Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Новости
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

Кресла для руководителя direct 3012 директ офисное кресло директ.

Советские военные приготовления

Естественно, советское руководство не собиралось безучастно взирать на развитие ситуации в Польше и без всяких просьб Берлина начало собственные военные приготовления. Еще с мая 1939 г. советское военное руководство, учитывая нарастание международной напряженности, начало разработку новой системы мобилизационного развертывания Красной армии. Основная идея реорганизации сухопутных войск сводилась к тому, чтобы создать постоянную армию, готовую к использованию при минимальном мобилизационном развертывании. Для этого все скрытые, то есть предназначенные к развертыванию в случае мобилизации дивизии, переводились в открытые. В итоге созданная 22 июля 1939 г. согласно постановлению Главного Военного Совета № 4 Комиссия по организационным мероприятиям при НКО под председательством заместителя наркома обороны командарма 1-го ранга Г.И. Кулика 27 июля приняла решение развернуть на базе стрелковых дивизий тройного развертывания ординарные стрелковые дивизии со штатом 4100 человек. Комиссия сделала вывод, что все военные округа могут разместить новые дивизии, материальных запасов также хватало, поэтому к 1 ноября 1939 г. следовало перейти на новую организацию стрелковых войск и к 1 мая 1940 г. подготовить новые мобилизационные планы1.

В соответствии с принятым решением, 15 августа 1939 г. нарком обороны маршал К.Е. Ворошилов отдал директивы № 4/2/48601—4/2/48611 Военным советам Ленинградского (ЛВО), Московского (МВО), Калининского (КалВО), Белорусского (БОВО) и Киевского особых (КОВО), Харьковского (ХВО), Орловского (ОрВО), Приволжского (ПриВО), Северо-Кавказского (СКВО), Уральского (УрВО) и Сибирского (СибВО) военных округов, согласно которым им следовало с 25 августа по 1 декабря 1939 г. сформировать 18 управлений стрелковых корпусов, перевести кадровые дивизии на новый штат 8900 человек и развернуть 36 дивизий тройного развертывания в 92 дивизии по 6000 человек2. 22 августа нарком обороны докладывал в ЦК ВКП(б) и СНК СССР об обеспеченности вооружением предлагаемых организационных мероприятий. С учетом наличия вооружения в неприкосновенном запасе проводимые мероприятия были в целом обеспечены по винтовкам, пулеметам, 82-мм минометам и 76-мм пушкам. По самозарядным винтовкам, 45-мм противотанковым пушкам, 122-мм гаубицам и 76-мм зенитным пушкам покрытие некомплекта ожидалось в течение 1939 г. на основании получения их от промышленности, а потребность по противотанковым ружьям, 12,7-мм станковым пулеметам, 50-мм, 107-мм и 120-мм минометам, 152-мм гаубицам, 37-мм и 45-мм зенитным пушкам и автомобилям удовлетворялась поступлением от промышленности в 1939—1940 гг. Нарком обороны просил разрешить использовать неприкосновенный запас, обязать промышленность выполнить план военных заказов на 1939 г. и произвести дополнительный заказ на автомобили3.

Таблица 27. Дислокация стрелковых войск 15 августа и 5 сентября 1939 г.4

Военные округа Стрелковые корпуса Стрелковые дивизии штата Итого
13 550 8750 6500 5850 5220 3000 Горные
ЛВО 3 (5) — (9) 9 (—) — (5) 2 (—) 2 (2) 13 (16)
МВО 2 (4) — (9) 4 (—) — (3) 4 (12)
БОВО 5 (6) — (10) 10 (—) — (9) 3 (—) 13 (19)
КОВО 5 (7) — (12) 12 (—) — (13) 4 (—) 16 (25)
КалВО 2 (1) — (1) 1 (—) — (3) 1 (—) 2 (4)
ХВО 2 (4) — (1) 1 (—) — (5) 5 (—) — (9) 6 (15)
ОрВО 2 (2) — (4) 3 (—) — (4) 3 (8)
ПриВО 2 (2) — (3) 3 (—) — (6) 3 (9)
СКВО 2 (2) — (3) 3 (—) — (6) 1 (1) 4 (10)
ЗакВО 6 (6) 6 (6)
УрВО — (2) — (5) 4(—) — (5) 4 (10)
САВО 2 (2) 2 (2)
СибВО — (3) — (10) 4 (—) 4 (10)
ЗабВО — (2) — (1) 1 (—) — (5) 1 (—) 2 (6)
2-я ОКА 2 (3) 4 (5) — (1) 2 (2) 6 (8)
1-я ОКА 3 (5) 10 (10) 10 (10)
1-я АГ — (2) 1 (—) — (1) 1 (3)
Итого 30 (48) 14 (18) — (33) 35 (—) — (76) 37 (—) — (33) 13 (13) 99 (173)

1 сентября 1939 г. Политбюро утвердило предложение Наркомата обороны, согласно которому в Красной армии предусматривалось, кроме 51 ординарной стрелковой дивизии (33 стрелковые дивизии по 8900 человек каждая, 17 стрелковых дивизий по 14 000 человек каждая и 1 стрелковая дивизия в 12 тыс. человек), иметь 76 ординарных стрелковых дивизий по 6000 человек, 13 горнострелковых дивизий и 33 ординарных стрелковых дивизии по 3000 человек5. Соответственно 2 сентября 1939 г. СНК своим постановлением № 1355—279 сс утвердил «План реорганизации сухопутных сил Красной Армии на 1939—1940 гг.» Было решено дивизии тройного развертывания перевести в ординарные и иметь в Красной армии 173 стрелковые дивизии (см. таблицу 27; цифры в скобках — план дислокации от 5 сентября). Предлагалось увеличить ударную силу пехотного ядра в стрелковых дивизиях, увеличить количество корпусной артиллерии и артиллерии РГК, переведя ее с тройного на двойное развертывание. Следовало сократить численность обслуживающих и тыловых частей и учреждений. Штатная численность Красной армии была установлена в 2265 тыс. человек6.

В то же время советское военное командование, учитывая вероятность скорого использования Красной армии, решило проверить готовность приграничной полосы на Западе к сосредоточению и развертыванию войск. 4 августа начальники штабов ЛВО, КалВО, БОВО и КОВО получили директиву Генштаба за № 16454 сс/ов, согласно которой «в период с 15 августа по 1 сентября 1939 г. необходимо произвести рекогносцировки по следующей программе:

1. Проверить станции выгрузки (выгрузочное устройство станций, число путей, тупиков, наличие запаса рельсов и шпал для выгрузочных работ, пропускная способность станции).

2. Произвести рекогносцировку маршрутов от станции выгрузки до района сбора (выходные пути, мосты и дефиле, условия маскировки). В районе сбора: проверить наличие питьевой воды, возможности размещения, средства связи и наличие дорог.

3. Обрекогносцировать маршруты от районов сбора до районов сосредоточения и развертывания, уделив особое внимание частям, выдвигаемым к Госгранице походным порядком.

В районе сосредоточения: проверить наличие питьевой воды, возможности размещения, условия маскировки, возможность использования постоянных телеграфных проводов Наркомсвязи, наличие дорог и их качество.

4. Произвести рекогносцировку пунктов размещения штабов армий и штабов корпусов (условия размещения, обеспеченность постоянными средствами связи, возможность подвоза полевых средств связи, наличие путей, условия маскировки и противотанковой обороны). Составить схему размещения.

5. Проверить узлы связи в пунктах расположения штабов и в районах сбора и сосредоточения (оборудованность, наличие проводов, обеспеченность специалистами, время, необходимое для установления связи с отдельными пунктами, меры по усилению существующих средств связи).

6. Проверить аэродромы, базы и их состояние и возможность перебазирования.

7. Произвести рекогносцировку станций снабжения (наличие подъездных путей и средств связи, наличие складских помещений и их емкость, возможность дополнительного расширения станций снабжения, условия размещения тыловых учреждений). Составить схемы станций снабжения и проект расположения санитарных и ветеринарных учреждений на станциях снабжения и в госпитальных базах.

8. Обрекогносцировать грунтовые участки путей подвоза и эвакуации.

9. Проверить наличие и условия хранения запасов продфуража, боеприпасов и горюче-смазочных материалов на складах округа (мобготовность и возможность складов, наличие подъездных путей, противовоздушной обороны).

10. Проверить производственную мощность местных хлебозаводов и хлебопекарен.

Общее руководство рекогносцировкой возлагаю на Вас.

Для производства рекогносцировки привлечь только командный состав, принимавший участие в разработке плана.

В исключительных случаях, в качестве консультантов, разрешается привлечь необходимое количество специалистов.

Рекогносцировки провести под видом рекогносцировок к учениям, ни в коем случае не раскрывая действительного их назначения... Материалы рекогносцировок с Вашими выводами выслать в Генеральный штаб РККА к 20 сентября 1939 г.»7.

Однако оказалось, что эти материалы понадобились раньше.

В связи с началом германо-польской войны с 20 часов 2 сентября на советско-польской границе был введен режим усиленной охраны. Согласно указанию начальника Пограничных войск Белорусского округа № 1720, все погранотряды были приведены в боевую походную готовность8. 3 сентября нарком обороны просил ЦК ВКП(б) и СНК СССР утвердить задержку увольнения красноармейцев и младших командиров на 1 месяц в войсках ЛВО, МВО, КалВО, БОВО, КОВО и ХВО (всего 310 632 человека) и призыв на учебные сборы приписного состава частей ПВО в ЛВО, КалВО, БОВО и КОВО (всего 26 014 человек)9. Получив согласие правительства, нарком обороны отдал 4 сентября соответствующий приказ.

Развитие международной обстановки в начале сентября 1939 г. привело к тому, что советское руководство решило провести частичную мобилизацию Красной армии, и 6 сентября около 23—24 часов в семи военных округах была получена директива наркома обороны о проведении «Больших учебных сборов» (БУС). Согласно директиве наркома обороны № 2/1/50698 от 20 мая 1939 г. название БУС являлось шифрованным обозначением скрытой мобилизации. Проведение БУС по литеру «А» означало, что происходило развертывание отдельных частей, имевших срок готовности до 10 суток, с тылами по штатам военного времени. Запасные части и формирования гражданских ведомств по БУС не поднимались. Сама мобилизация проходила в условиях секретности10.

БУС начались с утра 7 сентября и проходили не совсем организованно, с опозданием на 2—3 дня11. 7 сентября решением СНК СССР вводился в действие мобилизационный план по продфуражному довольствию РККА по ЛВО, МВО, КалВО, БОВО, КОВО, ХВО и ОрВО, утвержденный постановлением Комитета обороны (КО) № 210 от 21 июля 1939 г., и план доснабжения РККА вещевым довольствием, утвержденный постановлением КО № 50сс от 3 марта 1939 г. В округах предлагалось разбронировать мобилизационные запасы продовольствия и хлебофуража. В тот же день Председатель СНК СССР Молотов направил председателям СНК ССР, АССР и облисполкомов телеграммы, в которой сообщал, что «войсковые части ЛВО, МВО, КалВО, ОрВО, БОВО, КОВО, ХВО привлекают на учебные сборы приписной состав, автотранспорт, лошадей и обоз. Вызов производится строго по повесткам без опубликования. Окажите всемерное содействие»12. Помимо чисто военных приготовлений соответствующие меры были приняты и по линии политорганов РККА. 9 сентября было решено увеличить тиражи красноармейских газет в округах, проводивших БУС, и центральных газет для распространения в армии13.

10 сентября нарком обороны просил разбронировать в военных округах, проводивших БУС, 50% резервов резины (около 8 тыс. комплектов) для обеспечения автомашин, поступающих из народного хозяйства14. Постановлением КО № 334сс/ов от 12 сентября с 18.00 этого дня для выполнения воинских перевозок на БУС вводился в действие воинский график на железных дорогах европейской части страны. Сокращались гражданские перевозки, железные дороги получили 500 тыс. т мобзапаса угля, на ряд железных дорог назначались уполномоченные СНК по выгрузке грузов. С 8 по 16 сентября было погружено 2888 воинских эшелонов (из них 972 за 14—16 сентября), из которых 2058 прибыли в пункт назначения и были разгружены, а из 830 оставшихся 443 уже находились на железных дорогах, где они должны были разгружаться15. Тем не менее воинский график был сорван, и железные дороги работали неудовлетворительно16. Постановлением КО № 338сс от 17 сентября железнодорожная охрана НКВД в 7 военных округах была переведена на положение военного времени «для обеспечения бесперебойной работы железных дорог»17. 16 сентября нарком обороны просил разбронировать мобилизационные запасы на 275 базах железнодорожного имущества для обеспечения работ по восстановлению железных дорог на ТВД18.

Всего в БУС приняли участие управления 22 стрелковых, 5 кавалерийских и 3 танковых корпусов, 98 стрелковых и 14 кавалерийских дивизий, 28 танковых, 3 моторизованные стрелково-пулеметные и 1 воздушно-десантная бригады (табл. 28)19. Было призвано 2 610 136 человек (табл. 29), которые 22 сентября 1939 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и приказом наркома обороны № 177 от 23 сентября были объявлены мобилизованными «до особого распоряжения»20. Войска также получили 634 тыс. лошадей, 117 439 автомашин и 18 900 тракторов21.

Таблица 28. Количество войск, принявших участие в БУС

ЛВО КалВо БОЮ КОВО МВО ХВО ОрВО Итого
Корпуса: 5 2 9 9 2 2 1 30
стрелковые 4 2 6 5 2 2 1 22
кавалерийские 2 3 5
танковые 1 1 1 3
Дивизии: 18 4 24 30 12 15 9 112
стрелковые 17 4 18 23 12 15 9 98
кавалерийские 1 6 7 14
Бригады: 8 1 9 11 3 32
танковые 6 1 8 10 3 28
моторизованные 1 1 1 3

Таблица 29. Численность резервистов, призванных на БУС22

Округ Начсостав Младший начсостав Рядовой состав Всего
ЛВО 25 306 90 001 210 004 325 311
БОВО 15 074 37 006 327 987 380 067
КОВО 32 428 47 969 575 974 656 371
Кал ВО 6249 17 939 138 662 162 850
МВО 38 359 115 831 270 392 424 632
ОрВО 8489 19 922 191 493 219 904
ХВО 26 555 43 642 342 241 412 438
СКВО 15 494 15 494
УрВО 7817 7817
ПриВО 5252 5252
Всего 152 460 372 360 2 085 316 2 610 136

Одновременно согласно постановление СНК № 1348—268СС от 2 сентября 1939 г. с 5 сентября следовало начать очередной призыв на действительную военную службу для войск Дальнего Востока и по 1 тыс. человек для каждой вновь формируемой дивизии, а с 15 сентября и для всех остальных округов, о чем было сообщено в газетах23. Всего в Красную армию до 31 декабря 1939 г. было призвано 1076 тыс. человек24. Кроме того, согласно новому Закону о всеобщей воинской обязанности от 1 сентября 1939 г., на 1 год был продлен срок службы 190 тыс. призывников 1937 г. В результате списочная численность Красной армии возросла с 1 910 477 человек на 21 февраля до 5 289 400 человек (из них 659 тыс. новобранцев) на 20 сентября 1939 г.25 Нормализация ситуации на западных границах СССР позволила 29 сентября начать сокращение численности Красной армии, и к 25 ноября было уволено 1 412 978 человек26. Соответственно, из РККА в народное хозяйство было возвращено к 19 ноября 38 780 автомашин и 5727 тракторов27.

В то же время 11 сентября на базе БОВО и КОВО были сформированы и развернуты управления Белорусского (командующий — командарм 2-го ранга М.П. Ковалев) и Украинского (командующий — командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко) фронтов28. Витебская, Минская и Бобруйская армейские группы БОВО были 15 сентября 1939 г. развернуты соответственно в 3-ю (командующий — комкор В.И. Кузнецов), 11-ю (командующий — комдив Н.В. Медведев) и 4-ю (командующий — комдив В.И. Чуйков) армии. Кроме того, из управления МВО согласно приказу Генштаба от 9 сентября выделялось управление 10-й армии (командующий — комкор И.Г. Захаркин), передававшееся в состав Белорусского фронта, куда оно передислоцировалось 11—15 сентября, и в составе фронта с использованием личного состава управления КалВО была создана Конно-механизированная группа (КМГ) (командующий — комкор В.И. Болдин).

В КОВО процедура переименования армейских групп заняла больше времени. Так, Житомирская АГ (командующий — комдив И.Г. Советников) была 16 сентября переименована в Шепетовскую, с 18 сентября — в Северную и с 28 сентября — в 5-ю армию. Винницкая АГ (командующий — комкор Ф.И. Голиков) с 16 сентября стала Волочиской, с 24 сентября — Восточной, а с 28 сентября — 6-й армией. Кавалерийская АГ (командующий — командарм 2-го ранга И.В. Тюленев) с 16 сентября стала называться Каменец-Подольской, с 20 сентября — Южной, а с 24 сентября — 12-й армией, которая, в свою очередь, была с 28 сентября вновь разделена на 12-ю армию и Кавалерийскую АГ. Не участвовавшая в Польской кампании Одесская АГ была переименована в 13-ю армию29. Далее мы будем обозначать эти объединения в соответствии с их нумерацией. Войска Белорусского и Украинского фронтов 7—15 сентября в основном завершили мобилизацию и сосредоточились в исходных районах у границы с Польшей.

8 сентября германское руководство, введенное в заблуждение донесением командира 4-й танковой дивизии, заявило о взятии Варшавы. Германское посольство в Москве получило от Молотова следующую телефонограмму: «Я получил ваше сообщение о вступлении германских войск в Варшаву. Прошу передать мои поздравления и приветствия германскому правительству»30. Из Берлина в Москву был вызван советский военный атташе комкор М.А. Пуркаев для доклада о положении в Польше. 9 сентября Риббентроп послал Шуленбургу указание возобновить беседы «с Молотовым относительно военных намерений советского правительства» в Польше31. В тот же день Молотов ответил на зондаж Шуленбурга, что «советские военные действия начнутся в течение ближайших дней»32.

9 сентября нарком обороны и начальник Генштаба командарм 1-го ранга Б.М. Шапошников подписали приказы № 16633 Военному совету БОВО и № 16634 Военному совету КОВО, согласно которым следовало «к исходу 11 сентября 1939 г. скрытно сосредоточить и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника». Войска Белорусского фронта получили следующие задачи. 3-я армия должна была, «отбрасывая противостоящие войска противника от латвийской границы, действовать в общем направлении на ст. Свенцяны», которой следовало овладеть к исходу 13 сентября. «В дальнейшем иметь в виду овладение Вильно». 11-й армии следовало «мощным ударом прорвать фронт противника и наступать в направлении на Ошмяны, Лида и к исходу 13 сентября выйти на фронт Молодечно, Воложин, к исходу 14 сентября овладеть районом Ошмяны, Ивье. В дальнейшем иметь в виду оказать содействие Полоцкой группе в овладении г. Вильно, а остальными силами наступать на г. Гродно». КМГ получила задачу «мощным ударом по войскам противника разгромить их и решительно наступать в направлении на Новогрудок, Волковыск и к исходу 13 сентября выйти на фронт Делятичи, Турец; к исходу 14 сентября выйти на р. Молчадь на участке от ее устья до м. Молчадь. В дальнейшем иметь в виду наступление на Волковыск с заслоном против г. Барановичи». 4-й армии следовало «действовать в направлении на г. Барановичи и к исходу 13 сентября выйти на фронт Снов, Жиличи».

Войска Украинского фронта получили следующие задачи. 5-й армии следовало «наступать в направлении на Ровно, Луцк и к исходу 14 сентября овладеть районом Ровно, Дубно; к исходу 14 сентября овладеть районом Луцк, имея в виду в дальнейшем наступление на Владимир-Волынск». 6-я армия должна была «нанести мощный и решительный удар по польским войскам и быстро наступать на м. Трембовля, г. Тарнополь, г. Львов и к исходу 13 сентября выйти в район Езерна; к исходу 14 сентября овладеть районом Буск, Перемышляны, Бобрка, имея дальнейшей задачей овладение г. Львов». 12-й армии предписывалось «нанести мощный и молниеносный удар по польским войскам, надежно прикрывая свой левый фланг и отрезая польские войска от румынской границы, решительно и быстро наступать в направлении на Чортков, Станиславов и к исходу 13 сентября выйти на р. Стры-па; к исходу 14 сентября овладеть районом Станиславов, имея дальнейшей задачей действия в направлении Стрый, Дрогобыч». Советским войскам не следовало «ввязываться во фронтальные бои на укрепленных позициях противника, а, оставляя заслоны с фронта, обходить фланги и заходить в тыл, продолжая выполнять поставленную задачу». Глубина действий войск фронтов устанавливалась по линии латвийской, литовской и германской границ, далее по рекам Писса, Нарев, Висла и Сан и по венгерской и румынской границам33.

Однако эти приказы не были переданы в округа, поскольку в тот же день выяснилось, что Варшава не занята немцами, на франко-германской границе началось продвижение французских войск к линии Зигфрида, а советские военные приготовления потребовали больше времени, чем ожидалось. В этой ситуации в 16 часов 10 сентября Молотов пригласил к себе Шуленбурга и заявил, что Красная армия застигнута врасплох быстрыми успехами вермахта в Польше и еще не готова к действиям. Коснувшись политической стороны дела, Молотов заявил, что «советское правительство намеревалось воспользоваться дальнейшим продвижением германских войск и заявить, что Польша разваливается на куски и что вследствие этого Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам, которым угрожает Германия. Этот предлог представит интервенцию Советского Союза благовидной в глазах масс и даст Советскому Союзу возможность не выглядеть агрессором». Но, согласно сообщению германского агентства ДНБ, создается впечатление о возможном германо-польском перемирии, что закрывает дорогу для советских действий. Шуленбург пообещал сделать запрос относительно возможности перемирия и сказал, что действия Красной армии в данной ситуации очень важны34. Естественно, вопрос о перемирии с поляками не ставился, о чем Риббентроп и сообщил в Москву 13 сентября35.

В итоге советские войска получили приказ о наступлении только 14 сентября с соответствующими изменениями срока выполнения задач. В 4.20 15 сентября Военный совет Белорусского фронта издал боевой приказ № 01, в котором говорилось, что «белорусский, украинский и польский народы истекают кровью в войне, затеянной правящей помещичье-капиталистической кликой Польши с Германией. Рабочие и крестьяне Белоруссии, Украины и Польши восстали на борьбу со своими вековечными врагами помещиками и капиталистами. Главным силам польской армии германскими войсками нанесено тяжелое поражение. Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 г. переходят в наступление с задачей — содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией. Ближайшая задача фронта — уничтожить и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточнее литовской границы и линии Гродно—Кобрин». Конкретные задачи войскам совпадали с приказом наркома обороны от 14 сентября36.

14 сентября Военным советам ЛВО, КалВО, КОВО, БОВО и начальникам Ленинградского, Белорусского и Киевского пограничных округов НКВД была отправлена совместная директива № 16662 наркомов обороны и внутренних дел о порядке взаимодействия пограничных войск и Красной армии. Согласно директиве «с момента выступления полевых войск из районов сосредоточения с целью перехода государственной границы для действий на территории противника» и до перехода войсками «государственной границы на глубину, равную расположению войскового тыла (30—50 км)», пограничные войска, «оставаясь на своих местах, переходят в оперативное подчинение Военным советам соответствующих фронтов и армий» до их особого распоряжения37. Вечером 15 сентября командующий Белорусским округом пограничных войск НКВД отдал приказ № 01, определявший «основные задачи погранвойск: а) с началом боевых действий — уничтожение польской пограничной охраны на тех участках, где не будут наступать части РККА; б) с продвижением войск армии — не допускать перехода гражданского населения с нашей территории и кого бы то ни было с польской территории через существующую государственную границу СССР. Части, подразделения и отдельных военнослужащих РККА пропускать через существующую границу СССР беспрепятственно». До 5.00 17 сентября 1939 г. пограничники должны были нести службу по охране госграницы как обычно38.

Еще 8 сентября согласно приказу № 001064 наркома внутренних дел Л.П. Берия началось формирование 5 оперативно-чекистских групп по 50—70 человек в КОВО и 4 групп по 40—55 человек в БОВО. Каждой группе придавался батальон в 300 бойцов из состава пограничных войск39. 15 сентября были определены их задачи на территории Западной Белоруссии и Западной Украины. На эти группы возлагалась организация временных управлений в занятых городах (с участием руководителей групп). Для обеспечения порядка, пресечения подрывной работы и подавления контрреволюционной деятельности следовало создать в занятых городах аппарат НКВД за счет выделения сил из состава групп. На занятой территории было необходимо немедленно занять пункты связи (телефон, телеграф, радио, почту), государственные и частные банки и другие хранилища всевозможных ценностей, типографии, где следовало наладить издание газет, государственные архивы (особенно архивы спецслужб), провести аресты реакционных представителей правительственной администрации, руководителей контрреволюционных партий, освободить политических заключенных (сохранив остальных под стражей), обеспечивать общественный порядок, не допуская диверсий, саботажа, грабежей и т. п., а также изъять оружие и взрывчатые вещества у населения40.

16 сентября Военный совет Белорусского фронта отдал приказ № 005, в котором отмечалось, что «польские помещики и капиталисты поработили трудовой народ Западной Белоруссии и Западной Украины... насаждают национальный гнет и эксплуатацию... бросили наших белорусских и украинских братьев в мясорубку второй империалистической войны. Национальный гнет и порабощение трудящихся привели Польшу к военному разгрому. Перед угнетенными народами Польши встала угроза полного разорения и избиения со стороны врагов. В Западной Украине и Белоруссии развертывается революционное движение. Начались выступления и восстания белорусского и украинского крестьянства в Польше. Рабочий класс и крестьянство Польши объединяет свои силы, чтобы свернуть шею своим кровавым угнетателям. ...Приказываю: 1. Частям Белорусского фронта решительно выступить на помощь трудящимся Западной Белоруссии и Западной Украины, перейдя по всему фронту в решительное наступление. 2. Молниеносным, сокрушительным ударом разгромить панско-буржуазные польские войска и освободить рабочих, крестьян и трудящихся Западной Белоруссии»41. В тот же день Военный совет Украинского фронта директивой № А0084 поставил подчиненным войскам боевые задачи.

Примечания

1. РГВА. Ф. 40442. Оп. 2. Д. 125. Л. 272—276; Ф. 7. Оп. 15. Д. 138. Л. 126; Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. С. 177.

2. РГВА. Ф. 40442. Оп. 2. Д. 125. Л. 299—417.

3. Там же. Ф. 4. Оп. 19. Д. 69. Л. 37—50; Красная Армия за год до фашистской агрессии // Военно-исторический журнал. 1996. № 3. С. 19—21.

4. РГАНИ. Ф. 89. Оп. 74. Д. 5. Л. 1.

5. РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 69. Л. 126—147; Ф. 40442. Оп. 2. Д. 128. Л. 162—190; РГАНИ. Ф. 89. Оп. 74. Д. 24. Л. 1.

6. РГВА. Ф. 40442. Оп. 2.Д. 180. Л. 92; Д. 126. Л. 1—2.

7. Там же. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 458. Л. 70—72.

8. Там же. Ф. 35086. Оп. 1. Д. 521. Л. 9.

9. Там же. Ф. 4. Оп. 19. Д. 96. Л. 51—54.

10. Там же. Ф. 25887. Оп. 2. Д. 69. Л. 2—7.

11. РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 25. Д. 4566. Л. 1—2; РГВА. Ф. 9. Оп. 29. Д. 482. Л. 81—101, 107—110; Д. 496. Л. 168—216.

12. РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 69. Л. 63—65, 69.

13. Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939—1941 гг. М., 1997. С. 72; приказы Политуправления РККА № 352сс и № 339сс от 10 сентября 1939 г. см.: РГВА. Ф. 9. Оп. 40. Д. 65. Л. 64, 96.

14. РГВА. Ф. 4. Оп. 19. Д. 69. Л. 76.

15. Там же. Оп. 14. Д. 2338. Л. 48.

16. Там же. Оп. 19. Д. 69. Л. 94—100.

17. Там же. Л. 79.

18. Там же. Л. 89—91.

19. Там же. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2338. Л. 8—9, 12—20, 23, 45, 87, 93—96, 98, 103; Ф. 9. Оп. 29. Д. 496. Л. 1—291.

20. Великая Отечественная. Сборник документов. М., 1994. Т. 2. С. 116—117.

21. РГВА. Ф. 40443. Оп. 3. Д. 297. Л. 128; Д. 298. Л. 142; Ф. 31811. Оп. 2. Д. 853. Л. 275—277.

22. Там же. Ф. 40443. Оп. 3. Д. 298. Л. 142.

23. Там же. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2318. Л. 22—24; Правда. 1939. 15сентября.

24. РГВА. Ф. 9. Оп. 29. Д. 547. Л. 365—366.

25. Там же. Ф. 40442. Оп. 3. Д. 14. Л. 63, 148; Д. 10. Л. 392—396; Ф. 37977. Оп. 1.Д. 722. Л. 1—2.

26. Там же. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2338. Л. 124; Подробнее о динамике численности Красной армии в 1939—1941 гг. см.: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941 (Документы, факты, суждения). 2-е изд., исправ. и доп. М., 2002. С. 290—295.

27. РГВА. Ф. 32099. Оп. 1. Д. 4. Л. 107, 161.

28. формально эти управления стали называться управлениями Белорусского и Украинского фронтов в соответствии с приказом наркома обороны № 0053 от 26 сентября 1939 г. До этого они считались полевыми управлениями БОВО и КОВО, хотя фактически являлись управлениями фронтов. Тем же приказом для управления войсками на территориях обоих округов были сформированы управления БВО и КВО, которые подчинялись Военным советам соответствующих фронтов, см: РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 21. Л. 57.

29. РГВА. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 1. Л. 43; Д. 193. Л. 200—202.

30. ДВП. Т. 22. Кн. 2. С. 608.

31. ADAP. Bd. 8. S. 26—27.

32. СССР—Германия. 1939—1941 гг. Вильнюс. 1989. Т. 1: Документы и материалы о советско-германских отношениях с апреля по октябрь 1939 г. С. 86.

33. Катынь: Пленники необъявленной войны. Документы. М., 1997. С. 59—63.

34. ADAP. Baden-Baden. 1961. Bd. 8. S. 34—35.

35. СССР—Германия. 1939—1941 гг. Т. 1. С. 88.

36. РГВА. Ф. 35086. Оп. 1. Д. 190. Л. 1—4.

37. Там же. Д. 2. Л. 95—97.

38. Там же. Д. 521. Л. 30.

39. Органы Государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. М., 1995. T. 1. Накануне. Кн. 1 (ноябрь 1938 г. — декабрь 1940 г.). С. 70—73.

40. Там же. С. 79—81.

41. Катынь. С. 64.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты