Библиотека
Исследователям Катынского дела

II.9. Левица в оппозиции

В начале 2000-х годов в руководстве СДЛС произошла череда серьезных кадровых перестановок: в 2004 г. Л. Миллер уступил свое место К. Янику, одному из своих ближайших соратников, очень скоро Яника сменил Ю. Олексы. В 2005 г. настала очередь молодых, партию возглавил В. Олейничак, а генеральным секретарем стал Г. Наперальский.

В программной декларации 2005 г. Союз апеллировал к ценностям современной социал-демократии, официально отрекаясь от своих коммунистических корней. Он не считает себя наследником Социал-демократии Республики Польша, хотя значительная часть его членов входила в ее состав, как и в Польскую объединенную рабочую партию. СДЛС, декларируя признание принципов рыночной экономики при условии придания ей «социального измерения», отвергает неолиберальную модель государства и экономики, стремится к тому, чтобы «ценности левицы и общественная солидарность ограничили всеобщий эгоизм, предлагаемый полякам демагогическими и популистскими правыми партиями». Будущее Польши партия видит на пути реализации целей, выдвигаемых ЕС, — безопасность, благосостояние и создание условий для развития каждого человека. Приоритетными задачами своей деятельности она считает борьбу с безработицей, обеспечение высоких темпов экономического роста строительство толерантного, светского и мировоззренчески нейтрального государства. В международной политике Союз однозначно выступает за укрепление ЕС, общую европейскую политику и против изоляционизма1.

На парламентских выборах 2007 г. левые объединились в коалицию «Левица и демократы» (ЛиД), куда вошло несколько социал-демократических группировок: СДЛС, СТ, Польская социал-демократическая партия, Демократическая партия (ДП). ДП — партийное объединение, созданное в 2006 г. для совместного проведения избирательной кампании в органы самоуправления и сохраненное для проведения парламентских выборов. Лидером группировки был А. Квасьневский. На выборах ДП получила более 12% голосов, но жизнь ее была недолгой: уже весной 2008 г. коалиция распалась и ее парламентская фракция прекратила свое существование. После неудачи коалиции А. Квасьневский покинул «большую политику».

Левица, некогда гордившаяся своей сплоченностью, во многом обеспечивавшей ей политические успехи, в первой декаде XXI в. демонстрировала скорее разобщенность. В самой крупной левой партии, СДЛС, четко обозначилось противостояние двух лидеров — Г. Наперальского и В. Олейничака. Г. Наперальский (его отец был инструктором воеводского комитета ПОРП) старался соответствовать новым политическим веяниям. Он разделял взгляды С. Сераковского и его журнала «Политическая критика», представляющего идеи «новой левицы», борющейся за «настоящую», «аутентичную» левую идеологию. Будучи профессиональным политиком, он огромную роль отводил пиару и был не очень тверд в отстаивании своих позиций, заботясь прежде всего о соответствии требованиям текущего момента. Именно на Г. Наперальского ориентировалась молодежь в СДЛС.

Другая группа, возглавляемая В. Олейничаком (лидером парламентской фракции), была связана с политиками скорее старшего поколения: Е. Шмайдзинским, К. Яником и другими деятелями левицы еще из «команды Л. Миллера». Политический кумир В. Олейничака — словацкий политик Р. Фицо, являющийся сторонником классической западно-европейской социал-демократии. Это крыло СДЛС продолжало линию А. Квасьневского, больше заботясь о демократическом, чем о левом имидже партии. Сторонники В. Олейничака тяготели к взаимодействию с ГП, придавая этому союзу чрезмерное значение в ущерб своей левой идентичности.

«Войны» Г. Наперальского и В. Олейничака явились первым конфликтом такого масштаба в рядах польской левицы, хотя противоборство бывало и прежде. У каждой стороны были свои сторонники и противники, свои «группы интеллектуальной поддержки».

Звезда левых близилась к закату на политическом горизонте. Но неожиданно для многих она вновь четко обозначилась во время президентской кампании 2010 г. Избирательная кампания кандидата от СДЛС Наперальского, казалось, была обречена на провал. Его не поддержал один из авторитетов польской левицы А. Квасьневский, другой «человек левицы» В. Чимошевич открыто выступил на стороне Коморовского.

В начале кампании Наперальского иной раз просто не узнавали избиратели: он не относился к числу «раскрученных» политиков. Его действия временами вызывали усмешки: в частности, когда он по утрам встречал идущих на смену рабочих и раздавал им яблоки. Но со временем ситуация изменилась. Кандидат без устали ездил по стране, встречался с избирателями, боролся за расположение молодежи. Для многих поляков весьма привлекательной была антиклерикальная направленность его программы. И успех пришел к молодому политику. Он набрал больше 10% голосов, выйдя на третье место, правда, с большим отрывом от лидеров. Свою молодость Наперальский активно подчеркивал как одно из достоинств, которым не обладал ни один из кандидатов в президенты. Действительно, Наперальскому, родившемуся в 1974 г., единственному из всех кандидатов в президенты не пришлось даже подавать о себе сведений из люстрационного суда.

В его предвыборной программе откровенно говорилось: «скажу нескромно. Я выделяюсь по двум параметрам. Во-первых я единственный молодой человек на этих выборах. Выбор Наперальского — это конец старой политики, конец польско-польской войны, конец лицемерия и бесконечных споров. Во-вторых, я единственный кандидат, знающий проблемы простых людей»2.

Как некогда Квасьневский, Г. Наперальский считал, что президент должен объединять всех поляков. Так же, как его успешный предшественник, он призывал не отрекаться огульно от прошлого. «Необходимо, — полагает Наперальский, — вернуть достойное место тем, кто отдал здоровье и жизнь, борясь за свободную Польшу, независимо от того, освобождали ли ее с востока, юга, севера или запада. Мы должны вернуть чувство удовлетворения и гордость тем, кто поднимал из руин шахты, верфи или фабрики»3.

Наперальский настаивал на реальном отделении церкви от государства и особенно на устранении преподавания религии в школе. Борец с клерикализмом напоминал полякам, что католическая церковь — самый крупный земельный собственник в стране, и это обеспечивает ей получение весьма серьезных доплат из бюджета ЕС. Антиклерикальный пафос Наперальского соответствовал настроениям определенной части общества. Польская католическая церковь в начале XXІ в. переживала не самые лучшие времена, о чем свидетельствовали и некоторое падение ее авторитета в обществе, и отсутствие единства в среде епископата. Как заметил в своем открытом письме авторитетный польский ксендз Л. Вишневский, «нехорошо в польской церкви. Она большая, яркая, привлекательная — но в реальности напоминает искусственно надутый шар»4.

Помимо успеха Наперальского в президентской компании, еще одним подтверждением жизнеспособности левой идеи стали итоги выборов в органы местного самоуправления, прошедшие в Польше осенью 2010 г. На них левые получили больше 15%, что является очень неплохим результатом.

Однако надеждам на возрождение левицы не суждено было сбыться: на парламентских выборах 2011 г. левые получили беспрецедентно низкий результат, а Наперальскому пришлось покинуть свой пост.

Примечания

1. Sojusz lewicy demokratycznej // http: www.polska.pl/aktualnosci articl.id.188989ht

2. Napieralski G. Skonczyła się fałszywa alternatywa // Forum klubowe. 2010. N 3/4. S. 118—120.

3. Idid. S. 120.

4. Wiśniewski L.M. Rozbity koscioł, święty frazesy // Gazeta wyborcza. 2010. 14 grud. S. 12.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты