Библиотека
Исследователям Катынского дела

4. СССР и Югославия

Советский Союз приложил много усилий, чтобы предотвратить распространение фашистской агрессии на Югославию. Поддержка Советским Союзом борьбы народов этой страны за свою независимость и суверенитет Югославии осложнялась многими факторами, прежде всего экономической и политической зависимостью Югославии от Германии и Италии, усилившейся после поражения Франции в июне 1940 г., а также действиями Англии и Франции. Фашистские государства всячески стремились к экономическому закабалению Югославии. Еще в 1936 г. Германия заняла первое место во внешней торговле страны; в 1940 г. ее доля в товарообороте Югославии достигла 60%. В октябре 1940 г. было подписано германо-югославское торговое соглашение, которое усилило зависимость Югославии от Германии1. Югославское правительство проводило политику сложного балансирования между двумя империалистическими группировками.

Антикоммунизм, враждебное отношение к Советскому Союзу были неотъемлемыми элементами внешней политики королевской Югославии. Это была одна из немногих стран Европы, которая не имела с СССР дипломатических отношений. До начала 1940 г. представительство белогвардейской эмиграции занимало в Белграде здание бывшего дипломатического представительства царской России.

Вместе с тем усиление угрозы со стороны Германии обусловливало рост заинтересованности правительства Югославии в нормализации отношений с СССР. Правящие круги страны были вынуждены учитывать и внутреннюю обстановку в стране, настроение общественности. Многие югославские патриоты видели в СССР важнейшую опору против агрессии со стороны фашистских государств. За сближение с Советским Союзом выступали трудящиеся массы Югославии, влиятельные политические силы страны. В конце марта 1940 г. югославская сторона через советское полпредство в Турции обратилась к правительству Советского Союза с предложением установить экономические взаимоотношения между обеими странами2. 11 мая 1940 г. в Москве были подписаны советско-югославские документы: Договор о торговле и мореплавании, Протокол к нему о Торговом Представительстве СССР в Югославии и временной Торговой Делегации Югославии в СССР, Соглашение о товарообороте и платежах на 1940—1941 гг.3 Общий товарооборот между СССР и Югославией на 1940—1941 гг. предусматривался в размере 176 млн динаров. Советский Союз предполагал импортировать из Югославии медь, концентраты свинцовой и цинковой руды, экспортируя в Югославию сельскохозяйственные и иные машины, керосин, хлопок и другие товары4.

После успешного завершения экономических переговоров и обмена ратификационными грамотами между СССР и Югославией были установлены дипломатические отношения. Сообщение об этом последовало 25 июня 1940 г.5

Факт установления дипломатических отношений с СССР получил в Югославии большой политический резонанс и рассматривался как акт поддержки борьбы народов Югославии за суверенитет страны в условиях нарастания угрозы германского фашизма. Когда стало известно о назначении Милана Гавриловича6 посланником Югославии в СССР, он получил огромное количество писем и телеграмм со всех концов страны. В подавляющем большинстве телеграмм содержался призыв к укреплению связей Югославии с СССР. 6 июля по случаю приезда в Белград первого советского полпреда (В.А. Плотникова7) в столице прошла манифестация, провозглашались лозунги о союзе с СССР.

Нормализация отношений между Югославией и СССР вызвала отрицательную реакцию Германии и Италии. Так, итальянский посланник в Белграде Ф. Дж. Мамели и временный поверенный Италии в Москве Л. Машиа сообщали в Рим, что установление дипломатических отношений между СССР и Югославией наносит прямой ущерб позициям стран «оси» на Балканах, обесценивая предшествующую антисоветскую политику югославских правящих кругов8. Перед отъездом М. Гавриловича в СССР немецкий посланник в Югославии В. Хеерен сделал ему недвусмысленное предупреждение об отрицательном отношении в Берлине к его миссии в Москве9.

Германия вместе с Италией рассчитывала занять господствующее положение на Балканах, обеспечить за собой стратегические позиции на Черном и Эгейском морях, оказаться хозяином черноморских проливов. «Германия рассчитывала парализовать Советский Союз неожиданностью своих акций на Балканах»10, — сообщало полпредство СССР в Белграде в конце 1940 г.

Важной контрмерой СССР в отношении германских планов подрыва влияния и авторитета СССР на Балканах явилось, в частности, представление НКИД германскому послу в Москве фон Шуленбургу, сделанное еще 10 сентября 1940 г. по вопросу о Дунае. «Демарш Советского правительства и соответствующее сообщение ТАСС о заинтересованности СССР в решении дунайских вопросов явилось сильным поражением пронемецких элементов в Югославии»11, — сообщало советское полпредство в Белграде. Одновременно полпредство информировало, что переброска немецких войск в Румынию осенью 1940 г. сопровождалась резким повышением активности немецкой дипломатии в Болгарии и Югославии. В сентябре германское правительство потребовало от Югославии обеспечить пропуск немецких войск и военных материалов через Югославию в направлении Салоник якобы для обеспечения важных операций Германии в Африке. «В дипломатических кругах Югославии отмечалось, что это требование предусматривает предоставление в распоряжение Германии 10-километрового коридора с правом ввода немецких войск для его охраны. Удовлетворение таких требований означало бы превращение Югославии в немецкий протекторат»12, — отмечало полпредство.

17 октября 1940 г. Советское правительство поручило своему полпреду в Белграде информировать югославское правительство о том, что Советский Союз «сочувствует Югославии и борьбе югославского народа за свою политическую и экономическую независимость»13.

В этих условиях СССР предпринял меры по активизации политической поддержки Югославии. Так, 5 ноября 1940 г. в Москве в беседе с первым заместителем наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинским о последних событиях на Балканах М. Гаврилович отметил, что с каждым днем обстановка все более и более осложняется. Не исключена возможность того, что германские войска войдут в Болгарию. Посланник подчеркивал, что «интересы СССР совпадают с интересами всех балканских держав, в частности с интересами Югославии»14.

Вскоре Советское правительство информировало югославскую сторону, что в ходе берлинских переговоров в ноябре 1940 г. СССР требовал от Германии не распространять зону войны на Балканы. В начале 1941 г. в беседе с заместителем министра иностранных дел Югославии полпред СССР в Белграде В.А. Плотников подчеркивал, что Советский Союз «стоит за мир на Балканах»15.

Советское полпредство в Югославии в своем политическом обзоре за вторую половину 1940 г. в предложениях о действиях советской дипломатии на перспективу отмечало, что Советский Союз «может и должен бороться против перенесения огня войны в эту часть Европы. Но успешность действий Советского Союза предполагает активную борьбу Болгарии и Югославии против как английских, так и германских стремлений перебросить войну на Балканы. Только искреннее сближение этих стран с СССР может дать в руки Советского правительства серьезнейшие средства для сохранения мира* на Балканах»16.

Под сильным нажимом гитлеровской Германии 25 марта 1941 г. Югославия присоединилась к тройственному пакту. Эта акция вызвала в стране взрыв народного возмущения. По всей Югославии прокатилась волна митингов и демонстраций протеста против предательской политики правящих кругов. В движении протеста принимали участие рабочие, военнослужащие, студенты. В города направились многие тысячи крестьян. Стремясь опередить инициативу масс, в ночь на 27 марта был совершен государственный переворот. Вновь сформированное правительство генерала Душана Симовича не отвергло протокола о присоединении Югославии к тройственному пакту, но и не осмеливалось его ратифицировать.

Исходя из того, что переворот носил в целом антигерманский характер — весьма нежелательный фактор в преддверии военной кампании против СССР, — Гитлер принял решение о нападении на Югославию. На специальном совещании верховного командования вермахта 27 марта 1941 г. Гитлер заявил о намерении «сделать все приготовления для того, чтобы уничтожить Югославию в военном отношении и как национальную единицу»17. При этом он подчеркнул: «...если бы правительственный переворот произошел во время мероприятий «Барбаросса», то последствия для нас, по-видимому, были бы значительно серьезнее...»18.

Советская дипломатия незамедлительно поддержала Югославию в ее сопротивлении германской угрозе. Под давлением народных масс новое правительство Югославии направило для переговоров с правительством СССР делегацию во главе с М. Гавриловичем, занявшим пост министра без портфеля. 5 апреля в Москве был подписан договор о дружбе и ненападении между СССР и Югославией. Этот шаг свидетельствовал о решимости СССР дать отпор германскому фашизму на Балканах. В условиях неминуемой угрозы немецко-фашистской агрессии против Югославии договор СССР с Югославией выходил далеко за рамки двусторонних отношений государств, приобретал большое международное звучание.

Договор о дружбе и ненападении между СССР и Югославией содержал пять статей. Статья 1 предусматривала взаимное обязательство воздерживаться от всякого нападения в отношении друг друга и уважать независимость, суверенные права и территориальную целостность СССР и Югославии. В статье 2 договора указывалось, что в случае, если одна из договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая договаривающаяся сторона «обязуется соблюдать политику дружественных отношений к ней»19. Эта формулировка весьма существенно — в пользу Югославии — отличалась от обязательств, содержащихся обычно в договорах о ненападении. Заключение договора явилось серьезной морально-политической поддержкой Югославии в тяжелое для ее народов время.

Однако фашистская Германия, готовясь уже в ближайшее время напасть на СССР, шла напролом. На рассвете 6 апреля гитлеровская Германия вероломно напала на Югославию.

Военное поражение Югославии последовало вскоре — силы были слишком неравными. 15 апреля 1941 г. югославское правительство отдало приказ армии сложить оружие. Но в этот же день в полный голос объявила о себе политическая сила, которая возглавила сопротивление югославского народа фашистским захватчикам. «...Знайте, что эта борьба увенчается успехом, даже если сейчас в этой борьбе более сильный враг одолеет вас... Коммунисты и весь рабочий класс Югославии выстоят до окончательной победы, находясь в первых рядах народной борьбы против захватчиков»20, — говорилось в воззвании ЦК КПЮ к народам Югославии. Движение Сопротивления в Югославии с самого начала приняло форму вооруженной борьбы.

* * *

Советская политика на Балканах создавала определенные условия для сближения позиций СССР и Англии. Разумеется, англичане руководствовались задачами сохранения своих империалистических интересов на Балканах. Тем не менее противодействие СССР фашистской агрессии на Балканах имело серьезное значение для улучшения советско-английских отношений и мобилизации усилий против гитлеровской Германии.

Борьба за укрепление безопасности СССР на юго-западе и на Балканах являлась важным направлением деятельности советской дипломатии в начальный период второй мировой войны. СССР прежде всего последовательно противодействовал экспансионистской политике Германии, давал отпор антисоветизму в политике правящих кругов Румынии, Венгрии, Болгарии и Югославии. Вместе с тем с советской стороны неизменно проявлялось стремление к налаживанию с этими государствами не только нормальных отношений, но и отношений добрососедских, строящихся на обеспечении безопасности, равноправии, решении неурегулированных проблем мирными средствами.

Примечания

1. См.: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 258.

2. См.: Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 502.

3. См. там же, с. 504.

4. См. там же.

5. См. там же, с. 514.

6. М. Гаврилович прибыл в СССР 7 июля 1940 г., верительные грамоты вручил 11 июля 1940 г.

7. В.А. Плотников прибыл в Югославию 26 июня 1940 г., верительные грамоты вручил 12 июля 1940 г.

8. См.: Смирнова Н.Д. Балканская политика фашистской Италии. Очерк дипломатической истории (1936—1941). М., 1969, с. 171—173.

9. Hoptner J.B. Jugoslavia in Crisis. 1934—1941. New York—London, 1962, p. 177—178.

10. АВП СССР.

11. Там же.

12. АВП СССР.

13. Там же.

14. Там же.

15. Там же.

16. АВП СССР.

17. История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 259.

18. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. В 2-х т. М.; 1954, т. 1, с. 361.

19. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 548.

20. Цит. по: История второй мировой войны. 1939—1945, т. 3, с. 266.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты