Библиотека
Исследователям Катынского дела

Формирование советско-польского фронта

11 ноября 1918 г. Германия подписала перемирие в Компьене, согласно которому отказалась от Брестского договора. 13 ноября Москва также аннулировала этот договор1, что сделало его установления несуществующими. 16 ноября Пилсудский уведомил все страны, кроме РСФСР, о создании независимого польского государства. 26—28 ноября в ходе обмена нотами по вопросу о судьбе миссии Регентского совета, находящейся в Москве, советское правительство заявило о готовности установить дипломатические отношения с Польшей2. 4 декабря Варшава заявила, что до решения вопроса о миссии никакого обсуждения этой проблемы не будет. В ходе обмена нотами в декабре 1918 г. советская сторона трижды предлагала установить дипломатические отношения, но Польша под разными предлогами отказывалась от этих предложений3. 2 января 1919 г. поляки расстреляли миссию Российского Красного Креста, что вызвало новый обмен нотами, на этот раз с обвинениями со стороны РСФСР4. Таким образом, Москва признала Польшу и была готова нормализовать отношения с ней, но Варшава была озабочена определением своих границ. Как и большинство других политиков, Пилсудский был сторонником восстановления польской границы 1772 г. и считал, что чем дольше в России продолжается неразбериха, тем большие территории

сможет контролировать Польша. Своеобразной программой-максимум Пилсудского было создание ряда национальных государств на территории европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы. Это, по его мнению, позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.

В ноябре 1918 г. германские войска стали отводиться с оккупированных территорий, что развязало руки всем заинтересованным сторонам. Красная армия двинулась на запад вслед за уходящими германскими частями. На территории Латвии и Белоруссии действовали Псковская и 17-я стрелковые дивизии Западного района обороны, переименованного 15 ноября в Западную армию (командарм — А.Е. Снесарев, члены Реввоенсовета (РВС) — А.М. Пыжев, И.Я. Алибегов). В ночь на 17 ноября передовые части Западной армии перешли демаркационную линию и стали продвигаться в направлении Полоцка, Могилева, Бобруйска и Гомеля. Уже 21 ноября советские войска вступили в Полоцк, 28 ноября — в Бобруйск, 8 декабря — в Слуцк, 9 декабря — в Двинск (Даугавпилс), 10 декабря — в Минск, 6 января 1919 г. — в Гомель, 12 января — в Мозырь, 13 января — в Слоним, 25 января из Пинска, а 2 февраля из Овруча были выбиты части УНР. Тем временем на территории Смоленской, Витебской, Могилевской, Минской и Виленской губерний 28 ноября был создан Минский военный округ, переименованный 14 декабря в Западный. С этого момента Западная армия выполняла лишь оперативные задачи. К 12 декабря Западная армия, в которой насчитывалось 7620 штыков, 220 сабель, 204 пулемета и 18 орудий5, занимала почти 900-километровый фронт. 27 декабря из состава Западной армии была выделена «группа Латвии», наступавшая в направлении Риги.

16 декабря 1918 г. была провозглашена Литовская ССР, а 22 декабря РСФСР признала ее независимость6. Польское население Литвы и Белоруссии создало систему самообороны — Комитет защиты восточных окраин (КЗВО), который обратился за помощью к Варшаве. Это позволило Пилсудскому обосновать его экспансионистские планы лозунгом защиты поляков. 21 декабря в Вильно местные поляки создали Временную комиссию управления округом Северной Литвы, что, естественно, вызвало негативную реакцию как просоветских, так и националистических литовских властей. Для Варшавы этот шаг стал политическим прикрытием захвата Вильно: приказ об этом войска получили еще 19 декабря. 1 января 1919 г. польские части заняли Вильно, но 3 января к городу подошли части Красной армии и 6 января выбили из него поляков. 12 января 1919 г. Западной армии была поставлена задача продолжать наступление на запад, закрепиться «на линии Ковно—Олита—Гродно — Мосты—Слоним—Лунинец» и вести разведку «в направлении на Мемель—Тильзит—Вержболово—Сувалки—Белосток—Брест-Литовск»7.

В конце января советские части заняли Ковно и Гродно, но немецкий Восточно-Прусский добровольческий корпус генерала М. Гофмана в первой половине февраля отбросил их на 60—80 км к востоку. 16 января советские войска в 26 км западнее Лиды вошли в соприкосновение с польскими легионерами, а 28 января польские отряды общей численностью свыше 1 тыс. бойцов появились в 20—30 км северо-западнее Слонима. К 13 февраля Красная армия занимала фронт Пане-веж—Слоним—Береза Картузская—Иваново (Янов Полесский)—Сарны—Овруч. 22 февраля главнокомандующий Красной армии И.И. Вацетис потребовал «прочно закрепиться на занятых рубежах по линии Тукум—Шавли—Поневеж—Вилькомир—Жосли—Ораны—Лида — Слоним—р. Шара—Огинский канал—Пинск—Сарны, продолжая, соответственно обстановке, продвижение авангардных и разведывательных частей в направлении Либава—Тильзит—Ковно—Гродно—Волковыск—Брест-Литовск—Ковель и Ровно»8.

Еще 30 декабря 1918 г. Варшава заявила Москве, что наступление Красной армии в Литве и Белоруссии является агрессивным актом в отношении Польши, вменяющим «польскому правительству в обязанность реагировать самым энергичным образом». Поэтому в ближайшем будущем оно готовится к защите «территорий, заселенных польской нацией». 7 января 1919 г. Москва в ответ заявила, что советские войска нигде не вступили на территорию, «которая могла бы быть рассматриваема как принадлежащая Польской Республике». Соответственно, 8 февраля нарком иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерин указал представителям НКИД в Минске на необходимость удержать польских добровольцев Красной армии от вступления в польские области9. Тем временем 1 января 1919 г. была провозглашена Белорусская ССР. 3 февраля съезд Советов БССР высказался за федерацию с РСФСР. 10 февраля Москва вновь предложила Варшаве установить нормальные отношения10. 16 февраля советские власти Литвы и Белоруссии предложили Польше договориться о границах, но Варшава промолчала11. 27 февраля 1919 г. была создана Литовско-Белорусская ССР со столицей в Вильно12.

В свою очередь, польские войска двинулись на восток и ликвидировали украинскую администрацию на Холмщине, в Бресте, Жабинке, Кобрине и Владимире-Волынском. Уже 4 февраля 1919 г. поляки заняли Ковель, а 9 февраля — Брест-Литовск. 5 февраля под давлением Франции было подписано германо-польское соглашение об эвакуации германских войск из Литвы и Белоруссии и их замены польскими войсками13. 9—14 февраля германские войска пропустили две польские оперативные группы (до 10 тыс. человек) через свои порядки до линии р. Неман до Скиделя—р. Зельвянка—р. Ружанка—Пружаны—Кобрин. Затем поляки заняли Белосток, откуда ушли германские части. С февраля 1919 г. возник сплошной Советско-польский фронт от р. Неман до р. Припять. 18 февраля под нажимом Франции было подписано германо-польское перемирие в Познани, что позволило полякам перебросить войска на восток. Со своей стороны главком Красной армии 12 февраля отдал приказ о формировании с 19 февраля Западного фронта «в составе 7[-й] армии, армии Латвии и Западной армии», командующим которым с 23 февраля был назначен Д.Н. Надежный, членами РВС — Р.А. Римм и А.Я. Семашко14.

20 февраля польский отряд, переодетый в германскую форму, при поддержке бронепоезда овладел несколькими населенными пунктами вдоль железной дороги Кобрин—Пинск, но на следующий день советские войска восстановили положение. 2 марта 1919 г. польские части генерала С. Шептицкого заняли Слоним, 5 марта части генерала А. Листовского — Пинск15. Советские войска были вынуждены отходить, поскольку 4 марта началось наступление войск А.В. Колчака на Восточном фронте и туда стали перебрасываться части с запада. Положение частей Западного фронта осложнилось. Низка была и дисциплина в частях Западной армии, которая 13 марта была переименована в Белорусско-Литовскую армию. Так, 24—29 марта 67-й и 68-й стрелковые полки 8-й стрелковой дивизии самовольно покинули позиции, захватили Гомель и подняли мятеж. Член коллегии ВЧК Г.С. Мороз 22 апреля 1919 г. сообщал в ЦК РКП(б), что весь западный край пропитан антисемитизмом, который явился питательной средой для контрреволюционных выступлений в Гомеле, Речице и Борисове16.

Кроме того, на положении советских войск сказывалась их немногочисленность. Так, на 1 марта 1919 г. Белорусско-Литовская армия на 720-километровом фронте имела всего 25 906 штыков, 272 сабли, 131 пулемет и 54 орудия. Комиссия Высшей военной инспекции, обследовавшая 12 марта — 5 апреля 1919 г. состояние советских войск в районе Вильно, отметила в своем заключении, что «главным отрицательным явлением данного фронта безусловно следует считать малочисленность красноармейцев, которая до смешного не соответствует с боевыми заданиями и с протяженностью фронта». Это пагубно действует «на общее настроение красноармейцев» и разлагает боевые части фронта, поскольку «влечет за собой полное недоверие к своим боевым силам и к возможности выполнять оперативные распоряжения», порождая боязнь быть обойденными противником. Отметив, что между заставами имелись 5—8-километровые промежутки, а между полками 35-километровые разрывы, не занятые войсками, комиссия сделала вывод, что «в случае наступления противника Бильна может быть свободно взята через два дня после перехода неприятеля в наступление»17.

К 15 марта Белорусско-Литовская армия, получившая за первую половину марта всего 2251 человек пополнения, занимала линию Ораны—Лида—Барановичи—Лунинец. Командование Западного фронта требовало от войск армии активной поддержки операций в Латвии и Полесье18. Тем временем в наступление стали переходить и польские отряды. 17 марта советские войска оставили Барановичи, но 25 марта смогли выбить поляков из города. 26 марта произошел ожесточенный бой на подступах к Лиде, в ходе которого польские отряды были отброшены от города. 8 апреля противник занял Ораны, но 10 апреля советские части отбили город. Весенняя распутица приостановила крупные операции на фронте Белорусско-Литовской армии. Соответственно, уже 31 марта Реввоенсовет Республики (РВСР) решил перебросить на Восточный фронт часть войск с Западного фронта. 17 апреля главком докладывал В.И. Ленину, что «Западный фронт за последний месяц потерял свой острый характер, и здесь мы перешли к активной разведке и захвату пунктов местного значения, что свидетельствует, что противник на этом фронте вследствие каких-то причин не в состоянии перейти к активным действиям»19. Однако это затишье было кратковременным.

16—24 марта 1919 г. в Москве проходили неофициальные Советско-польские переговоры, в ходе которых польская миссия выставила следующие условия соглашения. От РСФСР требовалось, во-первых, не использовать Красную армию для поддержки революции в Польше; во-вторых, не создавать советского польского правительства и, в-третьих, предлагалось установить границу на основе самоопределения населения спорных территорий с выводом оттуда войск сторон20. В целом Москва приняла эти условия, но Варшава так и не пошла на официальные переговоры, поскольку правительство Пилсудского стремилось захватить как можно больше территории. Тем самым новая польская власть пыталась решить сразу несколько проблем. Призыв в армию снижал высокий уровень безработицы и социального напряжения, оккупированные территории давали возможность получить материальные ресурсы и сплотить польское население на основе националистических лозунгов, отвлекая его от революции. Успехи Колчака на Восточном фронте делали победу Белой армии вполне реальной, и в этих условиях Польша опасалась, что Антанта поддержит территориальные требования России, и стремилась захватить как можно больше.

Как указывал в своем донесении 11 апреля 1919 г. президенту В. Вильсону американский представитель при миссии государств Антанты в Польше генерал-майор Дж. Кернан, «хотя в Польше во всех сообщениях и разговорах постоянно идет речь об агрессии большевиков, я не мог заметить ничего подобного. Напротив, я с удовлетворением отмечал, что даже незначительные стычки на восточных границах Польши свидетельствовали скорее об агрессивных действиях поляков и о намерении как можно скорее занять русские земли и продвинуться насколько возможно дальше. Легкость, с которой им это удалось, доказывает, что полякам не противостояли хорошо организованные советские вооруженные силы. Я убежден, что наступательный воинственный крестовый поход, предпринятый из России, центра распространения пропаганды большевизма или советского движения, остановлен. Но он может быть снова вызван к жизни агрессивными действиями извне, а их можно ожидать как со стороны Польши, так и других государств»21.

Таблица 1. Распределение Войска Польского по фронтам22

Всего

Из них на фронте В том числе
Вост. Галиция Волынь Белоруссия Силезия
1 апреля 1919 г.
Личный состав ? 81 030 60 528 5437 11 612 3453
из них бойцов ? 53 046 37 689 4051 8888 2418
20 июня 1919 г.
Личный состав 278 763 162 618 76 822 44 875 40 921
из них бойцов 154 562 94 640 49 434 23 217 21 989
15августа 1919 г.
Личный состав 300 097 165 005 57 556 30 997 76 452 ?
из них бойцов 152 307 87 399 28 928 17 386 41 095 ?

Однако пока основное внимание польского руководства привлекала ситуация на юго-востоке, где, как уже отмечалось, еще 9 ноября 1918 г. была провозглашена ЗУНР во главе с президентом Е. Петрушевичем, территория которой охватывала Восточную Галицию, Лемковщину, Закарпатье и Буковину. 1 ноября 1918 г. польское население Львова подняло восстание и захватило город. В это же время польские войска генерала В. Ивашкевича захватили восточную Холмщину и Подляшье, отошедшие по Брестскому миру к УНР. 9 ноября поляки выбили украинские части из Перемышля. С этого, собственно, и началась польско-украинская война. 3 января 1919 г. ЗУНР и УНР объединились. К январю 1919 г. украинские части контролировали всю территорию Восточной Галиции, кроме Львова и железной дороги Львов—Перемышль. Попытки посредничества стран Антанты приводили лишь к кратким перемириям. Первой эту роль решила сыграть Англия. Однако январские переговоры показали, что позиции сторон совершенно несовместимы. Украинцы требовали границу по р. Сан, поляки настаивали на линии р. Стырь—Буск—Рогатин—Гнилая Липа—Ломница (то есть 2/3 Восточной Галиции и Западная Волынь оставались за Польшей). Англия предложила в качестве компромисса линию от Буга до Днестра с передачей Львова Польше. Понятно, что переговоры окончились безрезультатно и украинские части возобновили наступление на Львов. 22 февраля уже Франция потребовала заключения перемирия, но новые переговоры опять завершились безрезультатно23. С ноября 1918 по апрель 1919 г. в Восточной Галиции действовало 60—80% польских войск. В середине марта 1919 г. в Польшу стала прибывать 70-тысячная армия генерала Ю. Галлера из Франции. 22 марта по требованию Антанты украинцы опять приостановили боевые действия, но переговоры вновь ни к чему не привели, поскольку Польша не была заинтересована в привлечении излишнего внимания Парижской мирной конференции к Галицийскому вопросу24.

В Париже польские представители доказывали, что Восточная Галиция должна быть присоединена к Польше, а УНР не может быть признана. В условиях правовой неопределенности Польша стремилась захватить как можно больше территории, чтобы поставить Антанту перед свершившимся фактом. 20 апреля поляки начали наступление, что сделало украинцев более сговорчивыми, но Польша не выдвигала никаких требований. Хотя Англия предлагала объявить перемирие и дать возможность Парижской конференции обсудить Галицийский вопрос, Польша, опираясь на поддержку Франции, 14 мая нарастила силу удара, использовав для этого армию Галлера25. Вместе с тем игнорирование Варшавой всех предложений конференции привело к тому, что в конце мая Антанта усилила дипломатическое давление на Польшу. Кроме того, возникли опасения, что Германия откажется подписать Версальский договор, и было решено использовать польские войска для давления на Берлин26.

Однако успехи Красной армии на Украине и революция в Венгрии отвлекли Антанту от Галицийского вопроса. Стремление не допустить советские войска на соединение с венгерскими, которые в это время заняли восточную Словакию и находились в 20 с небольшим километрах от р. Сан, привело к тому, что было решено позволить Польше оккупировать Восточную Галицию, но при сохранении ее автономии. 25 июня 1919 г. Совет министров иностранных дел Англии, Франции, Италии и США уполномочил Польшу оккупировать Восточную Галицию до р. Збруч. Вопрос о судьбе Восточной Галиции был отложен до плебисцита, который следовало провести позже. Это решение развязало Польше руки, и к 17 июля вся Восточная Галиция была оккупирована польскими войсками. 21 ноября 1919 г. Верховный совет Антанты предоставил Польше 25-летний мандат на управление Восточной Галицией, но 10 декабря Варшава заявила протест, сославшись на то, что Восточная Галиция является неотъемлемой частью страны. Хотя 22 декабря Антанта подтвердила свое решение27, судьба Восточной Галиции была отложена на будущее28. Кроме Польши, на территорию ЗУНР претендовали Румыния, захватившая Буковину, и Чехословакия, требовавшая передачи ей Лемковщины и Закарпатья.

Пока в Галиции разворачивались все эти события, войска 12-й советской армии, переданной 4 июня в состав Западного фронта из расформированного Украинского фронта, в середине июня 1919 г. на пинском и ковельском направлениях вошли в соприкосновение с польскими частями. Однако пока на Украине основным противником Красной армии были войска УНР, которые, объединившись с Галицийской армией и используя успехи Добровольческой армии А.И. Деникина в Донбассе, перешли в наступление и стали занимать Правобережную Украину. Тем временем на Волыни поляки 9 августа захватили Дубно и Кременец, а 13 августа — Ровно. 1 сентября было подписано перемирие между Польшей и УНР. К середине октября 1919 г. 12-я армия удерживала район Мозырь—Житомир—р. Тетерев, будучи охваченной с трех сторон: с запада действовали польские части, с юго-запада — петлюровцы, а с юго-востока — Добровольческая армия Деникина. В ноябре—декабре 1919 г. польские части использовали отвод войск Деникина для продвижения на линию р. Уборть—Олевск—Новоград-Волынский—Проскуров—Каменец-Подольск. В свою очередь 12-я армия в ноябре 1919 — феврале 1920 г. совместно с 14-й армией освободила Правобережную Украину и вошла в соприкосновение с польскими войсками от Полесья до Днестра. Галицийская армия 6 ноября 1919 г. подчинилась Деникину, а в январе 1920 г. — Красной армии29.

13 февраля 1920 г. в расположение польских войск в районе Новой Ушицы вышел 15-тысячный отряд деникинского генерала Н.Э. Бредова, отходивший из Одессы вдоль Днестра. После двухнедельных переговоров 1 марта был подписан договор Бредова с польским военным командованием, согласно которому его отряду разрешалось перейти на территорию, занятую польскими войсками, сдав предварительно им на хранение вооружение и

продав большую часть лошадей. Со своей стороны польские военные власти обязались содействовать бредовцам в возвращении на территорию, занятую Добровольческой армией. В связи с эпидемией тифа отряд был размещен в трех карантинных лагерях. С середины мая 1920 г. Польша просила Францию посодействовать отправке этого отряда в Крым, но лишь 5 июля началась отправка первого эшелона в Румынию к черноморским портам. Прибыв в Крым, Бредов в интервью местной газете отметил, что обращение с интернированными было не слишком хорошим, но, когда Красная армия перешла в наступление, отношение поляков изменилось в лучшую сторону30.

Примечания

1. ДВП. Т. 1. С. 565—567; ДМИСПО. Т. 2. М., 1964. С. 26—27.

2. ДВП. Т. 1. С. 579—581; ДМИСПО. Т. 2. С. 31—32.

3. ДВП. Т. 1. С. 607—609, 625—626; ДМИСПО. Т. 2. С. 36—37, 37—38, 40—43, 48—49.

4. ДВП. Т. 1. С. 636, Т. 2. М., 1958. С. 17—18; ДМИСПО. Т. 2. С. 52, 5657, 58—63, 64—65, 68—69, 97, 164—166.

5. Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.) (далее — Директивы командования фронтов). Сборник документов в 4-х тт. Т. 4. М., 1978. С. 51.

6. ДВП. Т. 1. С. 622.

7. Директивы Главного командования Красной Армии (1917—1920) (далее — Директивы Главного командования). Сборник документов. М., 1969. С. 188—189.

8. Военная энциклопедия. Т. 5. М., 2001. С. 405—407; Директивы Главного командования. С. 362; Директивы командования фронтов. Т. 2: Март 1919 г. — апрель 1920 г. М., 1972. С. 58.

9. ДВП. Т. 2. С. 15—17; Бобылев П.Н. На защите Советской республики. М., 1981. С. 60; Зубачевский В.А. Советская политика на северо-востоке Центральной Европы в начале 1920-х годов // Отечественная история. 2004. № 3. С. 117.

10. ДМИСПО. Т. 2. С. 98—100; ДВП. Т. 2. С. 67—70.

11. ДМИСПО. Т. 2. С. 105—107; ДВП. Т. 2. С. 74—76.

12. ДМИСПО. Т. 2. С. 115; подробнее см.: Шкляр Е.Н. Борьба трудящихся Литовско-Белорусской ССР с иностранными интервентами и внутренней контрреволюцией (1919—1920 гг.). Минск. 1962. С. 15—40.

13. ДМИСПО. Т. 2. С. 84—88.

14. Директивы Главного командования. С. 361.

15. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 76—84.

16. Большевистское руководство. Переписка. 1912—1927. Сборник документов. М., 1996. С. 90—92.

17. Бобшев П.Н. Указ. соч. С. 67, 77.

18. Директивы командования фронтов. Т. 2. С. 62, 63.

19. Директивы Главного командования. С. 308.

20. ДВП. Т. 2. С. 105—106, 107; ДМИСПО. Т. 2. С. 192—194, 197.

21. ДМИСПО. Т. 2. С. 205.

22. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 10.

23. ДМИСПО. Т. 2. С. 199—200.

24. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 66—76; Савченко В.Н. Указ. соч. С. 102—118.

25. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 108—116.

26. Там же. С. 117—120.

27. ДМИСПО. Т. 2. С. 430—431.

28. Савченко В.Н. Указ. соч. С. 119—135; Скляров С.А. Определение польско-украинской границы на Парижской мирной конференции // Версаль и новая Восточная Европа. М., 1996. С. 136—158.

29. Пшибыльский А. Указ. соч. С. 116—117, 126—128, 136, 140—142; Гражданская война на Украине. 1918—1920. Сборник документов и материалов. В 3-х тт. Киев. 1967. Т. 2: Борьба против деникинщины и петлюровщины на Украине. Май 1919 г. — февраль 1920 г. С. 470—471, 664.

30. РГВА. Ф. 25880. Оп. 2. Д. 72. Л. 23об.; Д. 73. Л. 98—98об.; Белоруссия в борьбе против польских захватчиков в 1919—1920 гг. М., 1940. С. 169—170; Из истории гражданской войны в СССР. Сборник документов и материалов в 3-х тт. Т. 3: Февраль 1920 — октябрь 1922. М., 1961. С. 113—115, 122, 124, 127.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты