Библиотека
Исследователям Катынского дела

Новое соотношение сил в противостоянии СССР и Германии

Для оценки всей меры трудностей, которые определяли положение СССР в последние месяцы перед Великой Отечественной войной, принципиальное значение имеет понимание объективного факта: возглавляемая Германией империалистическая коалиция держав-агрессоров представляла собой совершенно иную военную, экономическую и политическую величину, чем в начале войны. Силой оружия ей удалось развалить прежнюю международную структуру, в значительной мере перестроить международные отношения в нужном для себя направлении, обеспечить себе господствующее положение в капиталистической зоне мира.

Действительно, можно ли было в самом начале второй мировой войны предсказать, что к лету 1941 г. гитлеровская Германия захватит 11 государств? Между тем это было фактом. За 32 дня была разгромлена буржуазно-помещичья Польша, в течение суток захвачена Дания. Два месяца понадобилось гитлеровцам для оккупации Норвегии. Бельгия, Нидерланды и Люксембург перестали существовать за 19 дней, а Франция сопротивлялась 44 дня. Английские экспедиционные силы, потерпев поражение и бросив оружие, эвакуировались в метрополию. Немецко-фашистские войска оккупировали ряд стран на Балканах. По сравнению с началом войны общая площадь, которую контролировала Германия к середине 1941 г., увеличилась в 6 раз1. Милитаристская Япония оккупировала обширные районы Центрального и Южного Китая, а затем Юго-Восточной Азии.

Соотношение сил между СССР и германо-фашистским блоком в экономической и сырьевой областях складывалось отнюдь не в пользу Советского государства. С помощью вермахта и партийно-государственной машины германский монополистический капитал овладевал господствующими позициями в экономике Европы.

Впервые в практике монополистического капитализма XX в. в Германии прежде всего, а также в Японии и Италии возникали мощные военно-промышленные комплексы. «...На ближайшие годы мы обязаны поставить себе цель, — говорилось 3 октября 1940 г. на заседании Большого совета имперской группы «Промышленность», этого главного штаба германских монополий, — используя капиталы, захватить во всех областях наиболее прочные позиции в европейских предприятиях, особенно в промышленных, чтобы иметь возможность управлять на этой основе ходом событий»2. Причем европейские масштабы уже казались недостаточными германскому империализму. В мае 1940 г. отдел хозяйственной политики министерства иностранных дел Германии разработал предложения по созданию «Германского колониального рейха». На их основе была выдвинута идея «великого хозяйственного пространства» для Германии, которое включало бы Чехословакию, Польшу, Голландию, Бельгию, Люксембург, Данию и Норвегию. Далее предполагалось приобщить к нему всю Скандинавию и дунайские государства, а также Прибалтику. В дальнейшем предполагалось включить бывшие немецкие колонии в Африке, Бельгийское Конго, Французскую Экваториальную Африку, Британскую Нигерию3.

Как конкретно соотносились экономические показатели СССР и Германии в преддверии гитлеровской агрессии? К середине 1941 г. в самой Германии (в годовом исчислении) выплавлялось более 36 млн т чугуна и стали, но подконтрольный Германии потенциал европейских союзников и оккупированных стран увеличивал совокупные ресурсы «третьего рейха» до 81,5 млн т4. В СССР (в годовом исчислении) чугуна и стали выплавлялось в 2 раза меньше5. По объему добычи угля Германия — даже без учета оккупированных и зависимых стран — значительно превосходила СССР, а потенциал этих стран увеличивал ресурсы Германии почти в 2 раза6. Станочный парк одной лишь Германии в 1941 г. в 3 раза превосходил советский и был самым развитым в мире.

Общий объем производимого в Германии вооружения летом 1941 г. был на 75% больше, чем на 1 сентября 1939 г.7. Производство танков за тот же период увеличилось почти в 2 раза8. С 1 августа 1940 г. по 22 июня 1941 г. в военно-воздушные силы Германии поступило почти 7,7 тыс. новых и отремонтированных боевых самолетов9. Ежемесячное производство стрелкового вооружения в 1941 г. было почти в 1,8 раза выше уровня 1939 г.10. Вся эта статистика, однако, относилась только к Германии, без учета экономического потенциала оккупированных стран и территорий, а также без ресурсов союзников.

Вооруженные силы в преддверии нападения на СССР представляли собой наиболее мощную группировку, которая когда-либо создавалась крупнейшими державами мира. Под ружьем стояло до 8,5 млн человек, сведенных в 214 дивизий и 7 бригад. Ударную силу вермахта составляли 35 танковых и моторизованных дивизий. Военно-воздушные силы насчитывали более 10 тыс. самолетов11.

Ограбление гитлеровцами оккупированных стран, эксплуатация экономических ресурсов вели к беспрецедентному наращиванию военно-экономического потенциала Германии. Всего за первые 17 месяцев мировой войны германские фашисты захватили в оккупированных странах Европы материалов и имущества на сумму, которая в 2 раза превышала довоенный национальный доход Германии12. На 1 апреля 1941 г. вермахт вооружали и обслуживали около 5 тыс. заводов, фабрик и других предприятий на оккупированных территориях13. Французскими и другими трофейными автомашинами были оснащены 92 германские дивизии14. В сентябре 1940 г. 60% потребности Германии удовлетворяла румынская нефть.

С учетом ресурсов союзников и оккупированных стран ресурсы Германии с начала второй мировой войны по середину 1941 г. увеличились: по железной руде — в 7,7 раза, по медной руде — в 3,2, по бокситам — в 22,8, по нефти — в 20, по зерновым культурам — в 4, по крупному рогатому скоту — в 3,7 раза15. В чисто военном плане для войны против СССР союзники гитлеровской Германии развернули 29 пехотных дивизий, 16 бригад, около 1 тыс. самолетов, более 5 тыс. орудий и минометов. В целом же сухопутные войска Италии насчитывали 1340 тыс. человек, военно-воздушные силы — около 2,5 тыс. боевых самолетов. Финляндия к середине июня 1941 г. довела свои вооруженные силы до 650 тыс. человек; ее военно-воздушные силы насчитывали 307 боевых самолетов. Численность вооруженных сил Румынии была увеличена до 703 тыс. человек; авиация включала около 700 боевых машин. Венгерская армия насчитывала немногим более 200 тыс. человек; в венгерских военно-воздушных силах было 269 боевых самолетов16.

В военно-экономической гонке с германо-фашистским агрессивным блоком, которую Советскому Союзу пришлось вести в начальный период второй мировой войны, наша страна делала все, что было в ее силах в тех исторических условиях. Опережающими были темпы СССР по такому обобщенному показателю, как национальный доход. Если взять уровень 1937 г. за 100%, то в 1940 г. рост национального дохода в Германии составил 125%, в СССР — 133%17.

Советские расходы на оборону в 1940 г. составили беспрецедентную в довоенной истории СССР цифру — 32,6%18.

Ценой огромных усилий и материальных лишений советский народ во главе с Коммунистической партией готовил свои Вооруженные Силы для отпора агрессии. Но превзойти военно-промышленную базу фашистской Германии СССР не мог, тем более что теперь на Германию работала, по сути, вся континентальная Европа. Почти все страны возглавляемого Германией блока имели отмобилизованное военное производство, огромную сырьевую базу, достаточные людские ресурсы. Никогда ранее в истории человечества не было такой военно-экономической мощи, которую сконцентрировали противники первого в мире социалистического государства.

Учет реального соотношения сил в противостоянии СССР и германо-фашистского блока в преддверии Великой Отечественной войны со всей категоричностью ставил советское руководство перед необходимостью оттянуть момент гитлеровской агрессии.

С февраля 1941 г. Германия начала скрытую переброску войск к советским границам. Поступавшие в Генеральный штаб, Наркомат обороны и НКИД данные все более свидетельствовали о непосредственной угрозе агрессии. Советское правительство располагало и некоторыми данными о подготовке гитлеровской Германией нападения на СССР, поступавшими из иностранных источников, хотя приходилось считаться с тем, что сведения, полученные от правительств США и Англии, исходили от государств, преследовавших свои империалистические цели и многократно доказывавших свой антисоветизм.

В августе 1942 г. в беседе с У. Черчиллем И.В. Сталин говорил: «Мне не нужно было никаких предупреждений. Я знал, что война начнется, но я думал, что мне удастся выиграть еще месяцев шесть или около этого»19. Суммируя свои впечатления от встреч с советскими руководителями, А. Верт писал, что они «полностью сознавали угрозу нападения Германии, но все еще надеялись, что они могут отсрочить роковой час — по крайней мере до осени, когда немцы, быть может, не решатся напасть; а потом, к 1942 г., СССР сможет лучше подготовиться к войне»20.

Примечания

1. Eichholtz D. Op. cit., Bd 1. 1939—1941, S. 223.

2. Анатомия войны. Новые документы о роли германского монополистического капитала в подготовке и ведении второй мировой войны. М., 1971, с. 280.

3. Anatomie der Aggression. Neue Dokumente zu den Kriegszielen des faschistischen deutschen Imperialismus im zweiten Weltkrieg. Berlin, 1972, S. 42—54.

4. Eichholtz D. Op. cit., Bd 1. 1939—1941, S. 223.

5. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 377.

6. Eichholtz D. Op. cit., Bd 1. 1939—1941, S. 223.

7. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung. Berlin, 1966, Bd 5, S. 287.

8. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 288.

9. См. там же.

10. См. там же, с. 289.

11. См. там же, с. 341.

12. См.: Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг. М., 1956, с. 11.

13. Forster G. und andere. Der preußisch-deutsche Generalstab 1640—1965. Berlin, 1966, S. 470.

14. См.: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933—1945 гг. М., 1958, т. 2, с. 143.

15. Eichholtz D. Op. cit., Bd 1. 1939—1941, S. 223.

16. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 334—338.

17. См. там же, с. 381.

18. См. там же, с. 382.

19. Цит. по: Churchill W. The Second World War. Boston, 1950, vol. 4, p. 493.

20. Верт А. Указ. соч., с. 73.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты