Библиотека
Исследователям Катынского дела

Империалистическая «дуэль за Турцию» и позиция СССР

Укрепление безопасности и сохранение мира на южных границах Советского государства во многом зависело от позиции Турции, которая имела общую с СССР сухопутную границу в Закавказье и контролировала проливы Босфор и Дарданеллы. В условиях военного времени, когда районы Восточного Средиземноморья, черноморских проливов и Черного моря становились ареной все более сложной дипломатической борьбы, от внешней политики СССР требовалась особая осторожность. Необходимость улучшения советско-турецких отношений приходилось соизмерять с риском вовлечения в опасные ловушки со стороны обеих империалистических группировок. Приходилось также постоянно следить за маневрированием правящих кругов Турции, своевременно реагировать на антисоветские тенденции в Анкаре.

Обе империалистические коалиции привлекала господствующая роль Турции в черноморских проливах, возможность проникнуть через турецкую территорию кратчайшим путем на Ближний и Средний Восток, близость Турции к жизненно важным районам Советского Союза. «Дуэль за Турцию» — так определил германский посол Франц фон Папен активные усилия воюющих группировок перетянуть Турцию на свою сторону.

Гитлеровское руководство придавало серьезное значение тому, что среди государств Ближнего и Среднего Востока Турция располагала наиболее крупными вооруженными силами, и рассматривало Турцию в качестве важного фактора в войне против Англии и Франции, а в более широком плане — как важный фактор будущей войны против СССР. Добиваясь присоединения Турции к фашистской «оси», германское правительство разработало обширный план экономического и политического проникновения в Турцию. Значение, которое придавалось в Берлине борьбе за Турцию, характеризовалось самим фактом направления в Анкару в качестве посла Германии в апреле 1939 г. фон Папена — крупного специалиста в области шпионажа, диверсий и международных провокаций.

Особое внимание этому району уделяли и в столицах англо-французской группировки, особенно в Лондоне. Болгарский историк Л. Живкова пишет: «Хотя непрерывные финансовые и экономические требования турецкого правительства создавали для Англии большие трудности, Лондон не считал их чрезмерно высокой платой за политическое и военное сотрудничество Анкары»1. В своей «дуэли за Турцию» обе группировки империалистических держав всячески стремились запугать Анкару мнимой «советской угрозой».

В беседе с полпредом СССР в Лондоне 6 октября 1939 г. У. Черчилль подчеркивал: «Для Англии особенно важно, чтобы Германия не вышла на Черное море, ибо, если она овладеет устьями Дуная, то неизбежно потянется к Малой Азии, Ирану, Индии. Именно отсюда вытекает основная линия английской политики в Юго-Восточной Европе. Именно под этим углом зрения Англии важна дружба с Турцией, а также возможность в случае крайности послать свои суда в Черное море»2. Заявление Черчилля отражало официальную английскую интерпретацию главной задачи Великобритании на Балканах и Ближнем Востоке в начальный период второй мировой войны. Вместе с тем здесь, как и в других случаях, сознательно опускался второй аспект политики Англии в этом районе.

Лондон весьма интересовали возможности втянуть СССР в такие дипломатические комбинации в этом регионе, которые так или иначе провоцировали бы обострение советско-германских отношений. Дипломатия англо-французской коалиции стремилась использовать в своих корыстных целях естественную заинтересованность СССР в укреплении своей безопасности в районе Черного моря и черноморских проливов, имея в виду исподволь затянуть СССР в процесс формирования англо-франко-турецких союзнических отношений, с тем чтобы добиться максимально выгодных односторонних обязательств от СССР при минимальной компенсации для него. Как показали англо-турецкие маневры вокруг переговоров СССР с Турцией в отношении пакта о взаимопомощи осенью 1939 г., Лондон и Париж подталкивали СССР к конфронтации с Германией без каких-либо серьезных гарантий со своей стороны. Все это тщательно маскировалось неоднократными заверениями об «искренней» заинтересованности Англии и Франции в улучшении советско-турецких отношений.

Особенно важное значение для внешней политики СССР имела борьба за то, чтобы черноморские проливы не могли быть использованы против миролюбивых государств агрессором из той или иной империалистической группировки. 4 сентября 1939 г. Советское правительство поручило полпреду в Анкаре А.В. Терентьеву3 передать министру иностранных дел Ш. Сараджоглу и, при. случае, президенту Турецкой Республики И. Инёню, что, если речь будет идти об оказании помощи Советским Союзом Турции в случае нападения на нее извне в районе проливов, Турция, в свою очередь, должна оказать эквивалентную помощь Советскому Союзу в тех же районах4.

В тот же день в Москве В.М. Молотов принял турецкого посла в СССР Али Хайдара Актая5. В ходе беседы турецкий посол заявил, что «его правительство не имеет никаких намерений принимать какие-либо новые решения в связи с войной, которая вспыхнула. Турция продолжает поддерживать хорошие отношения как с Англией и Францией, так и с их противниками». Народный комиссар иностранных дел заметил, что «позиция Советского Союза известна послу из сообщения, сделанного на сессии Верховного Совета. Не по нашей вине переговоры, которые вели СССР, с одной стороны, и Англия и Франция — с другой, окончились безрезультатно. Это вина англичан, французов и поляков. Мы должны были искать другие возможности проведения политики мира для СССР, который не хочет участвовать в войне, если на него не нападут». Посол спросил, может ли турецкое правительство надеяться на быстрое завершение предпринятых между СССР и Турцией переговоров о пакте. Нарком ответил, что международная обстановка изменилась и требует изучения. Мы были, добавил он, и остаемся друзьями Турции. Мы найдем с Турцией общий язык6.

7 сентября 1939 г. президент Турецкой Республики И. Инёню в беседе с А.В. Терентьевым заявил, что он полностью присоединяется к заявлению Советского правительства о том, что СССР был и остается другом Турции. Турецкое правительство с удовольствием констатирует, сказал президент, что «отношения между двумя странами и впредь останутся дружественными». «Мы, — продолжал президент, — должны изучить создавшуюся обстановку для того, чтобы определить нашу позицию по отношению к Англии и Франции. Если мы договоримся, то война не придет в район проливов». На основании беседы советский полпред сделал вывод: «Стремясь, по-видимому, разрядить сгущенную в стране атмосферу неуверенности и всевозможного гадания о позиции СССР в отношении Турции, Инёню уже теперь хотел бы манифестировать наличие крепкой дружбы между странами»7.

8 сентября 1939 г. Ш. Сараджоглу пригласил к себе полпреда СССР и передал ему текст ответа Турции на заявление Советского правительства от 4 сентября:

«1. Президент республики и правительство встретили с живым удовлетворением заверения, данные нашими друзьями о том, что Советы были и остаются друзьями турок.

2. Правительство республики полностью разделяет точку зрения, высказанную Советским правительством, базировать дружеские отношения между Турцией и СССР на новых основах и найти для выражения этого общий язык. Равным образом оно разделяет точку зрения о том, что взаимная помощь между Турцией и СССР против агрессии, идущей извне, в районе проливов и Балкан правильно представляет общий интерес, на который выше была сделана ссылка».

Далее в заявлении излагался проект договора, который предлагало турецкое правительство. Проект включал следующие принципиальные положения:

«а) В случае агрессии европейских держав, направленной в район Черного моря, включая проливы, против Турции и СССР высокие договаривающиеся стороны будут эффективно сотрудничать и будут оказывать друг другу всяческую поддержку и всяческую помощь, которая в их силах».

«б) В случае агрессии европейской державы против Турции или против СССР в районе Балкан высокие договаривающиеся стороны будут эффективно сотрудничать и будут оказывать друг другу всяческую поддержку и всяческую помощь, которая в их силах...»

«в) Обязательства, взятые на себя Турцией в соответствии с изложенными статьями «а» и «б», не смогут принудить к действиям, в результате которых Турция оказалась бы в состоянии вооруженного конфликта с Великобританией или Францией»8.

Обращало на себя внимание то обстоятельство, что в соответствии с данным проектом, согласованным Анкарой с англичанами и французами, СССР должен бы был выступить против Германии в случае нападения ее на Турцию. В то же время Турция не должна была выступить на стороне СССР в случае, если он оказался бы в состоянии войны с Англией и Францией. Такой подход, естественно, не учитывал интересы безопасности сторон в равной мере и был явно односторонним. Тем не менее, исходя из интересов укрепления безопасности, правительство Советского Союза согласилось начать советско-турецкие переговоры.

Примечания

1. Живкова Л. Англо-турецкие отношения 1933—1939 гг. М., 1975, с. 141.

2. АВП СССР.

3. А.В. Терентьев прибыл в Турцию 3 апреля 1938 г., верительные грамоты вручил 21 апреля 1938 г.

4. АВП СССР.

5. А.Х. Актай прибыл в СССР 16 августа 1939 г., верительные грамоты вручил 20 августа 1939 г.

6. АВП СССР.

7. АВП СССР.

8. Там же.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты