Библиотека
Исследователям Катынского дела

Подготовка к расчленению Чехословакии при помощи попыток изоляции СССР

Ещё в октябре 1937 г. в недрах государственного департамента США зародилась идея созыва международной конференции без участия Советского Союза и против Советского Союза. Гитлеровцы быстро откликнулись на эту идею, находя её вполне подходящей для своих планов1. 18 ноября того же года с секретной миссией в Берлин был направлен Буллит — американский посол в Париже. Он встретился с Нейратом, Шахтом, Герингом, которые заявили ему о намерении Германии в скором времени разделаться с Австрией и Чехословакией. Буллит ни слова не возразил против этих агрессивных планов2.

Дальнейшее прощупывание гитлеровцев произвёл Гувер — бывший президент США, совершивший поездку в Западную Европу весной 1938 г. Из разговоров с Гитлером и другими заправилами Германии Гувер вынес впечатление, что Германия движется на восток, против Советского Союза, о чём он и информировал правительство США.

Не дремали и сами американские монополии. В июне 1938 г. закончились переговоры между представителями Международного стального картеля, созданного в 1926 г. и контролировавшегося германскими монополиями, и представителями трёх крупнейших американских объединений по производству стали «Юнайтед стейтс стил», «Бетлехем стил корпорейшн» и «Рипаблик стил». 14 июня в Париже было подписано соглашение, по которому «большая тройка» американских стальных магнатов приняла условия, предложенные немцами, о сотрудничестве в рамках данного картеля. Несколько раньше, в 1937 г., эти же условия были приняты «Британской федерацией металлургической промышленности». С американской стороны соглашение было скреплено подписями президента «Юнайтед стейтс стил» Б. Фейерлесса, президента «Бетлехем стил корпорейшн» Ю. Грейса и председателя правления «Рипаблик стил» Т. Гердлера3.

Прямые эмиссары американских монополий, сидевшие к этому времени на важнейших дипломатических постах в Париже, Лондоне, Берлине, в значительной степени направляли действия английского и французского правительств. Парижская печать писала, что из всех дипломатов только Буллит пользуется правом входить к премьер-министру без доклада и в любое время. Германский посол в Лондоне Дирксен передавал в Берлин, что Чемберлен ничего не скрывает от американского посла Кеннеди. В течение чехословацкого кризиса Кеннеди не менее 20—30 раз посещал английское министерство иностранных дел4. Делалось это не только в целях сбора информации, но и для инструктирования английских собеседников Кеннеди5.

В свете этих неопровержимых фактов грубейшей фальсификацией истории выглядят утверждения нынешних буржуазных историков, особенно американских, о том, что правящие круги Соединённых Штатов якобы не несут ответственности за подготовку и проведение Мюнхенской конференции.

Дело обстояло совершенно иначе. Правящие круги Соединённых Штатов не могли не знать о тех профашистских комбинациях и интригах, которые вынашивались в кабинетах Лондона и Парижа. Они не только не имели ничего против этих интриг, а, наоборот, всячески способствовали любой инициативе в этой области, направляли антисоветские планы фашистских держав.

В частности это относится к Дальнему Востоку, где американская дипломатия играла главную роль в деле достижения антисоветской сделки с Японией. Что же касается Англии и Франции, то они взяли на себя аналогичную задачу в переговорах с Германией и Италией. Следует особо отметить ответственность правящих кругов Франции за срыв сотрудничества с Советским Союзом.

«Политика Французского Правительства, как и политика США и Англии, нашедшая своё наиболее яркое выражение накануне второй мировой войны в мюнхенском соглашении с гитлеровской Германией, как известно, взорвала франко-советский договор 1935 г., являвшийся одной из основ поддержания мира в Европе, что позволило германским милитаристам развязать вторую мировую войну», — говорится в ноте Советского правительства правительству Франции, опубликованной в «Правде» 12 сентября 1951 г.

Безошибочное представление о позиции французского правительства в отношении их притязаний на Австрию и Чехословакию гитлеровцы получили в результате поездки в Париж в ноябре 1937 г. фашистского дипломата Папена. После бесед с Бонне, Шотаном (премьер-министром), Рейно и другими политиками, Папен сообщил в Берлин, что французское правительство «не возражает против прогрессивного распространения германского влияния» в Австрии и Чехословакии6. Единственное, что волновало собеседников Папена в Париже, — это планы Германии после захвата этих стран: куда она собиралась двинуться — на запад или на восток7. Выполняя инструкции Гитлера и маскируя его подлинные планы территориальных захватов на западе, Папен постарался внушить в Париже уверенность, что Германия намерена напасть на СССР.

Из тактических соображений французская буржуазия предоставила формальную инициативу уступки Судет Германии английской дипломатии и даже пыталась разыграть сопротивление этому шагу. Однако каждый раз это был бунт на коленях: он неизменно заканчивался согласием французской дипломатии на английские предложения.

Решающую услугу фашистским агрессорам правящие политики западных держав оказали своим давлением на Чехословакию с целью аннулирования советско-чехословацкого договора о взаимопомощи, что лишало Чехословакию единственно верной защиты и в то же время означало также внешнеполитическую изоляцию Советского Союза.

Не случайно, что в числе первых требований, предъявленных гитлеровцами к Чехословакии, было требование «уничтожить союз с Россией». Едва лишь гитлеровцы заговорили об этом, как в Прагу полетели из Лондона и Парижа соответствующие демарши, представления, ноты. Уже 9 мая английский посланник в Праге сообщил своему правительству о предпринятых им шагах с целью «убедить» чехословацкое правительство, что СССР не окажет Чехословакии помощи8.

Такая линия действий была согласована между представителями Англии и Франции на конференции, состоявшейся в конце апреля 1938 г. в Лондоне. На ней присутствовали руководящие деятели правительств этих стран. Министр иностранных дел Англии Галифакс усиленно подчёркивал на конференции наличие якобы имевших место «внутренних беспорядков в России». Это нужно было ему, чтобы заявить о «сомнительности» военной помощи Советского Союза Чехословакии9. Так вырабатывалась тактика предательства Чехословакии.

Спустя месяц после лондонской конференции посланники Англии и Франции поставили перед чехословацкими буржуазными правителями вопрос об аннулировании советско-чехословацкого договора. Это, по их утверждениям, должно было содействовать... умиротворению Германии.

В этот ответственный момент истории Чехословакии её национальные интересы, «...интересы государства, республики были принесены в жертву классовым интересам клики крупной буржуазии. Мы тут имеем дело с широким заговором против народа, против республики и против демократии»10, — говорил 11 октября 1938 г. в Постоянной комиссии Национального собрания Чехословакии Клемент Готвальд.

Крупная чехословацкая буржуазия не остановилась перед тем, чтобы в интересах сохранения своих классовых позиций выдать страну фашистским каннибалам, помешать росту демократических сил. Однако, уступая давлению Англии, Франции и США, требовавших от неё жертвы — Судетской области для Гитлера, и понимая, что эта жертва поможет ей сохранить свои классовые позиции в стране, чехословацкая буржуазия отдавала себе отчёт и в том, что захват Судет означает для неё огромные экономические потери (промышленные предприятия, в том числе знаменитые заводы Шкода, пути сообщения, сырьевые ресурсы и т. д.). Вот почему при переговорах с Англией и Францией о конкретных условиях уступки Судетской области чехословацкая буржуазия пыталась всячески защитить собственные экономические интересы и сопротивлялась принятию тех отдельных требований Гитлера, которые грубо и бесцеремонно ущемляли и игнорировали эти интересы. В этом была известная разница между англо-французской позицией, с одной стороны, и позицией чехословацкой буржуазии — с другой. Англо-французские империалисты, отдавая Судеты Гитлеру, преследовали свои антисоветские цели и для достижения этих целей платили Гитлеру... чехословацкой территорией и жертвовали национальными интересами Чехословацкой республики. Чехословацкая буржуазия, разделяя общую антисоветскую концепцию Англии, Франции и США и преследуя при этом свои классовые интересы, отвергла помощь СССР и согласилась на уступку Судет. Однако и при этом она стремилась сохранить хотя бы часть своих экономических позиций. Для неё в отличие от позиции Англии и Франции, которые жертвовали чужими интересами, речь шла о собственных интересах.

В сделке чехословацкой буржуазии с гитлеровцами не последнюю роль сыграл Э. Бенеш — тогдашний президент Чехословацкой республики. Незадолго до захвата гитлеровцами Австрии Бенеш предложил Германии через её посланника в Праге Эйзенлора «сотрудничество» Чехословакии в деле совместной борьбы с «коммунистическим движением». Речь шла о совместных действиях германской и чехословацкой полиции для «обнаружения и подавления» коммунистов. Насколько далеко был готов идти Бенеш, вернее его хозяева, в деле «сотрудничества» с фашизмом, видно из того, что во время этой беседы с Эйзенлором он выразил желание ликвидировать советско-чехословацкий договор о взаимопомощи, назвав этот договор «пережитком»11.

Таким образом, политика Бенеша и всей чехословацкой крупной буржуазии шла навстречу антисоветским планам правительств Англии и Франции и их стремлению договориться с гитлеровской Германией. В момент грозной опасности, нависшей над Чехословакией, её господствующие классы хотели откупиться от фашистов путём сговора против Советского Союза, против демократического движения. 20 апреля 1938 г. чехословацкое правительство признало захват Абиссинии Италией. 6 мая оно обещало профашистским правителям Польши действовать совместно с ними для «ликвидации» активности коммунистов.

Орган Коммунистической партии Чехословакии газета «Руде право» писала 24 июня, что чешская финансовая буржуазия стремится к сговору с Германией, опасаясь того, что последовательная оборона Чехословакии освободила бы и объединила силы народа настолько, что неизбежно сотрясло бы позиции их капиталистического господства12.

Так же как и западноевропейские и американские правители, господствующие классы Чехословакии тешили себя надеждами на войну Германии против Советского Союза, видя в этой войне средство разгрома ненавистной им социалистической державы послабления угрожавшего им империалистического конкурента в лице Германии. Надежды на советско-германский конфликт Бенеш и другие правящие чехословацкие политики высказывали в частных беседах в разгар чехословацкого кризиса.

Свою политику предательства национальных интересов страны крупная чехословацкая буржуазия маскировала посредством манёвров Бенеша, призванных создать впечатление, будто он и его правительство стоят за отпор агрессии. Уступки агрессорам клика Бенеша прикрывала воинственными жестами вроде мобилизации. Однако такие жесты не останавливали и не могли остановить агрессоров. Судьба Чехословакии всецело зависела от её отношений с Советским Союзом, от помощи СССР. Но эту помощь чехословацкая реакция отвергала, несмотря на бескорыстные, дружественные предложения Советского правительства.

Вместо сотрудничества с Советским Союзом правящая клика чехословацких политиков стала на путь, указанный ей западными державами, на путь сделок с заправилами гитлеровской Германии. В этом заключалась цель миссии английского лорда Ренсимена, отправившегося по поручению правительства Англии в Прагу в конце июля 1938 г. Ренсимену, тесно связанному с монополистическими верхами Германии, было поручено «обосновать» необходимость удовлетворения притязаний Германии на Судеты. После полуторамесячного «изучения» вопроса Ренсимен изготовил меморандум, в котором признавалась «естественность» требований присоединения Судетской области к Германии13.

При посредстве Ренсимена в Праге происходили переговоры между правительством Чехословакии и гитлеровским правительством, а также генлейновцами. Эти переговоры часто заходили в тупик, так как растущие требования гитлеровцев затрудняли маневрирование пражских политиков. Народные массы Чехословакии демонстрировали свою решимость к вооружённой борьбе с захватчиками. Энергичную деятельность развивала Коммунистическая партия Чехословакии. Она мобилизовывала народные массы на отпор агрессорам, призывала к сотрудничеству с Советским Союзом.

В обращении ЦК партии, написанном К. Готвальдом, говорилось, что коммунисты — в первых рядах защитников республики. По призыву Компартии народные массы поднимались на борьбу против соглашательской политики буржуазии. 4 и 5 июня по всей стране прошли многотысячные демонстрации. 11 июня в Праге состоялась 50-тысячная демонстрация под лозунгом: «Мы не сдадимся!».

Чехословацкий народ резко протестовал против вмешательства английского правительства во внутренние дела страны. Именно под таким лозунгом 31 июля в Праге состоялась организованная Компартией 50-тысячная демонстрация. 1 августа волна митингов и демонстраций протеста против приезда Ренсимена прокатилась по всей стране. В адрес Ренсимена поступали многочисленные резолюции протеста против его деятельности. 28 августа 50 антифашистских организаций Моравии направили Бенешу меморандум с требованием положить конец уступкам фашистам.

Правящие политики Чехословакии делали вид, что они вынуждены идти на уступки только потому, что этого ультимативно требуют западные державы. То была хитрая уловка. Не случайно английский посол в Берлине 4 сентября рекомендовал своему правительству «применить к Бенешу прямое принуждение», чтобы «спасти его (Бенеша. — В.М.) репутацию в глазах народа»14.

Приведённые выше факты свидетельствуют о том, что чехословацкая буржуазия, идя на поводу у западных держав, предавала национальные интересы Чехословакии.

Примечания

1. См. W. Langer and S. Gleason, op. cit., p. 24.

2. См. Ch. Tansill, Back Door to War, Chicago 1952, p. 361.

3. См. Д. Мартин, Братство бизнеса, Издательство иностранной литературы, 1951, стр. 73—74.

4. «Documents on German Foreign Policy (1918—1945)», Series D, (1937—1945), Vol. IV, London 1951, № 498.

5. Во время своей беседы с Дирксеном в разгар чехословацкого кризиса Кеннеди откровенно заявил, что «нынешнее правительство США поддерживает кабинет Чемберлена и помогает ему преодолевать все трудности...». Поддержка из-за океана распространялась и на стремление Чемберлена прийти к соглашению с Германией.

6. «The Memoirs of C. Hull», Vol. I, N. Y. 1948, p. 597.

7. «Les Archives secrétes de la Wilhelmstrasse», Vol. II, Paris 1951, p. 17, 62.

8. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», 3rd Series, Vol. I, London 1949, p. 267.

9. Там же, стр. 213.

10. «Великая Октябрьская социалистическая революция и свобода Чехословакии», Издательство иностранной литературы, 1951, стр. 78.

11. «Les Archives secrétes de la Wilhelmstrasse», Vol. II, p. 21.

12. См. «Rude Pravo», 24.VI.1938.

13. См. «Документы и материалы кануна второй мировой войны», т. I, стр. 234—236.

14. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. II, p. 239.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты