Библиотека
Исследователям Катынского дела

Значение советской поддержки Китая

Советская помощь Китаю приобретала исключительное значение ввиду трудного во всех отношениях положения, в котором находилась эта страна. Вековая отсталость Китая, голод сотен миллионов людей, примитивное сельское хозяйство — все это усугублялось тем, что принесла китайскому народу война с Японией. Китай лишился главных промышленных центров и важнейших транспортных артерий, нарушились экономические связи между отдельными районами. В 1941 г., когда уровень производства был наиболее высоким по сравнению с предыдущими годами, в неоккупированных районах страны производилось 4,4 тыс. т чугуна, всего 116 т стали1. Соответствующим было и военно-техническое оснащение китайской армии. Достаточно сказать, что во время войны японская армия превосходила китайскую в 4—5 раз по оснащению огневыми средствами, по авиации — в 13 раз, по танкам — в 36 раз2. Собственной военной промышленности Китай, по существу, не имел.

Из всех видов военной помощи, которая направлялась советской стороной в Китай, наибольшее значение имели поставки авиационной техники. Небо страны было фактически открыто для агрессора — до начала войны с Японией в составе всей китайской авиации имелось не более 150 боевых машин3. Большая часть китайских самолетов была уничтожена японцами уже к концу 1937 г. Остатки китайской авиации практически не вели боевых действий в воздухе, как правило, уклонялись от схватки ради спасения самолетов4.

Помощь СССР резко изменила положение. В 1937—1941 гг. в Китай было поставлено 1250 самолетов5. С февраля 1938 г. в китайском небе воевали советские летчики-добровольцы. После первых же боев советских добровольцев китайское командование пришло к выводу, что можно обойтись без услуг иностранных наемников — их эскадрилья была расформирована.

В Китае воевали выдающиеся советские военные летчики — С.П. Супрун, Г.А. Кулишенко, А.Г. Рытов, С.И. Грицевец, Г.П. Кравченко, К.К. Коккинаки и др. Эффективность боевых действий советских добровольческих отрядов позволила китайскому командованию в целом усилить активность своей авиации. В результате японцы были вынуждены перенести базирование своей бомбардировочной авиации, которая ранее располагалась на аэродромах в 50 км от линии фронта, на расстояние до 500—600 км. Но это не помогало. В начале осени 1939 г. советский добровольческий отряд тяжелых бомбардировщиков дальнего действия совершил два налета на Ханькоу — основную базу ВВС Японии в Китае. Было уничтожено более 100 японских самолетов на земле. А до этого советские летчики участвовали в таких незаурядных воздушных операциях, как бомбардировки японских авиабаз на Тайване, в рейде на Японию, в ходе которого был сброшен 1 млн листовок антивоенного содержания, в многочисленных воздушных боях истребительной авиации.

В боях за правое дело китайского народа погибло более 200 советских летчиков.

Китаю поставлялись легкое стрелковое оружие, пушки и минометы, бронетанковая техника и самолеты, боеприпасы, горючее. Общая сумма советских кредитов Китаю достигла в 1939 г. 250 млн долл.6 Это более чем в 8 раз превосходило заем, впервые предоставленный Китаю в 1939 г. Соединенными Штатами; кредиты Англии не превышали 3 млн фунтов стерлингов. Но даже столь небольшие кредиты западных держав предоставлялись из расчета 4—6,5% годовых при условии погашения дефицитными стратегическими материалами. Совершенно иной характер имела советская помощь: не более 3% годовых при погашении займа главным образом сельскохозяйственной продукцией. Вооружение в западных странах Китай был вынужден покупать за наличный расчет. Советский Союз предоставлял оружие в счет своих же кредитов7.

Большую помощь китайскому народу продолжали оказывать советские военные советники, среди которых были К.М. Качанов, В.И. Чуйков, П.И. Батов, М.И. Панкевич, С.С. Очнев и др. К началу 1941 г. в Китае насчитывалось 140 советников8. Воплощая на практике традиции пролетарского интернационализма, они непосредственно помогали китайскому командованию в решении крупных оперативных вопросов, в обучении войск. Работать им было нелегко — гоминьдановское военное руководство далеко не всегда прислушивалось к предложениям военных специалистов из СССР. Более того, зачастую гоминьдановские генералы стремились ограничить роль советских военных советников, пытались изолировать советских людей от китайских солдат и населения, приставляли к ним сотрудников разведки, устраивали слежку и т. п.

В СССР было организовано специальное радиовещание для Китая, которое охватывало всю китайскую территорию. С октября 1939 г. советские радиопередачи стали ежемесячными. О Китае снял свои фильмы Р.Л. Кармен, который вернулся из этой страны в сентябре 1939 г., сняв 10 тыс. м уникальных документальных кинокадров.

Вместе с тем стремление СССР к дальнейшему расширению советско-китайских культурных связей не встречало взаимности у чунцинского правительства. Гоминьдановцы препятствовали, в частности, превращению Китайско-Советского Культурного Общества в массовую организацию. Когда в октябре 1939 г. в г. Чэнду действовала выставка о Советском Союзе, устроенная Обществом, власти приложили много усилий для ограничения доступа на нее со стороны населения. Та же политика велась в отношении Общества в целом — его центральное отделение в 1940 г. насчитывало немногим более 1 тыс. членов.

Советская военная и другая материальная помощь Китаю в определенной степени сдерживала реакционные устремления в политике гоминьдановского правительства. Так, к началу 1940 г. выявилось, что гоминьдановцы идут по пути разрыва с антияпонским национальным фронтом. Они прекратили материальное снабжение 8-й и новой 4-й армий КПК, активизировали вооруженные нападения на эти соединения. Обстановка была такова, что советская помощь могла быть непосредственно использована для борьбы с прогрессивными силами страны. Допустить этого СССР не мог. Советское правительство прямо заявило, что прекратит поставки вооружения, если оно будет повернуто против китайского народа. Весной 1940 г. в Чунцине начались переговоры между представителями КПК и гоминьдана о восстановлении единства действий против японских империалистов9.

Помощь СССР национально-освободительной борьбе китайского народа вызывала резкое недовольство в империалистической Японии. До конца 1941 г. в войне с Японией Китай мог реально рассчитывать только на поставки вооружений из СССР, поскольку его надежды на военную помощь США и Англии не оправдались. Вопреки надеждам японских правящих кругов пакт о нейтралитете СССР не отразился на политике СССР в отношении Китая. Как заявил полпред СССР в Китае А.С. Панюшкин10 китайскому министру иностранных дел Ван Чунхою, взаимоотношения СССР и Японии при любых обстоятельствах не могут отрицательно влиять на Советско-китайские отношения11. В начале 1941 г., когда Китай испытывал особенно острую нужду в самолетах, из Советского Союза прибыли 200 бомбардировщиков и истребителей. Советские летчики-добровольцы сражались в китайском небе вплоть до начала Великой Отечественной войны, когда они были вынуждены вернуться на Родину для ее защиты.

Советский исследователь Б.А. Бородин справедливо пишет: «Не было такого события в жизни китайского народа, которое не получило бы отклика в Советской стране»12. Сводки с фронтов, всесторонняя информация о жизни, борьбе, лишениях народа Китая, выступления советских руководящих партийных и государственных деятелей, публицистов, работников культуры и науки в поддержку борьбы Китая за независимость — все это занимало центральное место в советской печати.

Примечания

1. См.: История экономического развития Китая 1840—1948 гг. Сборник статистических материалов. М., 1958, с. 156.

2. См.: Бородин Б.А. Помощь СССР китайскому народу в анти-японской войне. 1937—1941. М., 1965, с. 146.

3. См. там же, с. 145.

4. См.: Бертрам Дж. На фронтах Северного Китая. М., 1940, с. 282.

5. См.: В небе Китая. 1937—1940. Воспоминания советских летчиков-добровольцев. М., 1980, с. 7.

6. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 173.

7. См.: Бородин Б.А. Указ. соч.; с. 146—151.

8. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 173.

9. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 177.

10. А.С. Панюшкин прибыл в Китай 28 августа 1939 г., верительные грамоты вручил 1 сентября 1939 г.

11. См.: Капица М.С. Советско-китайские отношения. М., 1958, с. 299.

12. Бородин Б.А. Указ. соч., с. 128.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты