Библиотека
Исследователям Катынского дела

Воинственные настроения хортистов

Отношения между СССР и Венгрией не получили активного развития в начальный период второй мировой войны. Причиной тому были прежде всего антисоветские и антикоммунистические установки правящих кругов хортистской Венгрии, отсутствие у них заинтересованности в укреплении связей с Советским Союзом.

Хортистов больше всего устраивало бы возникновение антисоветской коалиции обеих группировок империалистических держав, включая США. Так, в своем послании Гитлеру от 3 ноября 1939 г. венгерский регент Миклош Хорти уделял основное внимание идее «крестового похода» против СССР. Он с сожалением вспоминал о том, что в 1918 г. не было осуществлено в полном объеме предложение французского маршала Фоша о создании союза против Советской России и об антисоветском походе объединенных сил Франции, Англии, Италии, Германии и Австро-Венгрии. Хорти заверял Гитлера в готовности оказать Германии поддержку в любой форме1. Характерной была и реакция Хорти на известие из Берлина о начале военных действий Германии против СССР: «22 года я ждал этого дня. Я счастлив»2.

В Советском Союзе не могла, естественно, вызывать одобрения гегемонистская внешнеполитическая программа хортистов, основу которой составляла идея создания «Великой Венгрии» с включением в нее территорий соседних государств, образованных после первой мировой войны на развалинах Австро-Венгерской монархии. Хортисты стремились присоединить к Венгрии Закарпатскую Украину, входившую тогда в состав Чехословакии, югославские районы Бачку и Банат, а также принадлежащую Румынии Трансильванию. Именно эти задачи в решающей мере определяли внешнюю политику буржуазно-помещичьей олигархии Венгрии.

Этому же подчинялась и военная политика хортистов, взваливших на страну огромное бремя милитаризма. С середины 1938 г. по 1941 г. включительно военные расходы хортистской Венгрии составили более 5 млрд, пенге, что превышало ее годовой национальный доход3. Поскольку у венгерских правящих кругов не хватало сил для того, чтобы навязать свою волю другим народам, они усиленно добивались сближения с теми империалистическими государствами, которые могли бы оказать им содействие. Такие установки в сочетании с воинственным антикоммунизмом и вели Венгрию в орбиту Германии и Италии. Вместе с тем венгерские правящие круги не оставляли надежд на империалистических соперников держав «оси».

Переплетение антисоветизма, антикоммунизма и реваншистско-захватнических планов венгерской верхушки особенно четко раскрывалось в одном из меморандумов начальника генерального штаба Венгрии генерала Хенрика Верта. Хотя меморандум был подготовлен уже в преддверии нападения Германии и ее союзников на СССР, его основные политические идеи отражали взгляды наиболее воинственной части хортистского руководства в отношении СССР на протяжении всего начального периода второй мировой войны. «Я твердо убежден, — писал генерал Верт, — что мы не можем бездействовать во время германо-русской войны. Мы должны принять участие в этой войне:

...ибо с точки зрения нашего будущего жизненные, национальные интересы требуют ослабления русского соседа и отдаления его от наших границ;

...ибо к этому обязывает наше мировоззрение, основывающееся на христианско-национальной идее, и наша антибольшевистская позиция как в прошлом, так и в настоящее время;

...ибо политически мы окончательно связали себя с державами оси;

...ибо от этого зависит дальнейшее приращение территории Венгрии»4.

Враждебный настрой хортистского руководства в отношении Советского Союза был таков, что уже в первой половине 1940 г. в советском военно-политическом планировании Венгрия рассматривалась как потенциальный союзник гитлеровской Германии в ее предполагавшейся агрессии против СССР5.

Отдельные попытки правительства графа Пала Телеки проводить политику балансирования между двумя империалистическими группировками сошли на нет, в сущности, уже в первые месяцы начавшейся войны. Это балансирование было весьма относительным, выражаясь, главным образом, в том, что определенная часть венгерских правящих кругов во главе с премьер-министром Телеки менее активно поддерживала гитлеровцев, чем они того желали. При этом в Будапеште рассчитывали побудить Германию больше считаться с Венгрией, и прежде всего с ее территориальными претензиями, особенно к Румынии. Германии пришлось даже потребовать от венгерского руководства заверения о ненападении на Румынию. К концу 1939 г. после окриков из Берлина хортистское правительство безоговорочно подтвердило свою готовность следовать в фарватере Германии. Как отметил немецкий представитель на венгеро-германских экономических переговорах весной 1940 г. К. Клодиус, «авторитетные политические элементы (М. Хорти, министр экономики Варга, начальник генштаба Х. Верт. — П.С.) полностью осознают, что политика Венгрии может осуществляться только в полном сотрудничестве с политикой Германии и Италии и они с полной решимостью готовы постоянно действовать в соответствии с этим и в экономической области»6.

Фактор СССР активно фигурировал во внешней политике Венгрии летом — осенью 1940 г., когда венгерские правящие круги попытались добиться реализации одной из своих центральных задач — присоединения к Венгрии Трансильвании. Стремясь обеспечить содействие Берлина в этом вопросе, хортисты усиленно спекулировали на некой «угрозе со стороны СССР», хотя никаких оснований для этого, естественно, у них не было. Со своей стороны гитлеровское руководство, которое поощряло соперничество и рознь между Румынией и Венгрией, исходило из того, что чрезмерное обострение венгеро-румынских отношений и вооруженный конфликт между ними мог бы привести к дальнейшему вовлечению в балканские события СССР и укреплению его позиций. Такая перспектива резко противоречила расчетам держав «оси». В итоге так называемого «венского арбитража» Германия и Италия 30 августа 1940 г. приняли решение передать Венгрии северную часть Трансильвании. Добиваясь безоговорочного согласия Румынии на результаты «арбитража», немецкая дипломатия запугивала перспективой «интервенции России». То же самое не раз говорилось и венгерской стороне. Главная политическая цель «арбитража» сводилась к тому, чтобы еще теснее привязать Венгрию и Румынию к Германии, получив дополнительные средства давления на обе стороны.

Примечания

1. DGFP. Series D, vol. 8, p. 378.

2. Цит. по: Пушкаш А.И. Указ. соч., с. 197.

3. См.: Пушкаш А.И. Указ. соч., с. 129.

4. Венгрия и вторая мировая война. Секретные дипломатические документы из истории кануна и периода войны. М., 1962, с. 254.

5. См.: Василевский А. Указ. соч., с. 92—93.

6. DGFP. Series D, vol. 9, p. 257.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты