Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Подготовка нападения на Советский Союз

После того как германский империализм за первые 21 месяц войны захватил ресурсы почти всей континентальной Европы, он почувствовал себя достаточно сильным, чтобы начать агрессию против Советского Союза. Уже задолго до войны Гитлер с упоением говорил: «Советская Россия является трудной задачей. Только я могу начать с этого». СССР был главным препятствием на пути германского империализма к мировому господству. Открытые выпады фашистского партийного руководства против страны социализма, его программа сокрушения Советского Союза и дальнейшего завоевания областей на Востоке были для экстремистских антикоммунистических кругов крупной буржуазии Германии решающим поводом добиться с помощью нацистской партии фашистской диктатуры и поддержать ее программу. 22 ноября 1938 г. глава концерна Арнольд Рехберг обратился к Гитлеру и в министерство иностранных дел. При этом он требовал выполнить обещание, данное нацистской партией, о войне против Советского Союза. В его письме, в частности, говорилось: «Для Германии в качестве возможных районов расширения ее земельных угодий и добычи необходимого сырья существуют не поддающиеся учету богатые области России. Чтобы Германия сделалась империей с собственной достаточной аграрной и сырьевой базой, ее экспансия в этих областях должна как минимум охватывать русскую территорию включительно до Урала с его мощными месторождениями руды». Этот пример иллюстрирует основные установки господствующих империалистических кругов Германии двадцатых и тридцатых годов XX столетия.

На этой базе развивались планы военных завоеваний, политического и экономического порабощения и эксплуатации и, наконец, полного уничтожения социалистического государства. Германский империализм намеревался осуществить свои захватнические и грабительские цели и одновременно при этом решить общие задачи всех империалистических держав, то есть уничтожить Советский Союз и носителя идей коммунизма — Коммунистическую партию Советского Союза. СССР, как могущественная опора освободительного движения народов, оплот рабочего движения и поборник мира во всем мире, по планам фашистов подлежал уничтожению.

Германский империализм долго колебался: должен ли он начать немедленно агрессию против Советского Союза или сначала выступить против своих империалистических соперников. Сама цель — завоевание территории и источников сырья в Советском Союзе, ликвидация социалистического строя — это, «пожалуй, решающее дело германской внешней политики вообще», как писал Гитлер в книге «Моя борьба», — осталась неизменной. В ситуации, которая сложилась летом 1939 г., мнение фашистского руководства о последовательности агрессии нашло свое прямое выражение в тезисе, высказанном в докладе Гитлера 23 ноября 1939 г.: «Мы можем выступить против России лишь в том случае, если освободимся на Западе». Основное мнение, что война против Советского Союза только отодвигается, определяло фашистскую политику по отношению к СССР в первый период второй мировой войны. Комментарии к германо-советскому пакту о ненападении, сделанные Гитлером 28 августа 1939 г., еще раз разъяснили это. Он сказал: «Советский пакт неоднократно в партии неправильно понимался. Это пакт с сатаной, чтобы изгонять чертей».

Когда в ходе агрессии против Франции начала вырисовываться «обеспеченность тыла» на Западе, снова появились соображения о подготовке экспансии на Востоке. 2 июня 1940 г. в штаб-квартире группы армий «А» в присутствии генералов Рундштедта, Зоденштерна и Блюментритта Гитлер высказал мнение, что он после французской кампании и ожидаемого «разумного мирного соглашения» с Великобританией получит «наконец свободу действий» для своей «большой и настоящей задачи: столкновения с большевизмом». 30 июня 1940 г. начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер через статс-секретаря министерства иностранных дел Вейцзекера получил сведения о том, что у Гитлера созрело намерение напасть на Советский Союз. На основании этого, не ожидая приказа, Гальдер считал уместным «начать подготовку похода против Советского Союза». Когда 21 июля от Гитлера такой приказ поступил, Гальдер сразу же доложил основные идеи плана военной операции. Начались различные этапы конкретного военного планирования агрессии.

Буржуазные, прежде всего западногерманские, историки пытаются представить нападение на Советский Союз как «импровизацию» или даже как «превентивную войну». В действительности гитлеровская Германия детально готовила эту агрессию с июля 1940 г. до июня 1941 г., причем было совершенно ясно, что Советский Союз никаких агрессивных замыслов против какой-нибудь страны, включая и гитлеровскую Германию, не имел. С августа по октябрь 1940 г. разрабатывались различные варианты операций, с декабря рассчитывались снабжение и развертывание войск и, наконец, 18 декабря план нападения был утвержден директивой № 21 (план «Барбаросса»). С декабря 1940 г. и до 22 июня 1941 г. проводились подготовка войск, их развертывание и включение в войну государств-сателлитов. Планы разбойничьего набега, политического разделения страны, террора и убийства советских людей готовились в течение всего этого периода.

В соответствии с директивой № 21 предусматривалось разбить Советский Союз в два этапа. Три группы армий — «Юг», «Центр» и «Север» — должны были в охватывающих операциях окружить и уничтожить советские соединения на Украине, в Белоруссии и в районе Ленинграда. На втором этапе предусматривалось уничтожить резервы Советской Армии и оккупировать советскую территорию по линии Архангельск, Волга, Астрахань. Фашистское командование для этой кампании стянуло громадные силы. К моменту нападения на СССР вермахт имел почти 8,5 млн солдат. Из 214 германских дивизий 153 (а всего с сателлитами 190 дивизий, или 5,5 млн человек) были сосредоточены на советской границе. Фашистская Германия располагала 3712 танками, 4950 боевыми самолетами, 42 260 орудиями и минометами и 193 боевыми кораблями1. С другой стороны, план кампании строился на концепции «молниеносной» войны. Военные руководители рассчитывали, что война будет длиться от пяти недель до нескольких месяцев. Гитлер 5 декабря 1940 г. сам объявил: «Мы будем иметь к весне явное преимущество в командовании, материалах, войсках, в которых русские, очевидно, имеют весьма ощутимый недостаток. Если однажды ударить по этим русским армиям, то наступит их неудержимый разгром». Явная недооценка политических, военных, экономических и моральных сил Советского Союза и непонимание могущественных возможностей социалистического государства, с одной стороны, и переоценка собственных возможностей — с другой, с самого начала явились главными причинами поражения гитлеровской Германии в агрессивной войне против СССР.

Параллельно с военной подготовкой нападения на СССР фашистское правительство предприняло ряд внешнеполитических шагов для оправдания агрессии. После того как страны Юго-Восточной Европы под экономическим и политическим давлением попали в зависимость от гитлеровской Германии, они стали легкой добычей для ее антисоветских планов. В Румынию прибывали так называемые военные миссии, первые подразделения которых были размещены в стране 12 октября 1940 г., а к началу апреля 1941 г. их состав достиг 210 тыс. человек. Они частично участвовали в нападении на Югославию и Грецию и затем немедленно были снова пополнены до 200 тыс. человек. В Болгарии войска фашистского вермахта находились со 2 марта 1941 г. В ноябре 1940 г. Гальдер отправил начальнику венгерского генерального штаба Генрику Верту письмо. В нем говорилось, что весной будет выяснена окончательная позиция Югославии, чтобы затем иметь возможность исключить опасность с тыла. В этой войне, направленной против Югославии и определенно против Советской России, Венгрия должна была принять участие «в собственных интересах». Соглашаясь с такой оценкой своей роли в войне, Венгрия предъявила, однако, гитлеровской Германии условия о поставках оружия, для чего в декабре 1940 г. венгерская миссия отправилась в Берлин.

Финляндия также была втянута гитлеровской Германией в политическую и военную подготовку войны против Советского Союза. 30 августа 1940 г. Гитлер отдал распоряжение о поставках в большом объеме оружия в Финляндию. 22 сентября было заключено так называемое «транзитное соглашение», которое предусматривало пропуск германских войск через финляндскую территорию, что фактически разрешило пребывание в стране нацистского вермахта. Начальник финского генерального штаба уже в декабре 1940 г. совместно с верховным командованием вермахта принимал участие в тайной подготовке нападения на Советский Союз, а 25—26 мая 1941 г. было окончательно принято соглашение об участии Финляндии в войне против СССР.

Советское правительство бдительно следило за всеми политическими и военными махинациями гитлеровской Германии на своих западных границах. Летом 1940 г. народы Эстонии, Латвии и Литвы вступили в Союз Советских Социалистических Республик. Благодаря провозглашению 2 августа 1940 г. Молдавской Советской Социалистической Республики этот район, так же как и балтийские страны, больше не был доступен для германской «военной миссии» и не стал районом развертывания войск против СССР. Советский Союз неоднократно предупреждал гитлеровскую Германию и болгарское правительство о возможных последствиях вступления в Болгарию германских войск. Он также выступал против участия Венгрии в войне с Югославией.

Наконец, Советское правительство сделало попытку выяснить у фашистского правительства перспективы германо-советских отношений. Нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов в ноябре 1940 г. выехал в Берлин. В переговорах с Гитлером советская делегация поставила совершенно конкретные вопросы: какие задачи имеет германская военная миссия в Румынии и зачем находятся немецкие войска в Финляндии? Гитлер и Риббентроп дали уклончивый ответ и со своей стороны пытались заинтересовать советскую делегацию дележом Британской мировой державы. Реакционные буржуазные историки, однако, искажая факты, пытаются приписать советской делегации попытку подготовить дележ мира с фашистским правительством. В действительности фашистское правительство делало различные предложения о разделе «сфер интересов», на которые советская делегация никоим образом не согласилась.

Таким образом, отношения между гитлеровской Германией и Советским Союзом в течение 1940 года и в первой половине 1941 г. обострились. Немецкий народ не имел никакой объективной информации о Советском Союзе и его внешней политике. Для маскировки подготовки к войне при наличии германо-советского договора о ненападении фашистские руководители вынуждены были отказаться от открытой антисоветской пропаганды. Однако использовались другие методы, чтобы дезинформировать немецкий народ. «Московские корреспонденты больших газет, — говорилось в показаниях одного руководящего сотрудника министерства пропаганды, — до заключения договора не имели возможности помещать в газетах что-нибудь положительное. После заключения договора они писали большие статьи. Но эти статьи запрещались. Тогда корреспонденты отказались от таких выступлений и перешли на репортажи о культурной жизни в России. Они также объявлялись нежелательными».

Обмен товарами, происходивший на основе торгового договора между Советским Союзом и Германией, с фашистской стороны проводился с учетом подготовки к войне. Советский Союз должен был за свои поставки получать из Германии оружие и боеприпасы. Германия поставки затягивала. Концерн Круппа опасался, что в случае германо-советского конфликта он не найдет потребителя для своих товаров. Но эти опасения рассеяло министерство хозяйства, заявив 13 ноября 1940 г.: «Рейх принимает на себя все финансовые последствия того, что пушки, предусмотренные для поставки в СССР, будут употреблены для целей вермахта». Так были защищены прибыли германских концернов.

Агрессивные круги германского монополистического капитала при подготовке нападения на СССР никому не уступали политического и военного руководства. Планирование «нового порядка» в Советском Союзе и распределение страны между германскими концернами протекало ускоренными темпами. Так называемые народнохозяйственные отряды «ИГ Фарбен» уже с января 1940 г. выпускали бюллетень под названием «Экономические сообщения из Советского Союза», в котором систематически обобщались сведения, интересующие химический концерн. В бюллетене говорилось о структуре Советского государства, о местонахождении сырья, приводились данные о производительности и т. д. В итоге этой работы составлялись сведения о местоположении химической промышленности и родственных промышленных предприятий в СССР, которые стали основополагающими материалами для позднейшей деятельности представителей «ИГ Фарбен» в оккупированных областях СССР.

При планировании экономического грабежа Советского Союза в феврале 1941 г. генерал Томас представил Герингу доклад, в котором сохранение промышленности в ходе войны назвал весьма важной предпосылкой, чтобы разгрузить как сектор питания, так и сырьевые районы Германии. Одновременно он требовал непременно включить в оперативный план, как нефтеносные, «области южнее Волги и устья Дона, включая Кавказ». В феврале последовал приказ Геринга создать для ограбления Советского Союза совершенно самостоятельную организацию, которая должна была войти в страну с передовыми частями. Какая судьба была определена советскому народу по этим разбойничьим планам, становится ясным из директивы экономического штаба «Ост» от 2 мая 1941 г., в которой говорилось, что «...надцать миллионов человек населения умрут с голоду, если мы будем выжимать из страны все необходимое для нас».

Уже на этой подготовительной стадии создавались государственно-монополистические организации для эксплуатации богатств Советского Союза. Сначала появился так называемый экономический штаб «Ольденбург», переименованный позднее в экономический штаб «Ост», — военно-государственно-монополистическая заготовительная организация, задачей которой были грабеж и использование всех материальных ценностей СССР для германской военной экономики. При прямом участии различных концернов еще перед нападением образовывались зачаточные формирования — так называемые «Остгезельшафтен» («Восточные общества»), такие, как «Континенталь ойль АГ» и «Берг унд хюттенверксгезельшафт ост мбХ». Концерны подготовили документацию и выделили множество специалистов, которые должны были начать грабеж тотчас после оккупации определенной области. 23 мая 1941 г. Геринг издал по этому вопросу детализированные указания, известные под названием «Зеленая папка».

Большое значение для усиления государственного и террористического аппарата в Германии при подготовке нападения на Советский Союз придавалось должности заместителя фюрера по партии, которую прежде занимал Гесс. Когда на эту должность 12 мая 1941 г. назначили Мартина Бормана, канцелярию партии Гитлер подчинил непосредственно ему. В руках Бормана, как члена правительства, так же как и у Ламмерса — начальника государственной канцелярии, сосредоточились решительно все права центрального бюрократического аппарата. Власть канцелярии партии под руководством Бормана, который стал после Гитлера вторым человеком в фашистской иерархии, постоянно усиливалась до конца войны.

Одновременно с планами военной агрессии и разграбления Советского Союза разрабатывались планы его раздела и включения в «новый порядок» Европы. В министерстве иностранных дел имелись разработки, которые предусматривали создание западноукраинского и белорусского государств под германским руководством. Последние должны граничить с прибалтийскими республиками и генерал-губернаторством на западе, Украиной на юге, а на севере и востоке с государством «Московией», которое могло быть создано в дальнейшем. Высказывались предложения по преобразованиям на Кавказе, в Центральной Азии и в среднеазиатских советских республиках.

Война против Советского Союза с фашистской стороны планировалась как война на уничтожение. Об этом Гитлер заявил 30 марта 1941 г. перед генералитетом вермахта: «Борьба будет значительно отличаться от борьбы на Западе. На Востоке жестокость является благом для будущего. Мы должны отойти от точки зрения солдатского товарищества. Коммунисты нам не товарищи и не будут ими позднее. Речь идет о борьбе на уничтожение». В связи с этим им был объявлен преступный приказ об истреблении «большевистских комиссаров», советской интеллигенции и партийных кадров. Были подготовлены систематическое уничтожение и переселение миллионов людей, а также запланированы террор и убийства.

Западным государствам, особенно Великобритании, подготовка войны против СССР дала крайне важную и необходимую передышку. Их правительства видели в германо-советском конфликте возможность выйти из затруднительного положения и надеялись, что в тяжелой борьбе их империалистический соперник гитлеровская Германия и ненавистный им Советский Союз взаимно будут ослаблены. Поэтому, предупреждая СССР о подготовке фашистского нападения, британские и американские органы преследовали вполне определенные интересы своих держав и потому вызвали у советского правительства сомнения в искренности.

Примечания

1. См. 50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 248, 249, 251.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты