Библиотека
Исследователям Катынского дела

В преддверии схватки

Пока польское правительство всячески уклонялось от ответа на советские мирные предложения, польское командование стремилось создать все условия, чтобы наступление в глубь Украины прошло без особых затруднений. Для того чтобы лишить советское командование возможности перебрасывать войска с севера на юг, было решено перерезать железную дорогу Орша—Жлобин—Коростень—Житомир, связывавшую Западный и Юго-Западный фронты. 5 марта 1920 г. польские войска генерала В. Сикорского начали наступление и 6 марта заняли Мозырь и Калинковичи. Противостоявшая им в Полесье 57-я стрелковая дивизия насчитывала всего 1375 штыков при 25 легких орудиях, растянутых на 120-километровом фронте. Однако захват названных пунктов не решал основной задачи, поставленной противником, ибо главные резервы на Западный и Юго-Западный фронты шли в это время из центра страны и с Кавказского фронта. Продолжая наступление, поляки 8 марта захватили Речицу, но, получив подкрепления, в середине марта 57-я дивизия вернула город и отбросила противника к Калинковичам. В дальнейшем в течение месяца стороны вели в этом районе упорные бои, которые позволили польскому руководству начать шумиху в прессе о советском наступлении, угрожающем независимости Польши1.

6 марта Москва обратилась к Варшаве с нотой, в которой указывалось, что польское правительство не только не ответило на мирные советские предложения, но допустило новые агрессивные действия. Советское правительство заявляло о том, что оно надеется получить ответ на свои предложения2. 27 марта 1920 г. польский министр иностранных дел С. Патек сообщил в Москву о согласии польского правительства 10 апреля начать переговоры о мире. Местом переговоров назначался город Борисов, который находился в районе боевых действий и был занят польскими войсками3. Предлагаемое Варшавой перемирие вокруг Борисова позволяло польскому командованию вести наступление на Украине и одновременно препятствовало Советской России начать ответные действия в Белоруссии. Поэтому советское правительство 28 марта предложило заключить общее перемирие и выбрать для переговоров любое другое место вдали от линии фронта. Польское правительство 1 апреля ответило отказом4. На новые предложения Москвы от 2 апреля Варшава 7 апреля заявила, что либо переговоры начнутся 17 апреля в Борисове, либо их не будет вовсе5. Тем самым стало очевидно, что польское предложение было лишь дипломатическим маневром, рассчитанным на заведомо неприемлемые для РСФСР условия6. Таким образом, все попытки советского правительства установить мирные отношения и решить спорные вопросы путем переговоров закончились неудачей.

Польское руководство расценило миролюбивые предложения Советского государства как признак его слабости и сделало ставку на военную силу. Развернутая в польской прессе кампания с описанием советского наступления была подкреплена официальным заявлением Варшавы от 20 апреля, в котором Москва обвинялась в намеренном затягивании переговоров и в том, что она начала большое наступление против Польши. В ответ 23 апреля Москва, естественно, возложила ответственность за срыв переговоров на Польшу и предложила в качестве места переговоров Гродно или Белосток7. Понятно, что польское руководство уже не собиралось как-либо реагировать на это предложение. В качестве союзника для похода на Восток присвоивший себе маршальское звание Пилсудский решил использовать С. Петлюру, вытесненного с Украины в оккупированную Польшей Восточную Галицию. Отчаянно нуждающийся в чьей-либо поддержке, Петлюра в подписанном в ночь на 22 апреля договоре с Пилсудским соглашался на передачу Волыни Польше, которая гарантировала ему контроль над украинскими территориями до линии границы 1772 г. 24 апреля была подписана польско-украинская военная конвенция, согласно которой 2 украинские дивизии подчинялись верховному польскому командованию, а польские войска на Украине получали возможность снабжаться за счет союзника8.

К сосредоточению сил на Украине и в Белоруссии польское командование приступило в конце 1919 г.9 Переброска войск и военных материалов производилась в строгой тайне. Так, под предлогом недостатка угля в Польше было приостановлено на две недели пассажирское железнодорожное сообщение, а весь транспорт был использован для военных перевозок. В январе и феврале 1920 г. на польский Восточный фронт прибыло 4½ новые пехотные дивизии и 3 кавалерийские бригады, из них 3 пехотные дивизии и 1 кавалерийская бригада были направлены на Украинский участок фронта. За зиму 1919/20 г. польская армия, находившаяся на советском фронте, была полностью укомплектована и хорошо оснащена. К апрелю 1920 г. польские вооруженные силы на Восточном фронте состояли из шести армий (табл. 3), боевая численность которых определялась в 148,4 тыс. солдат и офицеров. На их вооружении было 4157 пулеметов, 302 миномета, 894 артиллерийских орудия, 49 бронеавтомобилей и 51 самолет, из которых в составе резервной 11-й пехотной дивизии находилось 4,4 тыс. бойцов и офицеров, 120 пулеметов, 56 орудий10.

Таблица 3. Боевой состав польских войск на Востоке

Фронты Армии Дивизии, бригады
Северо-Восточный 7-я 2-я Литовско-белорусская, 10-я ПД, 13-й пп
1-я 3-я, 8-я, 17-я, 1-я Литовско-белорусская ПД, 1-я кбр, гарнизон Молодечно
4-я 2-я, 6-я, 9-я, 14-я ПД, 2-я кбр, гарнизон Минска
Юго-Восточный 3-я Опергруппа Рыдз-Смиглы (1-я, 7-я ПД, 3-я кбр), Опергруппа Рыбака (1-я гбр, 41-й пп, 7-я кбр), 4-я ПД, 1-я КД
2-я 13-я, 15-я, 2-я Украинская ПД, гарнизон Ровно
6-я 5-я, 12-я, 18-я ПД, 6-й уланский полк, гарнизон Тарнополя

Советские войска, завершавшие весной 1920 г. разгром армий Деникина, имели на польском фронте протяженностью около 1 тыс. км. от Опочки до Могилева-Подольского ограниченные силы (табл. 4).

Таблица 4. Боевой состав Красной армии на Польском фронте

Фронты Армии Дивизии, бригады
Западный 15-я 4-я, 11-я, 48-я, 53-я, 56-я СД, 164-я сбр 55-й СД, 15-я КД
16-я 8-я, 10-я, 17-я, 29-я, 57-я СД
53-я пограничная дивизия
Юго-Западный 12-я 7-я, 44-я, 47-я, 58-я СД, 17-я КД
14-я 41-я, 45-я, 60-я СД, 3-я кбр 17-Й КД, 1-я отд. кбр

Хотя в целом на фронте польские войска лишь незначительно превосходили Красную армию, но на Украине, где польское командование планировало нанести главный удар, ему удалось создать значительное превосходство над армиями Юго-Западного фронта (табл. 5). Кроме того, следует помнить, что 41-я стрелковая дивизия 14-й армии была развернута на Днестре, а 13-я армия вела бои против войск П.Н. Врангеля, сосредоточенных в Крыму.

Таблица 5. Соотношение сил на советско-польском фронте к 20 апреля 1920 г.11

Силы и средства Красная армия Войско Польское Соотношение
Белоруссия
Дивизии: стрелковые 11½ 10⅓ 1,1:1
Дивизии: кавалерийские 1 1 1:1
Личный состав 169 260 158 364 1,1:1
Из них бойцов 88 952 78 692 1,1:1
Пулеметов 1671 2043 1:1,2
Орудий и минометов 421 562 1:1,3
Бронепоездов 11
Бронеавтомобилей 38 18 2:1
Самолетов 22
Украина
Дивизии: стрелковые 7 10 1:1,4
Дивизии: кавалерийские 2⅓ 1:1,5
Личный состав 55 033 142 074 1:2,6
Из них бойцов 19 750 65 345 1:3,3
Пулеметов 1232 1994 1:1,6
Орудий и минометов 236 588 1:2,5
Бронепоездов 8
Бронеавтомобилей 31
Самолетов 24 29 1:1,2

Со своей стороны советское руководство, столкнувшись с невозможностью установить мирные отношения с Польшей, не могло не учитывать вероятность расширения военных действий. 23 января 1920 г. командующий Западным фронтом предупреждал главкома «о намерении поляков предпринять в ближайшее время против нас операции широкого масштаба» в направлении Гомеля, Могилева, Орши и Полоцка и просил ускорить присылку пополнений. 25 января главком поставил Западному фронту задачу «упорно удерживать линию фронта»12. В середине февраля 1920 г. начальник оперативного управления штаба Красной армии Б.М. Шапошников подготовил доклад с изложением плана возможной операции против Польши. Предполагая, что польские войска, вероятно, в союзе с Латвией, будут наступать в Белоруссии, Шапошников предлагал сосредоточить в составе Западного фронта 19 стрелковых и 5 кавалерийских дивизий и нанести главный удар из района Дрисса, Полоцк, Лепель на фронт Вильно — Лида. Кроме того, предлагалось провести ряд вспомогательных ударов в Полесье и на Волыни. Считалось, что этот план мог быть осуществлен после сосредоточения войск не ранее конца апреля 1920 г.13

23 февраля РВС Западного фронта направил на имя председателя Совета Обороны В.И. Ленина доклад, в котором командующий В.М. Гиттис и член РВС фронта Ю.С. Уншлихт приводили подробные данные о состоянии армий Западного фронта и группировке сил противника, сообщали об усилении польских войск. В докладе сообщалось о мерах, предпринимаемых командованием на случай польского наступления. РВС Западного фронта просил принять своевременно меры по усилению войск фронта, без чего «обстановка на Западном фронте в случае перехода польских войск в наступление может быстро и резко серьезно осложниться»14. Советское руководство серьезно отнеслось к просьбе командования Западного фронта, однако оно не располагало боеготовыми резервами. Только после того, как в марте 1920 г. определилось окончательное поражение войск Деникина и Колчака, можно было приступить к увеличению сил на Западном фронте. Все войска, какие приходилось перебрасывать на польский фронт, находились в это время от театра военных действий за тысячи километров — в Сибири, на Урале, на Кавказе. Даже при хорошем состоянии транспорта на перевозку этих войск к фронту потребовалось бы значительное время. Однако состояние железных дорог во время Гражданской войны было исключительно тяжелым, поэтому в течение полутора месяцев (с 15 марта по 1 мая 1920 г.) на Западный фронт прибыло всего 3 дивизии двухбригадного состава, а на польский участок Юго-Западного фронта — только 1 стрелковая дивизия. Остальные войска к началу мая находились еще в пути.

Тем временем 10 марта Главное командование Красной армии рассмотрело варианты плана операции против польских войск. Идея удара из района Полоцк—Витебск—Лепель, предложенная РВС Западного фронта, была отвергнута. Каменев считал, что, пока продолжаются бои в районе Мозыря, Юго-Западный фронт должен сковывать противника и ждать подхода 1-й Конной армии с Кавказа, а Западному фронту следовало организовать демонстративные действия у Полоцка и Мозыря и подготовить главный удар в направлении Игумен—Минск. Причем для сохранения в тайне подготовки операции войска первоначально следовало сосредоточивать в районе южнее Витебска. 6 апреля РВС Западного фронта исходя из хода боев около Мозыря предложил наносить главный удар в направлении Гомель—Минск, но эта идея не нашла поддержки в Москве.

Для оказания поддержки войскам Западного фронта командование Юго-Западного фронта 6 марта приказало 12-й и 14-й армиям активизировать свои действия и выйти на линию рр. Птичь, Уборть—Новоград-Волынский—Шепетовка—Проскуров—Солодковцы—Каменец-Подольск. Однако начавшиеся бои не дали существенных результатов, и 24 марта советским войскам на Украине было приказано перейти к обороне. Тем временем командование Юго-Западного фронта, занятое боями на Перекопе, 14 марта предложило передать 12-ю и 14-ю армии в состав Западного фронта. Однако 18 марта главком ответил, что, хотя главный удар будет наносить Западный фронт, «тем не менее ваши действия» тоже «будут иметь достаточно решительный характер, чтобы их не считать только вспомогательными». По прибытии 1-й Конной армии основным направлением наступления Юго-Западного фронта будет линия Бердичев—Ровно—Ковель—Брест. 23 марта РВС Юго-Западного фронта представил главкому план соответствующей операции, который и был утвержден им 25 марта. Начать операцию планировалось после занятия Крыма и сосредоточения необходимых сил не ранее второй половины мая. Однако неудача операции войск фронта по прорыву в Крым поставила под вопрос реализацию этого плана.

8 апреля главком предупредил командование Западного и Юго-Западного фронтов о том, что «последний ответ Польши дает полные основания ожидать решительных наступательных действий поляков в ближайшие дни. Необходимо, чтобы мы были в полной готовности встретить это наступление» энергичным контрударом. «Если решительных наступательных действий в ближайшие дни со стороны поляков не последует, фронт должен выполнять сосредоточение и подготовку к намеченным нами операциям». 9 апреля командующий Западным фронтом приказал РВС 15-й и 16-й армий подготовить планы контрударов в Белоруссии на случай перехода польских войск в наступление. Командование Юго-Западного фронта 15 апреля приказало своим войскам повысить боеготовность, а 17 апреля 1-й Конной армии было приказано выступить из Ростова-на-Дону и к 1 июня сосредоточиться в районе Бердичев—Винница. В тот же день командующий Западным фронтом отдал приказ о начале сосредоточения дивизий для наступательной операции в сторону Минска. 16-я армия намечала завершить подготовку операции к 5 мая15.

Со своей стороны Пилсудский 17 апреля 1920 г. утвердил состав польских армий и групп, предназначенных действовать против советского Юго-Западного фронта, и отдал приказ о наступлении, ближайшей целью которого являлся захват Киева. Считалось, что именно на Украине сосредоточены основные силы Красной армии, разгром которых позволит предпринять широкое наступление в Белоруссии. Польское командование для выхода к Киеву рассчитывало нанести правым флангом своей 3-й армии сильный удар в стык 12-й и 14-й советских армий, чтобы, прорвавшись к Житомиру, Радомыслю и Казатину, разобщить их, а группа Рыбака должна была прорвать фронт 12-й армии с севера и, развивая наступление на Овруч, Коростень и Малин, выйти в тыл 12-й армии, окружить и уничтожить ее в течение 5 дней. Считалось, что тем самым будут созданы благоприятные условия для захвата Киева и разгрома 14-й армии. Для главного удара были выделены почти 7 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, а на одесское направление — три пехотные дивизии и конница. Решающую роль в операции должна была играть вновь сформированная и наиболее многочисленная 3-я польская армия, командование которой взял на себя Пилсудский. Особую роль в этой операции польское командование отводило коннице, которая должна была прорваться в тыл советских войск в район Малина и Казатина и отрезать им пути отхода на восток. Правда, столь детально расписанный план сковывал инициативу подчиненных командиров16.

Советским войскам Юго-Западного фронта (командующий А.И. Егоров, член РВС Р.И. Берзин) предстояло выдержать натиск численно превосходящего, хорошо подготовленного противника. Кроме того, в тылу войск Юго-Западного фронта активно действовала вражеская агентура, стремившаяся ослабить боеспособность советских частей. Утром 23 апреля 2-я и 3-я галицийские бригады, занимавшие оборону на участке 14-й армии, подняли антисоветский мятеж17. Для его ликвидации советское командование вынуждено было использовать все резервы 14-й и часть резервов 12-й армии. Кроме того, в тылу Юго-Западного фронта действовали различные повстанческие отряды от сельской самообороны до формирований, выступавших под политическими или националистическими лозунгами. Для борьбы с ними советскому командованию приходилось выделять значительные силы. Например, только из 12-й армии было послано 8 экспедиционных отрядов, в 150—200 человек каждый18.

Примечания

1. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 148—150.

2. ДМИСПО. Т. 2. С. 566—567; ДВП. Т. 2. С. 397—399.

3. ДМИСПО. Т. 2. С. 615—616; ДВП. Т. 2. С. 427—428.

4. ДМИСПО. Т. 2. С. 634—636.

5. Там же. С. 637.

6. Гражданская война на Украине. Т. 3: Крах белопольской интервенции. Разгром украинской националистической контрреволюции и белогвардейских войск Врангеля. Март—ноябрь 1920 г. С. 24—25; Ленин В.И. ПСС. Т. 51. С. 158; Польско-советская война 1919—1920. Ранее неопубликованные документы и материалы. Ч. 1. М., 1994. С. 61; Большевистское руководство. Переписка. С. 118—119.

7. ДМИСПО. Т. 2. С. 658—659; ДВП. Т. 2. С. 480—482.

8. ДМИСПО. Т. 2. С. 656—657, 660—663; Ольшанский П.Н. Рижский мир. Из истории борьбы Советского правительства за установление мирных отношений с Польшей (конец 1918 г. — март 1921 г.). М., 1969. С. 8—51.

9. Военные действия на советско-польском фронте в 1920 г. с разной степенью подробности описаны в целом ряде исследований и воспоминаний, которые были использованы для написания этого раздела: Скворцов-Степанов И.П. С Красной Армией на панскую Польшу. Впечатления и наблюдения. М., 1920; Сергеев Е.Н. От Двины до Вислы. Очерк операции 4-й армии Западного фронта в июле и первой половине августа 1920 года. (Второе наступление). Смоленск, 1923; Шапошников Б.М. На Висле. К истории кампании 1920 года. М., 1924; Какурин Н.Е., Меликов В.А. Война с белополяками, 1920 год. М., 1925; Пилсудский Ю. 1920 год. Пер. с польск. М., 1926; Путна В.К. К Висле и обратно. М., 1927; Шиловский Е.А. На Березине. Действия XVI армии на р. Березине в марте—июле 1920 года. М.—Л., 1928; Гай Г.Д. На Варшаву! Действия 3-го конного корпуса на Западном фронте. Июль-август 1920 г. Военно-исторический очерк. М.—Л., 1928; Какурин Н.Е., Берендс К.Ю. Киевская операция поляков 1920 года. М., 1928; Меликов ВА. Марна — 1914 года. Висла — 1920 года. Смирна — 1922 года. М.—Л., 1928; Егоров А.И. Львов — Варшава. 1920 год. Взаимодействие фронтов. М.—Л., 1929; Суслов П.В. Политическое обеспечение советско-польской кампании 1920 года. М., 1930; Гражданская война 1918—1921. Т. 3. Оперативно-стратегический очерк. М., 1930; Меликов В А. Сражение на Висле в свете опыта майско-августовской кампании 1920 года (Политико-стратегический и оперативный очерк). М., 1931; Операции на Висле в польском освещении. Сборник статей и документов. Пер. с польск. М., 1931; Клюев Л. Первая конная Красная армия на польском фронте в 1920 году. М., 1932; Зегжда Н. Южная группа Днепровской военной флотилии. М.—Л., 1940; Кузьмин Н.Ф. Крушение последнего похода Антанты. М., 1958; История гражданской войны в СССР. Т. 5: Конец иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. — октябрь 1922 г.). М., 1960. С. 63—160, 172—183; Пилсудский против Тухачевского. М., 1991; Вышчельский Л. Варшава 1920. Пер. с польск. М., 2004.

10. Кузьмин Н.Ф. Указ. соч. С. 64—65; Из истории гражданской войны в СССР. Т. 3. С. 266—269; Пшибыльский А. Указ. соч. С. 152—153.

11. Из истории гражданской войны в СССР. Т. 3. С. 266—269, 272—273; Директивы командования фронтов. Т. 4. С. 142—144.

12. Директивы Главного командования. С. 399—401, 402.

13. Кокурин Н.Е., Меликов В.А. Указ. соч. С. 67—70.

14. Из истории гражданской войны в СССР. Т. 3. С. 253—257.

15. Кокурин Н.Е., Меликов В.А. Указ. соч. С. 71—81, 422—424; Гражданская война на Украине. Т. 3. С. 6—9, 16—17, 18—21; Директивы командования фронтов. Т. 2. С. 178.

16. Гражданская война 1918—1921. Т. 3. С. 330—332; Пшибыльский А. Указ. соч. С. 150—151.

17. Польско-советская война 1919—1920. Ч. 1. С. 65—66.

18. Гражданская война 1918—1921. Т. 3. С. 332—336; Польско-советская война 1919—1920. Ч. 1. С. 68—69.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты