Библиотека
Исследователям Катынского дела

Борьба Советского Союза и народных масс капиталистических стран за создание фронта коллективной безопасности

В обстановке военного психоза, охватившего капиталистические страны, величайшим фактором мира и безопасности народов служил Советский Союз, политику которого поддерживали коммунистические партии и трудящиеся капиталистических стран.

Борьба Советского Союза за мир, за предотвращение войны органически вытекала из самой природы Советского социалистического государства, из характера советского общественного строя. Уничтожив вековую эксплуатацию человека человеком, Советская власть ликвидировала те причины, которые порождают политику, направленную на эксплуатацию и порабощение других народов.

Обеспечение мира и безопасности является главнейшим внешним условием успешного хозяйственного строительства в Советском Союзе. В условиях мира советский народ мог двигать вперёд быстрыми темпами дело социалистического строительства и подготавливать переход к коммунизму. Советская внешняя политика, опиравшаяся на успехи строительства социализма и на укрепление мощи страны, обеспечила советскому народу длительный период мира после окончания гражданской войны и интервенции. Этот мирный период был использован для исторического преобразования страны из отсталой аграрной в передовую индустриально-колхозную державу.

Хозяйственное строительство Советского Союза имело громадное международное значение. Укрепление Советского Союза было укреплением базы и оплота всего трудящегося человечества, оказывало помощь народам, стонущим под игом капитализма, делало всё более затруднительным для сил империалистической реакции проводить в жизнь свои замыслы подавления и разгрома демократического движения. Успешное построение социализма в СССР явилось блестящим свидетельством того, что советские люди с честью выполняют свои интернациональные обязательства перед трудящимися массами капиталистических стран.

В результате одержанных побед в социалистическом строительстве Советский Союз превратился в силу, которая воздействовала на международную обстановку в интересах трудящихся всего мира. Само существование и победоносное развитие СССР накладывало узду на воинствующие антисоветские элементы капиталистических стран.

Правящие буржуазные политики со страхом и ненавистью наблюдали за достижениями Советского Союза, сознавая, что время работает против них. Наличие экономических кризисов в капиталистических странах демонстрировало обострение непримиримых противоречий и конфликтов внутри лагеря капитализма.

Деятели капитализма хотели во что бы то ни стало заглушить обострение своих внутренних противоречий, ибо чем дальше, тем больше эти противоречия ослабляли их лагерь перед лицом Советского Союза. Из этого вырастала тенденция империалистов к тому, чтобы разрешить противоречия в своём лагере путём войны против СССР.

Борьба Советского Союза за мир развивалась на основе тщательного изучения и использования противоречий в лагере капитализма. Советская дипломатия учитывала тенденцию к разъединению империалистов в связи с обострением противоречий между ними, так же как и тенденцию к их объединению на почве общей ненависти к СССР и демократическому движению.

Противодействуя антисоветской активности империалистов, советская дипломатия тем самым содействовала длительному сосуществованию двух систем — социалистической и капиталистической.

Мысль о возможности и желательности мирного сосуществования двух различных систем была высказана В.И. Лениным. Коммунистическая партия в своей внешней политике исходила и исходит из этого указания, стоя за нормальные деловые отношения Советского Союза со всеми странами, независимо от их строя. Конечно, это при условии, что тем самым ни прямо, ни косвенно не задевалась ни территориальная целостность, ни независимость и честь Советского Союза. При соблюдении этих условий Советский Союз был готов сотрудничать с любой капиталистической страной во имя мира и безопасности народов.

Борьба за длительный и прочный мир, начатая после победоносной Октябрьской революции, продолжалась в сложной обстановке непрерывных империалистических интриг, провокаций и заговоров, направленных на подрыв Советского Союза изнутри и извне.

В этой трудной и сложной борьбе Советский Союз опирался на свою растущую хозяйственную и политическую мощь, на славные Вооружённые Силы Советского Союза, готовые оборонять страну от наскоков извне, на моральную поддержку миллионных масс трудящихся всех стран, кровно заинтересованных в сохранении мира. СССР рассчитывал на благоразумие тех правительств, которые не заинтересованы по тем или иным мотивам в нарушении мира.

В конце 20-х — начале 30-х годов Советский Союз провёл успешную кампанию за заключение с соседними государствами пактов о ненападении и пактов об определении агрессии. Это имело важное значение для отстаивания дела мира в обстановке нарастания военной опасности и отражало укрепление международных позиций СССР.

Вторжение японских войск в Маньчжурию в 1931 г. и приход фашизма к власти в Германии в 1933 г. создали два очага войны. Усиливая свою оборону против агрессии, Советский Союз стремился согласовывать свои усилия в этой области с другими странами, которым угрожали фашистские захватчики. В конце 1934 г. СССР вступил в Лигу наций, зная, что, несмотря на её слабость, она всё же может послужить местом разоблачения агрессоров и некоторым, хотя и слабым, инструментом мира, тормозящим развязывание войны.

Советский Союз проявил инициативу по созданию фронта коллективной безопасности против агрессии. Так, в 1933 г. Советское правительство предложило ряду государств Европы заключить Восточный пакт, который должен был создать серьёзное препятствие для германской агрессии. Однако это начинание, направленное на укрепление мира и безопасности народов, не встретило поддержки у правительства Англии, которое замышляло уже в то время заключение соглашения с фашистскими странами, направленного против СССР.

Советский Союз, однако, не ослабил своих усилий для защиты мира посредством коллективной безопасности. Последовательная борьба советской дипломатии в этом направлении приносила свои результаты. Большим успехом советской внешней политики было заключение Советским Союзом пактов о взаимопомощи с Францией и Чехословакией в 1935 г. Советское правительство неоднократно подтверждало свою верность обязательствам, вытекающим из этих договоров. Советское правительство не раз обращалось к французскому правительству с предложением начать конкретную разработку планов военного сотрудничества между обеими странами на случай втягивания их в войну.

Однако французское правительство и генеральный штаб под различными предлогами уклонялись от практического осуществления пакта о взаимопомощи с Советским Союзом. Более того, правящие круги Франции заигрывали с немецкими фашистами. Французский посол в Берлине А. Франсуа-Понсэ по поручению премьера Лаваля заверил Гитлера, что Франция готова пожертвовать договором с СССР, если это понадобится для соглашения с Германией. Само заключение договора с Советским Союзом было продиктовано для французских правящих кругов внутриполитической обстановкой, являясь уступкой давлению народных масс, требовавших принятия мер для обеспечения безопасности Франции от гитлеровской Германии.

Вступив в члены Лиги наций, Советский Союз повёл решительную борьбу за превращение этой организации в действенное орудие отпора агрессии. Глубокая принципиальность советской внешней политики подтвердилась в первом же серьёзном испытании, с которым столкнулась Лига наций спустя год после вхождения в неё Советского Союза.

Только советская делегация заняла в Лиге наций совершенно ясную, бескомпромиссную позицию противодействия агрессии, когда итальянский фашизм набросился в 1935 г. на беззащитную Абиссинию.

Своей политикой «невмешательства» и «умиротворения» правящие круги западных держав фактически расчищали дорогу фашистским агрессорам. Организовав летом 1936 г. мятеж генерала Франко в Испании и поспешив на вооружённую помощь своему ставленнику, германо-итальянские интервенты рассчитывали в короткие сроки разделаться с Испанской республикой. Начав летом 1937 г. агрессию против Китая, японские милитаристы также надеялись на скорую победу в силу своего военно-технического превосходства и внутренних междоусобиц в Китае.

Своей героической борьбой китайский и испанский народы показали, что времена лёгких для фашизма побед прошли. В огне сражений китайский и испанский народы закаляли национально-освободительные силы, срывали планы мировой реакции. Блестящие страницы в историю национально-революционной войны вписали испанские патриоты в боях у Мадрида, Гвадалахары, Харамы, Эбро. Славные подвиги совершали в борьбе с японцами освободительные армии китайских коммунистов.

К 1939 г. интервенция в Испании стоила германскому и итальянскому фашизму около 1 млрд. долл., огромной затраты военных материалов, значительных потерь людских резервов. Затяжной характер приняла война в Китае. Китайский народ оказывал упорное сопротивление врагу, нанося удары с фронта и с тыла, разрушая японские коммуникации, истощая и подрывая силы захватчиков. За полтора года агрессии против Китая японские милитаристы израсходовали 2,5 млрд. долл., но хозяевами Китая не стали.

Успешное сопротивление агрессорам в Китае и Испании являлось внушительной демонстрацией повсеместного роста боевых антифашистских сил. Решающим фактором этого роста сил прогресса было укрепление экономической и оборонной мощи Советского Союза, упрочение советского строя, усиление борьбы советской дипломатии на два фронта — как непосредственно против фашистской агрессии, так и против политики потакания агрессии, проводимой западными державами.

Исторические завоевания советских людей, уничтоживших эксплуатацию человека человеком и построивших первое в мире социалистическое государство, были записаны в новой Конституции СССР, принятой в декабре 1936 г. Новая Конституция Советского Союза была обвинительным актом против фашизма, говорящим о том, что социализм и демократия непобедимы. Конституция СССР вместе с тем явилась моральной поддержкой и реальным подспорьем для всех тех, кто вёл борьбу против фашистского варварства.

Бурные темпы социалистического строительства в Советском Союзе имели громадное международное значение, меняя соотношение сил между двумя системами в пользу социализма. В результате успешного выполнения первых трёх пятилетних планов СССР превратился в могучую индустриальную державу. Оскандалились горе-пророки из стана мировой буржуазии, предвещавшие «провал» советских пятилеток. Рухнули расчёты империалистов на экономическое вмешательство в дела Советского Союза, на эксплуатацию его рынков.

Со страхом смотрела международная реакция на достижения советского хозяйства. Любой успех в этой области она воспринимала, как своё поражение. История поставила перед Советским Союзом вопрос об экономическом соревновании двух систем — социализма и капитализма. В этом соревновании Советский Союз уверенно и прочно брал верх, о чём свидетельствует следующая таблица1:

Рост промышленности СССР и главных капиталистических стран за 1913—1938 гг.

1913 г. 1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г. 1937 г. 1938 г.
СССР 100,0 380,5 457,0 562,6 732,7 816,4 908,8
США 100,0 108,7 112,9 128,6 149,8 156,9 120,0
Англия 100,0 87,0 97,1 104,0 114,2 121,9 113,3
Германия 100,0 75,4 90,4 105,9 118,1 129,3 131,6
Франция 100,0 107,0 99,0 94,0 98,0 101,0 93,2

Коммунистическая партия не останавливалась на достигнутом, а вела народ вперёд, к сияющим вершинам коммунизма. Был разработан и утверждён новый пятилетний план развития Советского Союза.

Коммунистическая партия не забывала об угрозе войны, о капиталистическом окружении. В результате большой работы, проделанной партией, правительством и всем советским народом, Советская Армия превратилась в могучую и грозную силу.

Коммунистическая партия и Советское правительство призывали советский народ не ослаблять, а усиливать органы разведки, памятуя, что иностранная разведка засылает в Советскую страну шпионов, убийц, вредителей, не забывать об этом и укреплять социалистическую разведку, систематически помогая ей громить и выкорчёвывать врагов народа.

Грандиозные достижения рабоче-крестьянского государства не должны были демобилизовать советских людей, внушать им ложное чувство самоуспокоенности. Чем большие победы одерживал советский строй, тем к более изощрённым, коварным методам прибегал враг, тщетно пытаясь задержать движение Советского Союза вперёд, к коммунизму.

В расчёте на ослабление советского тыла международная контрреволюция ускоряла подготовку интервенции. Главари «троцкистского центра», как и вскрытого вскоре «правотроцкистского блока», основную ставку делали на предстоявшую войну, на неизбежность военного нападения агрессора на СССР.

Корни шпионско-вредительских банд, орудовавших в Советском Союзе, тянулись в тайники империалистических разведок Германии, Японии, Англии, Франции, США, Польши и других капиталистических стран. Оттуда были даны приказания подготавливать в СССР почву для внешней интервенции: вредить в хозяйстве, убивать советских граждан, вербовать из остатков разбитых эксплуататорских элементов, буржуазных националистов всех мастей и оттенков подрывные кадры против Советской власти, сеять злостные слухи, вести дело к расчленению Советского Союза, к распродаже его территорий и народов империалистическим акулам, словом, к уничтожению всех завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции.

Эти подонки человеческого рода, поднявшие свою грязную лапу на могучий советский народ, холопски служили как фашистским, так и англо-франко-американским хозяевам. Их коварная игра велась, как они сами в том признались, одновременно несколькими «картами» — германской, японской, английской и пр.

Гитлеровцам эти изверги соглашались «уступить» Украину, японцам — Советское Приморье, англичанам и американцам — среднеазиатские республики, Кавказ и Закавказье, Советский Север и т. д. На процессах выявилось, что хозяева этой банды в Англии, Франции и США свои планы провоцирования советско-германской войны строили в немалой степени в зависимости от шпионско-вредительской активности своих агентов.

Разоблачение троцкистско-бухаринских выродков имело громадное значение не только для Советского Союза, но и для всего международного пролетариата, для дела борьбы с фашистской агрессией. Очищение советских организаций от шпионов и вредителей привело к дальнейшему укреплению обороноспособности Советского Союза, выбило из рук мировой реакции отравленное оружие, на которое она возлагала такие большие надежды.

Уничтожение банды шпионов и вредителей в Советском Союзе мобилизовало трудящихся в других странах на развёртывание борьбы против фашистских происков. За ходом московских процессов внимательно следили трудящиеся массы всех стран мира, особенно тех стран, где народ вёл героическую борьбу за свою свободу, против фашистского гнёта. Народы понимали, что отстоять национальную независимость невозможно без ликвидации фашистских заговорщиков, «пятых колонн», засевших в важнейших правительственных учреждениях Англии, Франции, Бельгии, Голландии и других стран, против которых фашизм готовил свои удары. Выкорчёвывание фашистской агентуры было важнейшим условием успешной борьбы народов Китая и Испании с агрессорами.

Опираясь на свой растущий морально-политический авторитет, на свою экономическую и оборонную мощь Советский Союз упорно и последовательно боролся за коллективную безопасность, как решающее средство для обуздания фашистской агрессии. С момента возникновения войны в Испании советская дипломатия настаивала на обеспечении законных прав республиканской Испании защищаться от итало-германской интервенции, быть суверенным хозяином в своей собственной стране. Противопоставить фашистским интервентам в Испании единый фронт неагрессивных стран можно было лишь путём провала политики «невмешательства» Англии, Франции и США. Поэтому советская дипломатия ни на минуту не прекращала борьбы против фарса с «невмешательством», который разыгрывали в лондонском комитете по «невмешательству» английские и французские политиканы.

Освобождение Испании от гнёта фашистских реакционеров есть дело всего прогрессивного человечества, говорилось в телеграмме И.В. Сталина на имя генерального секретаря Испанской компартии Хосе Диаса. «Трудящиеся Советского Союза, — указывалось там, — выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании»2.

Моральная и материальная поддержка, оказанная советским народом сражающимся испанским патриотам, играла большую роль в сковывании сил агрессоров и создавала благоприятные условия для срыва их захватнических планов.

Помощь Советского Союза служила для великого китайского народа важным источником сил и вдохновения. Ещё 27 декабря 1935 г. товарищ Мао Цзэ-дун говорил, что китайским патриотам «...в антияпонской войне нужна помощь зарубежных народов и прежде всего помощь народов Советского Союза, и они, конечно, помогут нам, ибо мы связаны с ними узами кровных интересов»3. Советский Союз полностью оправдал эти надежды.

Выражением дружеских чувств и симпатий СССР к китайскому народу явился договор о ненападении, подписанный СССР с Китаем вскоре после вторжения японских милитаристов в Китай летом 1937 г. В продолжение всей японо-китайской войны СССР оказывал народам Китая помимо моральной поддержки большую материальную помощь.

В героической борьбе китайский народ преодолевал навязанную ему феодально-милитаристскими кликами национальную разрозненность, объединялся в мощную непобедимую силу и наносил врагу сокрушительные удары, расстраивая тем самым планы не только японского, но и всего мирового империализма.

Борьба народов Китая и Испании против фашистских захватчиков представляла собой большой вклад в дело мира, затрудняла осуществление кровожадных планов фашизма и его англо-франко-американских покровителей. На примере этой борьбы прогрессивное человечество убеждалось в том, что фашизм может и должен быть сломлен объединёнными действиями свободолюбивых народов.

В горниле суровых военных испытаний в Китае и Испании проверялась правильность тактики коммунистов — тактики единого антифашистского фронта. Эта тактика, выдвинутая в международном масштабе на VII конгрессе Коминтерна в 1935 г., опиралась на усилия Советского Союза в его борьбе за светлое будущее народов, за мир.

Единство действий пролетариата в национальном и международном масштабе позволяло не только успешно обороняться, но и успешно наступать против фашизма, против крупного капитала, против угрозы войны.

Средствами достижения этих целей являлись единство рабочего класса и создание народного фронта в крупнейших буржуазно-демократических странах. Дело шло об объединении всех прогрессивных сил на борьбу с фашистской опасностью.

Создание Народного фронта неизбежно подрывало базу политики «невмешательства», ударяя по крупному, монополистическому капиталу — главному проводнику фашистских тенденций.

Тактика единого фронта зародилась в процессе практической работы коммунистов. С начала 30-х годов, когда усилилась фашистская опасность, коммунистические партии в Германии, Франции, Испании, Китае неоднократно предпринимали попытки добиться согласия лидеров социал-демократии и профсоюзов на создание единого фронта против реакции и фашизма.

Отказ лидеров германской социал-демократии пойти на совместные действия с коммунистами против фашизма означал предательство жизненных интересов немецкого народа, интересов мира. Во время встречи со старейшими функционерами социал-демократической партии 8 июля 1932 г. руководитель Германской компартии Эрнст Тельман указал на то, что Германия превращается «в страну костров и виселиц».

После ареста Эрнста Тельмана и большинства членов ЦК Компартии Германии борьбу Компартии против гитлеровской тирании возглавил Вильгельм Пик. В «Открытом письме ко всем членам социал-демократической рабочей молодёжи», написанном в августе 1934 г., В. Пик призвал молодёжь объединяться в «боевые организации, в единый союз молодёжи, в единую партию, в единые профсоюзы» для борьбы с фашизмом. В этом письме В. Пик разоблачил лживость «теории» о неизбежности автоматического краха фашизма. Эта «теория» была пущена в оборот социал-демократической агентурой германской буржуазии и подхвачена в Англии и США. В. Пик призывал не ждать, а активно бороться против фашизма.

Руководствуясь решениями VII конгресса Коминтерна, Германская компартия на своей конференции в Брюсселе в октябре 1935 г. наметила конкретные пути борьбы с фашизмом. Конференция обязала коммунистов беспощадно вскрывать фашистскую демагогию о том, что немцы якобы не имеют «жизненного пространства», что только война может дать им работу и т. д. Было обращено внимание на необходимость борьбы за экономические интересы рабочих, как исходный пункт политической борьбы.

На этой же конференции была принята резолюция, в которой указывалось на важность создания единой массовой политической партии рабочего класса в Германии. В ноябре 1935 г. Компартия обратилась к находившемуся тогда в Праге руководству социал-демократической партии с предложением о совместных действиях.

Однако, как и раньше, лидеры правых социалистов предпочитали идти на уступки гитлеровцам, нежели сотрудничать с коммунистами. По вине лидеров германской социал-демократии безрезультатно закончились переговоры о совместных действиях, которые вели с ними коммунисты в Париже в 1935—1938 гг.

Стоя во главе руководства Германской компартии, В. Пик неоднократно подчёркивал, что борьба Компартии за дружбу с Советским Союзом является вместе с тем и борьбой за национальные интересы Германии.

Энергичную борьбу за единение всех антифашистских сил в стране вели с начала 1934 г. французские коммунисты, когда участились вылазки фашистских вооружённых банд против французской республики. По призыву Коммунистической партии на защиту республики поднялись десятки тысяч парижских пролетариев. Уже 6 февраля 1934 г. 25 тыс. рабочих оказывали успешное сопротивление фашистам. 9 февраля с ними сражались 50 тыс. рабочих. На место убитых и раненых вставали новые бойцы. 4,5 млн рабочих покинули работу, чтобы дать отпор реакции4.

Движение за единство сил рабочего класса приняло после этих событий такие размеры, что лидеры социалистической партии были вынуждены пойти на сближение с коммунистами. 27 июля 1934 г. социалистическая федерация и коммунистическая организация департамента Сены достигли соглашения о единстве действий. Для коммунистов это соглашение было основой для дальнейшего развёртывания борьбы. «Чтобы обеспечить победу над фашизмом, нужно было расширить этот союз и привлечь в него средние классы»5, — говорил Морис Торез.

В этом направлении развёртывалась дальнейшая борьба французских коммунистов. 24 октября 1934 г. накануне съезда радикальной партии Торез предложил единство в рамках «Народного фронта за хлеб, за свободу, за мир». 1935 год принёс коммунистам новые успехи. Это показали муниципальные выборы и грандиозные демонстрации 14 июля. В начале 1936 г. была восстановлена единая Всеобщая конфедерация труда, вскоре объединявшая в своих рядах уже 5 млн членов профсоюзов. Однако лидеры социалистической партии и партии радикалов прилагали все усилия, чтобы задержать формирование антифашистского фронта.

Выборы во французский парламент весной 1936 г. дали подавляющее большинство партиям, выступавшим с программой Народного фронта — программой, в основу которой были положены требования коммунистов: «Разоружение и роспуск заговорщических групп, состоящих на службе иностранного фашизма; единство всех сил, стоящих за мир, для предотвращения войны; облегчение условий жизни трудящихся и укрепление курса франка путём обложения налогом крупных состояний».

Таким образом, в области внутренней политики программа французских коммунистов исходила из необходимости обуздания крупного капитала и защиты жизненных прав трудящихся. В области внешней политики эта программа ставила во главу угла создание действенного фронта отпора фашистской агрессии, отстаивание мира.

Несмотря на победу, одержанную Народным фронтом на выборах в 1936 г., большинство пунктов программы фронта осталось невыполненным. Лидеры социалистической и радикальной партий всячески препятствовали расширению базы Народного фронта. Они противились созданию комитетов Народного фронта на предприятиях и в деревнях, саботировали осуществление ими же одобренной программы.

Саботажем производства, вывозом капиталов и золота за границу, искусственным вздуванием цен, игрой на обесценение франка монополистическая буржуазия Франции пыталась дискредитировать Народный фронт и открыть дорогу к сговору с фашизмом. Премьер-министр Блюм — лидер французских правых социалистов — сознательно потворствовал этой политике. В сентябре 1936 г. и в июне 1937 г. кабинет Блюма провёл девальвацию франка, несмотря на возражения коммунистов и заявления, содержавшиеся в общей программе Народного фронта. Девальвация лишила трудящихся значительной части тех завоеваний, которых они добились в упорной забастовочной борьбе летом 1936 г.

Не менее изменнической для дела Народного фронта была внешняя политика кабинета Блюма. Он выступил с инициативой политики «невмешательства», когда вспыхнула война в Испании. Блюм с большой помпой принимал гитлеровского министра Шахта в августе 1936 г., того Шахта, который перед отъездом в Париж говорил, что он стремится указать, какими опасностями чревата коммунистическая пропаганда.

Внутренняя и зарубежная реакция вела свирепую кампанию против Народного фронта, пытаясь отпугнуть от коммунистов рядовые массы социалистов и радикалов. Реакция затрубила о «кризисе» Народного фронта.

В эту пору серьёзных затруднений Народного фронта Коммунистическая партия заявила 15 июня «о своей готовности принять на себя полную меру ответственности в правительстве, укреплённом и составленном по образу и подобию Народного фронта»6.

Однако в результате различных махинаций было сформировано правительство под руководством радикала Шотана. Жизнь показала, сколь беспочвенны были предсказания реакции о «развале» Народного фронта. 150 тыс. человек вышли на улицы Парижа после сформирования кабинета Шотана, чтобы единодушно высказаться за дальнейшее проведение программы Народного фронта. Упомянутое выше заявление Французской компартии фигурировало на самом видном месте среди прочих лозунгов демонстрантов.

В этих условиях лидеры правых социалистов прибегли к новым манёврам. Заявляя на словах о своей «верности» Народному фронту, они на деле подготавливали его ликвидацию и развал так, как того хотели их хозяева из «Комите де Форж» и других монополистических объединений внутри страны и за рубежом. Компартия не прекращала борьбы за дело Народного фронта. В то время как министры-социалисты пытались прикрыть предательство испанского народа своей политикой «невмешательства», десятки тысяч французских коммунистов оказывали практическую поддержку испанским патриотам. Женщины и девушки под руководством Даниэль Казанова организовали сбор молока для испанских детей. Рабочие и демократические организации собирали деньги, продовольствие, принимали беженцев. Три тысячи французов — членов Интернациональной бригады — отдали свои жизни за свободу испанского народа.

Благодаря этой смелой, беззаветной борьбе влияние Французской компартии росло. За период с 1934 по 1938 г. её численность увеличилась с 40 тыс. до 270 тыс. членов. Тираж её центрального органа — газеты «Юманите» возрос с 120 тыс. до 350 тыс. экземпляров, заняв третье место среди всех газет Франции.

Крепли и росли те коммунистические партии, где пролетариат сумел сохранить и усилить позиции в борьбе с реакцией, где их борьба была поддержана широчайшими массами населения, где компартии вели вооружённую борьбу против фашистских захватчиков.

Огромный авторитет во всех слоях народа завоевала Испанская компартия, прошедшая школу подполья, революции, гражданской войны, войны против итало-германских интервентов. Испанская компартия выросла с 1931 по 1939 г. с 800 человек в 300-тысячную могучую партию. Пролетариат Испании с честью выполнял свой долг на передовых позициях борьбы против мировой реакции и фашизма.

Блестящий пример упорства и гибкости в деле упрочения и развития национального антифашистского фронта показывала Китайская компартия, руководимая её испытанным вождём Мао Цзэ-дуном. Тактика единого национального фронта против японского империализма была принята на заседании Политбюро ЦК Китайской компартии в декабре 1935 г.

5 мая 1936 г. командование китайской Красной Армии направило правительству Чан Кайши телеграмму с требованием прекращения междоусобной войны и заключения мира во имя объединения для борьбы против японского империализма.

Мао Цзэ-дун предупреждал, что гоминдановцы всегда пытались и пытаются разделаться с коммунистами. Поэтому завоевание демократических свобод являлось, как указывали коммунисты, главным условием, которое должно было обеспечить победу в войне с японскими захватчиками. Исходя из этого, Китайская компартия выдвинула программу демократических преобразований в стране, потребовав заменить режим реакционной диктатуры одной партии — гоминдана, диктатуры одного класса демократическим режимом, основанным на сотрудничестве всех партий и всех классов и обеспечить народу свободу слова, собраний, союзов7.

Таким образом, идя во имя разгрома главного врага — японского империализма на временное сотрудничество с гоминданом, Китайская компартия не поступалась ни одним из своих принципов, а, напротив, проводила их в жизнь твёрдо и решительно. «Отходить от принципиальных позиций партии, затушёвывать её политическое лицо, приносить интересы рабочих и крестьян в жертву буржуазному реформизму — значит неизбежно привести революцию к поражению. Наше требование заключается в осуществлении твёрдой революционной политики, в завоевании полной победы буржуазно-демократической революции», — говорил Мао Цзэ-дун 3 мая 1937 г. Он подчёркивал, что «только марксистско-ленинская теория является компасом, который указывает китайской революции путь к победе»8.

Важную роль в международной борьбе против войны и фашизма предстояло сыграть рабочему классу Англии, составлявшему большинство населения страны. Однако руками лейбористских лидеров крупная английская буржуазия срывала движение Народного фронта, обессиливала рабочий класс. Между тем рядовые англичане выражали горячие симпатии испанскому и китайскому народам, боровшимся против фашистских захватчиков. Ряд лейбористских, кооперативных, профсоюзных организаций высказывался за создание фронта коллективной безопасности с участием Советского Союза. Закулисными сделками с консерваторами, беспардонной демагогией перед рядовыми массами лейбористские вожаки саботировали единение антифашистских сил в Англии, протягивая тем самым руку помощи поджигателям войны.

В сложных условиях работала Американская компартия. Крупный капитал США держал курс на установление в стране фашистских порядков. В стране, как грибы, вырастали махрово-реакционные организации, призванные служить штурмовыми отрядами монополистического капитала. Сотней нитей они были связаны с фашистскими кликами в Германии, Италии, Японии. Гитлеровские дипломатические представители в Соединённых Штатах неоднократно докладывали в Берлин о теснейшей смычке между ними и заправилами Уолл-стрита.

В ходе широкой экономической борьбы трудящиеся массы в США добились ряда значительных успехов. В трестированных отраслях промышленности были организованы профсоюзы, что нанесло удар по капиталистической политике «открытых цехов», т. е. политике игнорирования роли профсоюзов в борьбе за права рабочих. Рабочие добились ослабления предпринимательских организаций шпионажа и вооружённого террора. Были проведены первые законы по социальному страхованию.

Но рядовые массы американцев находились в плену «изоляционистской» демагогии республиканской и демократической партий — двух рук финансово-промышленной олигархии.

Таким образом, углубление империалистических противоречий на почве экономического кризиса 1929—1933 гг. привело к тому, что к 1937 г. сложились два противостоящих друг другу блока империалистических держав — агрессивный фашистский блок Германии, Италии и Японии, с одной стороны, и блок Англии, Франции и США— с другой, между которыми развивалась ожесточённая экономическая конкуренция и политическая борьба. Исходя из агрессивных антисоветских устремлений основных участников фашистского блока — Германии и Японии и пытаясь вместе с тем ликвидировать, хотя бы временно, острые империалистические противоречия, руководители англо-франко-американского блока под видом политики «невмешательства» поощряли агрессивные устремления фашистского блока против СССР, всячески подталкивали фашистских агрессоров на войну с Советским Союзом и пытались на этой базе договориться с агрессивным блоком.

Примечания

1. См. И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, 1952, стр. 616.

2. «Известия», 16 октября 1936 г.

3. Мао Цзэ-дун, Избранные произведения, т. I, Издательство иностранной литературы, 1952, стр. 290.

4. См. М. Торез, Сын народа, Издательство иностранной литературы, 1950, стр. 69—70.

5. Там же, стр. 73—74.

6. «Коммунистический интернационал» № 7, 1937 г., стр. 26.

7. См. Мао Цзэ-дун, Избранные произведения, т. I, стр. 457—458.

8. См. Мао Цзэ-дун, Избранные произведения, т. I, стр. 469—470.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты