра. Этот номер «Берлинер рундбриф» имел статью: «Грозит ли Советский Союз Германии?» После описания подготовки фашистской агрессии в статье говорилось: «Необходимо демонстрировать перед рабочим классом размер опасности. Нужно разбудить рабочий класс, из уст в уста необходимо передавать пароль: «Нет пуль против Красной Армии, нет гранат, нет самолетов против народов СССР. Руки прочь от Советского Союза».

Большую активность антифашистских борцов перед лицом опасности нападения на Советский Союз заметило гестапо. В донесении от 4 мая 1941 г. говорилось, что волнения из-за подготовки войны с Советским Союзом выросли и необходимо считаться с повышенной активностью коммунистов.

Наряду с попытками немецких антифашистов и части трудящихся вести борьбу против подготовки войны с Советским Союзом и за окончание войны путем свержения фашистского строя, организации Сопротивления и отдельные антифашисты прилагали усилия, чтобы предупредить Советский Союз о грозящей опасности. Вместо с этими мужественными борцами в период самого яростного национализма и шовинизма высокие интернациональные обязанности выполняли все классово сознательные рабочие, коммунисты и стойкие немецкие патриоты. Предупреждение Советского Союза об угрозе фашистского нападения было не «изменой Германии», как утверждают империалистические идеологи, а выражением глубокого сознания, что Советский Союз — единственное государство, добивающееся освобождения человечества от войны, империализма и фашизма. А это соответствовало коренным интересам всех слоев немецкого народа. Советский Союз всегда был верным союзником немецких антифашистов, демократов и патриотически настроенной части германского народа в их самоотверженной борьбе против фашистской диктатуры.

Этими принципами и высоким сознанием ответственности перед немецким народом руководствовались члены организации Сопротивления Шульце-Бойзена—Харнака. Они установили связь с советскими органами и информировали их о намерениях фашистов по дальнейшему ведению войны, передали много радиограмм, в которых сообщались данные о планируемом нападении на СССР.

Такие же цели были у героических разведчиков интернациональной группы «Рамзай» в Токио под руководством коммуниста Рихарда Зорге. Неоднократно Зорге в своих радиограммах советскому Центру сообщал о подготовке фашистами агрессии, о планах верховного командования вермахта, намерениях Японии, о силах фашистских армий и направлении главных ударов в войне против СССР. 15 июня Зорге передал сообщение: «Война начнется 22 июня».

Борцы организаций Сопротивления и мужественные немецкие интернационалисты и друзья Советского Союза рисковали своей жизнью, чтобы предостеречь социалистическое государство. Молодой коммунист Рудольф Рихтер, который служил солдатом в одном из фашистских подразделений севернее Влодавы на Буге, 10 июня покинул свою войсковую часть. Ему удалось перебраться на советскую сторону и рассказать о планах нападения германских империалистов. Подобный поступок непосредственно перед фашистским нападением совершил немецкий рабочий-коммунист Альфред Лисков, который для этого переплыл Буг, а также Ганс Циппель, Макс Эммендерфер и Франц Гольд, которые тоже покинули свои подразделения и доложили советским пограничным властям свои наблюдения. Члены экипажа самолета фашистских ВВС Ю-88 Герман, Кратц, Шмидт и Аппель, приземлившись на советском аэродроме в Киеве, сообщили советским органам о грозящей опасности.

Член КПГ Вильгельм Шульц из Эйзенаха в последний час перед нападением, когда в его части был прочитан приказ о наступлении, переплыл Сап, однако его настигли фашистские пули. Умирая, он кричал советским солдатам-пограничникам: «Друзья, я коммунист! В этот час вспыхнет война. Нападают на вас, остерегайтесь, товарищи!»

Нелегальные издания и прокламации, а также деятельность антифашистских организаций Сопротивления и, наконец, мужественные действия немецких патриотов в защиту Советского Союза доказывают, что лучшие силы немецкого народа непоколебимо шли путем братской дружбы с Советским Союзом, указанным ЦК КПГ. Единственная немецкая партия — КПГ — в этот сложный период войны последовательно защищала политику, направленную на то, чтобы поддержать борьбу всех народов, которым угрожал и которых поработил фашизм, и при этом выполнить перед лицом смертельной опасности для человечества свой высший интернациональный долг солидарности с советским народом и ВКП(б).

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты