Библиотека
Исследователям Катынского дела

Германский фашизм после захвата Австрии угрожает Чехословакии

Ещё до того, как было покончено с независимостью Австрии в марте 1938 г., в гитлеровских штабах были подготовлены планы захвата Чехословакии. В июне 1937 г. военный министр гитлеровской Германии маршал фон Бломберг издал инструкцию о подготовке к нападению на Чехословакию, чтобы путём молниеносных ударов принудить её капитулировать1. Агрессоров привлекало выгодное стратегическое положение Чехословакии, её развитая промышленность, в том числе и военная, им нужно было разгромить вооружённые силы этой страны, чтобы исключить всякую возможность противодействия с юга их атакам на западе и востоке. Захват Чехословакии был, таким образом, для гитлеровцев важным этапом к попытке завоевания мирового господства. В таком духе развивал свои бандитские идеи Гитлер на секретных совещаниях фашистского генералитета в 1937 г.

Готовя захват Чехословакии, фашисты рассчитывали на содействие Англии, Франции и США. Именно из этого исходили их стратегические планы. В директиве Гитлера от 30 мая 1938 г. говорилось, что «неминуемое развитие положения внутри Чехословакии или других политических событий в Европе, создающих крайне благоприятные возможности, которые могут вновь никогда не повториться, могут в скором будущем заставить меня (Гитлера. — В.М.) перейти к действиям»2.

Эта выдержка из директивы главаря немецких фашистов отчётливо показывает авантюризм всей гитлеровской «стратегии». Грубый шантаж, запугивание, блеф — вот средства, использовавшиеся гитлеровцами.

В качестве предлога для вторжения в Чехословакию намечалось убийство германского посланника в Праге, вслед за чем, как говорил Гитлер в беседе с генералом Кейтелем 29 апреля1938 г., должно было быть предпринято «молниеносно быстрое действие...». Другим поводом для нападения на Чехословакию должны были служить сфабрикованные документы о так называемых «притеснениях» проживавших в Чехословакии немцев. Инструкции на сей счёт получил 28 марта в Берлине от Гитлера К. Генлейн — лидер немецких фашистов в Чехословакии3.

Начиная с 1935 г. генлейновцы получали на свою подрывную деятельность в Чехословакии от Берлина ежемесячно крупные денежные суммы. В марте 1938 г. Риббентроп установил непосредственный контроль над действиями генлейновцев с целью подготовки всевозможных провокаций против Чехословакии4.

По указке из Берлина генлейновцы затеяли в Чехословакии провокационную кампанию против якобы имевших там место «гонений» на судетских немцев и вели дело к развязыванию гражданской войны по образцу мятежа генерала Франко в Испании, чтобы вызвать вооружённую интервенцию Германии. Так весной 1938 г. в центре Европы вспыхнул острый политический кризис, грозивший вылиться в военный конфликт. В Германии начались мобилизационные мероприятия, происходила усиленная концентрация войск на чехословацко-германской границе.

Захват Австрии облегчил гитлеровцам давление на Чехословакию. Буржуазная печать западных держав писала, что, дескать, Чехословакии будет трудно оказывать сопротивление своему «северному соседу».

Ещё подозрительнее выглядела начатая в то же время лихорадочная деятельность официозной английской, французской и американской прессы, кричавшей о «слабости русской армии», о «разложении русской авиации», о «беспорядках» в Советском Союзе и т. д. И.В. Сталин в своём докладе на XVIII съезде партии отмечал, что всё это представляет собой поощрение агрессора, подталкивание его дальше на восток.

Между тем, несмотря на ухудшение стратегического положения Чехословакии в результате выхода на её западные и юго-западные границы гитлеровских армий, чехословацкая армия, вооружённая современной техникой, могла оказать сопротивление агрессору. В этой борьбе чехословацкий народ опирался бы на военную помощь Советского Союза.

Советское правительство предлагало французскому правительству созвать совещание начальников генеральных штабов для выработки конкретных мероприятий по обузданию агрессора, в защиту Чехословакии.

Правительству Чехословакии было известно заявление И.В. Сталина Клементу Готвальду о готовности СССР оказать военную помощь Чехословакии. «...Сталин заявил мне ясно, — говорил Готвальд, — что Советский Союз готов оказать военную помощь Чехословакии даже в том случае, если этого не сделает Франция, что было условием советской помощи, и даже в том случае, если тогдашняя бековская Польша или боярская Румыния откажутся пропустить советские войска. Конечно, подчеркнул Сталин, Советский Союз может оказать помощь Чехословакии при одном условии: если сама Чехословакия будет защищаться и попросит о советской помощи»5.

Какое значение придавали в Берлине поддержке Советским Союзом Чехословакии видно из того, что по наущению гитлеровцев японская военщина старалась в это время отвлечь советские силы на Дальний Восток. Её пресса усилила кампанию за войну против СССР. Участились провокационные вылазки японцев на советско-маньчжурской границе, случаи нарушения этой границы японской авиацией. Наконец, в августе 1938 г., в момент наибольшей опасности для Чехословакии, самураи совершили вооружённое нападение на советскую территорию у озера Хасан. Однако сокрушительный контрудар советских войск заставил агрессоров поспешно убраться восвояси.

Советский Союз не дал запугать себя угрозами со стороны фашистских стран, он демонстрировал перед всем миром свою верность заключённым договорам и обязательствам и свою готовность к борьбе против агрессии. В связи с захватом Германией Австрии в марте 1938 г. Советское правительство обратилось с предложением к западным державам созвать совещание заинтересованных государств для обсуждения мер безопасности против агрессии. Однако это предложение не было поддержано правительствами Англии, Франции и Соединённых Штатов Америки.

В Берлине отдавали отчёт в том, что сопротивление Чехословакии, поддержанное Советским Союзом, приведёт к плачевным для Германии результатам, сорвёт планы молниеносной войны. В упомянутой выше директиве Гитлера от 30 мая 1938 г. указывалось, что военную помощь Чехословакия может ожидать только со стороны Советского Союза. Возможность поддержки Францией своей союзницы — Чехословакии гитлеровцы сбрасывали со счётов. В этой же директиве ничего не упоминалось об Англии, так как ещё в ноябре 1937 г. Галифакс заверил Гитлера, что он может беспрепятственно захватить Чехословакию. Для агрессоров было существенно важным, чтобы Чехословакия была изолирована от Советского Союза. В противном случае они бы поколебались применить силу из-за опасения, что это вызовет войну в неблагоприятных для них условиях. На это обстоятельство указывал в своём письме английскому послу в Берлине Гендерсону 5 августа 1938 г. министр иностранных дел Галифакс. Гендерсон в ответе Галифаксу писал, что «если бы мы действительно показали зубы Гитлеру, он не посмел бы начать войну сегодня». Однако это, по мнению Гендерсона, было бы «большой трагедией». Из этой переписки видно, что правители Англии, как и других стран Запада, стремились не к миру, не к подавлению агрессии, а к организации нападения фашистов на Советский Союз6. Следует учитывать, что напряжённое положение складывалось внутри самой Германии. Росло возмущение народных масс тяготами, которые они несли вследствие гонки вооружений. Это возмущение не могло быть подавлено никакими репрессиями гестаповцев. Внутренние разногласия имели место в рядах самой фашистской камарильи. Пример Испании свидетельствовал, с какими трудностями сталкивались захватчики, когда им давали отпор народные массы, хотя бы и плохо вооружённые. Подручные Гитлера страшились, что первые же бои окажутся роковыми для «третьей империи» и она рухнет.

Среди части фашистских заправил возник в это время заговор, направленный на устранение Гитлера. Дело шло о дворцовом перевороте, причём заговорщики установили контакт с руководящими правительственными деятелями Англии и Соединённых Штатов, чтобы заручиться их поддержкой. Именно с этой целью в августе 1938 г. Лондон посетил фон Клейст. В переговорах с руководящими государственными деятелями Англии он пытался достичь соглашения между Германией и западными державами на условии антигитлеровского переворота и создания консервативно-монархического правительства в Германии7. Заговорщики ставили во время переговоров в Лондоне вопрос о совместных с Англией и Францией военных действиях против Советского Союза. Такая перспектива не вполне улыбалась авторам политики «невмешательства», поскольку их замыслы строились на том, чтобы самим остаться в стороне от советско-германского конфликта и занять таким образом позицию «третьего радующегося».

Что же касается монополистических хозяев гитлеровцев, то они стремились к быстрым и лёгким захватам на Западе и потому не оказали упомянутым выше заговорщикам серьезной поддержки, держа их «про запас». В том случае, если бы Гитлер потерпел быстрое поражение, заговорщики могли пригодиться в качестве лиц, сменивших его и пришедших затем к соглашению с западными державами.

К тому же германские монополии видели, что правящие круги Англии и Франции желают иметь дело с Гитлером и намерены сделать ему важные уступки за счёт других стран и народов.

Примечания

1. См. А. Норден, Так делаются войны, Издательство иностранной литературы, 1951, стр. 76.

2. «Нюрнбергский процесс», т. I, стр. 314.

3. См. там же, стр. 312—313.

4. T. Taylor, op. cit., p. 190.

5. К. Готвальд, И.В. Сталин и чехословацкий народ, «Правда». 28 декабря 1949 г.

6. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», 3rd Series, Vol. II, London 1949, № 590.

7. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Vol. II, p. 683—689.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты