Библиотека
Исследователям Катынского дела

Ослабление международных позиций западных держав и дальнейшее обострение империалистических противоречий

Французское и английское правительства пожертвовали в Мюнхене не только Чехословакией, но и своими политическими и экономическими интересами в Центральной Европе ради сговора с агрессором. В докладе 6 ноября 1938 г. В.М. Молотов говорил: «Подняли ли этим правительства Франции и Англии уважение к своим правам в глазах германского и итальянского фашизма? Пока не видно. Скорее напротив, — указывал В.М. Молотов, — их международный авторитет значительно пошатнулся»1.

Дальнейший делёж чехословацкой территории вёлся уже без всякого участия Англии и Франции. Впрочем, правительства этих стран нисколько не противились такому игнорированию их престижа; их устраивало, что фашисты хозяйничают в Центральной Европе, которую они близоруко рассматривали как плацдарм Германии для нападения на СССР.

Мюнхен внёс коренные изменения в стратегическое положение западноевропейских стран. В развалинах лежала система союзов, на которой покоилась безопасность Франции после первой мировой войны. Расправа фашистов с Чехословакией, учинённая при активном содействии западных держав, показала правящим политикам стран Юго-Восточной Европы, что им нечего надеяться на поддержку со стороны Запада. Профашистские элементы в этих странах активизировались, призывая перейти под «покровительство» Германии. Малая Антанта, ориентировавшаяся на Францию, разваливалась на глазах.

Выражением ослабления французских позиций в этой части Европы была продажа в конце 1938 г. монополистической группой Шнейдер — Крезо её контрольных акций в военных предприятиях фирмы Шкода в Чехословакии. Номинально эти акции были проданы чехословацкой фирме. На самом же деле они попали в руки немецких монополий, стремившихся установить контроль над всей чехословацкой экономикой.

Грабёж захваченных территорий не облегчил тяжёлых экономических трудностей фашистских стран. Назревание экономической катастрофы в Германии привело к отставке министра финансов Шахта в начале 1939 г. Причиной отставки была неспособность Шахта справиться с фактическим банкротством немецких финансов, когда гонка вооружений исчерпала до дна все запасы «твёрдой валюты» в Германии, в связи с чем усилилась инфляция.

В ещё худшем положении находилось хозяйство фашистской Италии. Италия, будучи лишена местных ресурсов, нуждалась в импорте основных видов сырья. Войны в Абиссинии, Испании, гонка вооружений до крайности осложнили экономическое положение Италии. На импорт готовых изделий в Италию были установлены жёсткие ограничения, коснувшиеся в числе прочих стран и Германии. В начале 1939 г. гитлеровское правительство заявило официальный протест против этой меры, указав, что Италия может ущемлять интересы других стран, но никак не Германии2.

Взаимоотношения между агрессорами на почве дележа лакомых кусков характеризовались непрерывными склоками и распрями. Захватив Австрию, гитлеровцы намеревались завладеть теми позициями, которыми обладал там итальянский капитал. На протяжении ряда месяцев в 1938 г. между представителями Германии и Италии шёл торг по этому вопросу. Геринг стремился положить себе в карман акции Штирийской электрокомпании и Дунайской пароходной компании, принадлежавшие итальянцам, но последние запрашивали высокую цену за эти акции, что злило немцев3.

Германская конкуренция причиняла большой ущерб итальянской торговле со странами Балканского полуострова. Клика Муссолини носилась с проектами создания блока «Рим — Будапешт — Белград», чтобы отстоять свои позиции в этих странах от экономической экспансии Германии. Разногласия в этой области открыто проявились во время так называемого венского арбитража осенью 1938 г., где Италия вопреки возражениям Германии поддержала притязания Венгрии на территорию Чехословакии.

Для характера взаимоотношений между агрессорами, даже разделёнными значительным расстоянием и, казалось бы, занятыми грабежом разных территорий, показательным было соперничество Германии и Японии в Китае.

В середине ноября 1938 г. после короткого перерыва в Токио возобновились германо-японские переговоры относительно участия Германии в эксплуатации порабощённых Японией районов Китая. В Берлине придавали этим переговорам большое значение. Так, 21 декабря 1938 г. японскому послу Осима было сделано от имени гитлеровского правительства специальное представление с требованием ускорить окончание переговоров.

Однако японские монополии не думали делиться добычей с германскими монополистами. Они упорно отклоняли требования Берлина4.

Какое значение придавали гитлеровцы овладению новыми рынками сбыта, видно из выступления их главаря 30 января 1939 г. Гитлер прямо заявил, что фашистская Германия «должна экспортировать или умереть».

Гонка вооружений, словно бездонная бочка, поглощала все материальные ресурсы. Неудивительно, что немецкие фашисты лихорадочно изыскивали источники снабжения своей раздутой военной машины. Так, вскоре после захвата Судетской области Геринг приказал выжать из неё «всё возможное» для военного производства.

Готовясь к развязыванию войны, фашистские страны стремились поставить в кабальную экономическую зависимость другие страны, чтобы использовать их ресурсы на нужды агрессии. Этой задаче была подчинена поездка германского министра экономики Функа в страны Восточной Европы в октябре 1938 г. Функ навязал неравноправные экономические соглашения Турции, Югославии, Польше, Болгарии, Румынии.

Активизировались фашистские монополии и на других рынках. Германское наступление на английские и американские позиции велось в Латинской Америке, Скандинавии, Африке. Со своей стороны летом 1938 г. Япония создала особый валютный фонд для форсирования своего экспорта на рынки Азии.

Расширяя масштабы войны в Китае, Япония подбиралась к важным пунктам английского и французского колониального господства в Азии. Ещё до Мюнхена — в конце июня 1938 г. японское правительство объявило о намерении оккупировать остров Хайнань, лежащий вблизи Индо-Китая. Правительства Англии и Франции немедленно заявили Японии протест, предупредив, что это может вызвать «осложнения». Вскоре французские войска заняли Парасельские острова, прилегающие к Хайнаню, в качестве подтверждения серьёзности протеста. Видимо, это подействовало на Японию, так как оккупация Хайнаня была осуществлена ею лишь после Мюнхенской конференции — в феврале 1939 г.

Со своей стороны западные державы всячески боролись против экономической экспансии Германии и Италии. Теряя рынки, английская промышленность приходила в упадок. Экспорт готовых изделий из традиционного центра английского текстиля — Ланкашира — во II квартале 1939 г. был самым низким со времени гражданской войны в США.

Мрачные прогнозы относительно экономического положения Англии были высказаны на конгрессе британских тред-юнионов, состоявшемся в Блекпуле в начале сентября 1938 г. Представитель Национального союза общих и муниципальных рабочих Дьюкс говорил о приближении кризиса, по масштабам равного кризису 1929—1933 гг. «Не пройдёт и год, как мы очутимся в центре этого кризиса», — заявил он.

Лейборист Шинуэлл сообщил в английском парламенте 1 ноября 1938 г., что со времени Мюнхенской конференции торговые позиции Англии резко ухудшились, а её промышленность испытывала усилившееся давление германской конкуренции. Президент департамента торговли О'Стэнли, подтвердив этот факт, высказался за применение более решительных мер с целью отражения этой конкуренции5.

Несколько ранее Ассоциация британских палат торговли обратилась к правительству с настойчивым призывом о «восстановлении» английского экспорта. Средства достижения этого были рассмотрены на специально созванной в Лондоне в конце октября конференции.

Попытки английской реакции войти в широкое соглашение с гитлеровской Германией прежде всего по вопросу о сохранении статус-кво на западе Европы нейтрализовались именно потому, что они не опирались на соответствующую экономическую базу. Эти попытки сопровождались необъявленной англо-германской торговой войной. Пока она не прекращалась, бесполезно было думать о достижении какого-либо прочного англо-германского соглашения. А события развивались таким образом, что эта война в области торговли не утихала, а разгоралась.

Показательно, что в период закулисных переговоров о выдаче Германии Судетской области Англия предприняла жёсткие меры против германского экспорта. 22 июня 1938 г. английские промышленники получили право устанавливать высокие пошлины на ввоз в страну германских автомашин6.

27 июля английская газета «Файненшл таймс» сообщила поразительные подробности о росте германской конкуренции по углю. Экспорт угля был для Англии наиболее важной статьёй её внешней торговли. Между тем в 1937 г. экспорт английского угля был на 33% ниже уровня 1929 г. За период с 1932 по 1937 г. экспорт английского угля поднялся лишь на 4%, в то время как экспорт германского угля поднялся на 66%. Газета писала, что Германия вытесняет Англию даже на таких традиционных для неё рынках, как Канада, Португалия, Греция, Аргентина, Бразилия, Дания, прибалтийские страны. Статья заканчивалась требованием объединённых действий промышленников и правительства, чтобы воспрепятствовать германской конкуренции7.

Пытаясь заручиться поддержкой против германской конкуренции, английское правительство 17 ноября заключило с Соединёнными Штатами важное торговое соглашение. Стороны пошли на взаимные уступки, причём Англия дала больше, чем получила. В частности, была ослаблена в пользу США система имперских преференций.

Спустя месяц после этого соглашения английское правительство провело дополнительные меры для активизации своего экспорта. Выступления в парламенте министра внешней торговли Хадсона и президента департамента торговли О'Стэнли показал и, что объектом этих мер служила Германия.

Ответом на упомянутую выше поездку Функа в восточноевропейские страны явилась поездка туда же французской экономической миссии, возглавлявшейся Альфаном — ответственным сотрудником министерства иностранных дел. Французский журнал «Ревю политик э парламентер» писал о миссии Альфана: «Германское экономическое наступление натолкнулось на контрнаступление Франции и Великобритании, стремящихся к тому, чтобы расширить свои рынки или, по меньшей мере, сохранить те из них, которые они давно приобрели»8. Миссия Альфана заключила платёжное соглашение с Болгарией, торговые соглашения с Румынией и Югославией.

В начале ноября на конференции торговых палат Франции была принята резолюция о необходимости «радикально и быстро оживить экспорт»9. Откликаясь на это и на аналогичные требования французских промышленников, новый министр финансов Рейно в середине ноября представил свой план «восстановления французской экономики», предусматривавший в числе прочих мер форсирование экспорта.

В результате противодействия американских монополий германскому экспорту ввоз в США из Германии упал в 1937 г. более чем в 4 раза по сравнению с 1929 г. Ответственный сотрудник Вильгельмштрассе (германское министерство иностранных дел) Виль в своём служебном докладе 19 декабря 1938 г. отмечал, что «США борются с германской торговлей везде, где можно, особенно же в Южной Америке»10. Виль признавал, однако, что американские монополии в то же время не прекращают снабжать Германию ценным стратегическим сырьём. Так, девять десятых закупок Германии в США состояло, по словам Виля, из «крайне необходимых сырьевых материалов (хлопок, нефть, медь, железные руды, металлический лом)». Прекращение этих поставок отозвалось бы отрицательно на германской военной экономике, поскольку указанные материалы закупались на весьма выгодных для Германии условиях11.

Некоторые из предпринятых Англией, США, Францией после Мюнхенской конференции мер против конкуренции фашистских стран дали свои результаты. Так, например, в итоге соглашения Англии с Египтом, заключённого в начале ноября 1938 г., итальянский экспорт в Египет уменьшился с 42 до 11%. Доля же английского экспорта поднялась с 19 до 33%12.

Однако это были половинчатые успехи, не решавшие проблемы рынков для западных держав. Общее ослабление позиций Англии как в самой метрополии, так и в колониях затрудняло её борьбу против экономической экспансии фашистских держав. Следует учитывать тот факт, что по размерам своего промышленного производства Англия к концу 30-х годов значительно отставала от Германии.

Захват фашистами Австрии и Судетской области заметно повысил военно-промышленный потенциал Германии, так как доля Австрии и Судетской области в общем мировом производстве машинного оборудования в 1938 г. в абсолютных размерах выглядела довольно внушительно, тем более, что машиностроительная промышленность Англии в значительной степени зависела от Германии и Соединённых Штатов13. Достаточно сказать, что в 1938 г. Англия импортировала из Германии больше инструментального оборудования, чем за предыдущие годы она импортировала из всех других стран, вместе взятых14. Экспорт же инструментального оборудования из Германии в 1928—1938 гг. превышал по физическому объёму выпуск этого оборудования Англией15.

Эти данные весьма показательны. Инструментальное оборудование, будучи важной частью машинного оборудования, играет существенную роль в расширении производства, как гражданского, так и военного. В свою очередь рост экспорта невозможен без увеличения производства при условии, что внутренний рынок не сжимается. Поскольку в Англии, Соединённых Штатах, Франции и других странах капитала, захваченных в конце 30-х годов новой волной кризиса, внутренний рынок сокращался, создавались большие излишки для экспорта без увеличения производства. Кроме того, покупательная способность масс падала в такой степени, что заставляла производство сжиматься. Следовательно, промышленность Англии, Франции, США обрекалась на паралич. Военные заказы только ещё начинали оказывать своё стимулирующее воздействие на экономику этих стран, тогда как в фашистских державах, развернувших гонку вооружений раньше западных держав, они послужили, хотя временным, искусственным, но всё же стимулом к оживлению производства. В дальнейшем будет видно, как этот стимул изживал себя, оказывался несостоятельным, ставя фашистские державы перед экономической катастрофой и подгоняя их на развязывание войны.

Таким образом, удельный вес Англии, США, Франции в мировом выпуске промышленной продукции в конце 30-х годов упал сравнительно с Германией и Японией. Об этом свидетельствует следующая таблица, показывающая изменение доли (в%) каждой из шести крупных капиталистических держав (Англии, США, Германии, Франции, Италии, Японии) в отношении выпуска машинного оборудования за 1929—1938 гг. (за 100% принимается мировое производство в 1929 г.) 16:

Годы США Германия Англия Франция Италия Япония
1929 43,3 11,1 9,4 6,6 3,3 2,5
1932 31,8 10,6 10,9 6,9 3,1 3,5
1937 35,1 11,4 9,4 4,5 2,7 3,5
1938 28,7 13,2 9,2 4,5 2,7 3,8

Из этой таблицы видно, что к концу 30-х годов Германия по выпуску машинного оборудования уступала Соединённым Штатам всего в 2 раза, тогда как в 1929 г. этот выпуск был меньше американского почти в 4 раза. Ещё дальше оттеснила она в этом отношении Англию и Францию. То же самое характерно для Японии.

Только силой оружия можно было разрубить затянутый до предела узел империалистических противоречий, подавив одних конкурентов и дав простор для операций других.

Дальнейший рост империалистических противоречий после Мюнхенской конференции привёл к дальнейшему форсированию вооружений капиталистических стран. 8 октября 1938 г. министр авиации Англии К. Вуд объявил об ассигновании 1,5 млн ф. ст. на строительство новых авиационных предприятий в стране. 14 октября президент Рузвельт заявил. что в свете полученной им информации он решил просить дополнительные средства в предстоящем бюджете на усиление армии и флота. 10 ноября упомянутый К. Вуд выступил в парламенте с сообщением о планах английского правительства увеличить мощь истребительной авиации на 30%. В конце ноября гитлеровцы сообщили о формировании ими двух новых армейских групп в дополнение к существующим четырём группам. 9 декабря итальянское правительство ассигновало громадные дополнительные средства на вооружения.

Таким образом, внутри лагеря капитализма накапливался горючий материал, готовый вспыхнуть пожаром мировой войны от любой искры. Надвигавшуюся войну между двумя соперничавшими империалистическими группировками правящие политики США, Англии, Франции надеялись приостановить посредством организации нападения фашистских держав на СССР. Тогда вторая мировая война приняла бы антисоветский характер, фашистская конкуренция на время ослабла и открылись бы перспективы уничтожения одной из воюющих сторон.

Таков был расчёт англо-французской дипломатии. Такова же была и линия политики правящих кругов США: найти выход из углублявшихся противоречий капиталистической системы на путях сговора империалистов против Советского Союза.

Примечания

1. В.М. Молотов, 21-ая годовщина Октябрьской революции. Доклад на торжественном заседании Московского Совета 6 ноября 1938 г., Госполитиздат, 1938, стр. 14.

2. «Documents on German Foreign Policy (1918—1945)», Vol. IV, № 423.

3. «Documents on German Foreign Policy (1918—1945)», Vol. IV, № 399.

4. «Documents on German Foreign Policy (1918—1945)», Vol. IV, № 536.

5. «Keesing's contemporary Archives 1937—1940», p. 3304.

6. За первые четыре месяца 1938 г. в Англию было ввезено втрое больше германских автомашин, чем за тот же период 1937 г.

7. См. «Financial Times» (London), 27.VII.1938.

8. «Revue Politique et parlementaire», 10.III.1939.

9. «L'Information», 9.XI.1938.

10. «Documents on German Foreign Policy(1918—1945)», Vol. IV, № 514.

11. «Documents on German Foreign Policy (1918—1945)», Vol. IV, № 514.

12. «Keesing's contemporary Archives 1937—1940», p. 3334.

13. «The World in March 1939», p. 436.

14. Там же, стр. 451.

15. Там же, стр. 452.

16. «The World in March 1939», p. 439.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты