Библиотека
Исследователям Катынского дела

К войне против СССР

Территориального вопроса в советско-румынских отношениях более не существовало. После воссоединения Бессарабии и Северной Буковины с СССР была создана смешанная советско-румынская комиссия, в задачу которой входило описание границы между СССР и Румынией и нанесение ее на карты. Появились условия для установления добрососедских отношений между двумя странами. Посланник Румынии в Москве Григоре Гафенку1, покинувший пост министра иностранных дел в конце мая 1940 г., впоследствии подчеркивал: «При первом же визите, который был нанесен мной г-ну Молотову 15 августа 1940 года, в самой категорической форме меня заверили, что у Советского Союза нет больше никаких претензий к румынам и что он желает развивать с Румынией мирные и добрососедские отношения»2.

Однако буржуазно-помещичья Румыния уже связала свою судьбу с гитлеровской Германией. В сентябре 1940 г. первые германские части стали прибывать в Румынию. Полпредство СССР в Бухаресте подчеркивало: «Прибытие германских войск в Румынию означает окончательное политическое и экономическое подчинение Румынии Германии и дальнейшее проникновение Германии на Балканы. Укрепление немцев на Черном море, постройка авиационных баз непосредственно угрожает интересам Советского Союза»3.

Военно-фашистская клика И. Антонеску, пришедшая к власти в начале сентября 1940 г., руководствовалась в своей внешней политике открытой ненавистью к Советскому государству. В ноябре 1940 г. в Берлине во время визита Антонеску был подписан протокол о присоединении Румынии к тройственному пакту, заключенному между Германией, Италией и Японией.

В беседе с Гитлером, состоявшейся 22 ноября 1940 г., Антонеску не раз подчеркивал намерение Румынии «идти бок о бок с державами оси для завоевания победы»4. Встретившись на следующий день с Кейтелем, Антонеску подробно информировал его о военных мероприятиях Румынии на советско-румынской границе и в целом о подготовке Румынии на случай войны против СССР. Война рисовалась Антонеску легкой прогулкой: для «румынского блицкрига», по его словам, будет достаточно двух механизированных дивизий, которые, мол, «без труда» прорвут фронт и продвинутся в направлении Киева и т. д. Кейтель, не раскрывая подробностей германских планов агрессии против СССР, заверил собеседника в готовности Германии сделать все от нее зависящее, чтобы «румынские друзья чувствовали за собой германскую армию»5. Антисоветское усердие правителей Румынии получало высокую оценку в Берлине. В ходе второй встречи с Антонеску перед его отъездом Гитлер прямо заявил, что «Германия будет поддерживать Румынию во всех отношениях — и в политической и в экономической областях. С этого момента существование румынского государства будет гарантировано всеми германскими вооруженными силами»6.

Как отмечало полпредство СССР в Бухаресте, «если немцы отказались сейчас от идеи образования из Румынии официального протектората, то это продиктовано лишь соображениями экономического и тактического порядка (не создавать отрицательного впечатления в других балканских странах, что могло бы затормозить дальнейшие немецкие планы). Все мероприятия как в области военной, так и экономической нужно рассматривать с точки зрения эвентуальной борьбы с Советским Союзом»7.

Несмотря на антисоветские действия румынской стороны, Советское правительство, проявляя выдержку, стремилось решать возникающие вопросы на мирной основе. Удалось, в частности, обеспечить эвакуацию многих жителей Бессарабии и Северной Буковины из разных областей Румынии на родину. Таким образом до 16 декабря 1940 г. на родные земли возвратилось около 220 тыс. человек. Было заключено соглашение о передаче Румынскому национальному банку лей, выкупленных Госбанком СССР на территории Бессарабии и Северной Буковины8.

Однако стремление Советского правительства к налаживанию нормальных отношений с Румынией все больше наталкивалось на отпор Бухареста, который терял всякую заинтересованность к этому в ожидании нападения Германии на СССР. Торгово-экономические отношения между СССР и Румынией фактически прекращались.

С конца мая 1941 г. Румыния в полной мере развернула предвоенную антисоветскую пропаганду. Война против СССР рассматривалась в Бухаресте как средство значительного территориального расширения Румынии. В телеграмме своим посланникам в Берлине и Риме от 10 мая 1941 г. Антонеску прямо указывал на необходимость создания «общей границы между Румынией и Германией». Нам нужна не только Бессарабия и Буковина, пояснял он9. Во время встречи Гитлера и Антонеску в Мюнхене 11 июня 1941 г. румынская сторона была информирована о решении Германии напасть на Советский Союз. В ответ Антонеску заявил, что готов передать фюреру для войны против СССР все военные, политические и социальные ресурсы Румынии10. Гитлер подтвердил, что фашистская Германия в долгу не останется: за свою помощь Румыния сможет «возвратить» себе Бессарабию и Северную Буковину, а также другие советские территории вплоть до Днепра11.

Через два дня после нападения Германии на СССР состоялась встреча Молотова с румынским посланником Гафенку. В заявлении, которое сделал нарком от имени Советского правительства, указывалось: «После разрешения вопроса о Бессарабии у Советского правительства нет никаких претензий к Румынии, у Советского правительства было только желание иметь с Румынией хорошие отношения. Советское правительство заявило в свое время Германии, что оно считало нарушением добрых отношений между Советским Союзом и Румынией дачу Румынии так называемых гарантий. Советское правительство поняло эти гарантии так, что Румыния была поставлена в зависимость от Германии, была подчинена воле германских национал-социалистов. Вступление германских войск в Румынию Советское правительство рассматривало как оккупацию Румынии германскими войсками. Теперь мы видим, что Румыния пошла дальше по этому пути и участвует в разбойничьем нападении на Советский Союз. Мы сделали все выводы из этого факта, хотя Румыния и не решилась открыто объявить войну Советскому Союзу и заявить, что она хочет от СССР. Румыния участвует в разбойничьей войне против СССР, и наша позиция будет вытекать из этого факта»12.

Война против Советского Союза стала высшим проявлением предательства румынскими правящими кругами интересов народа Румынии.

Примечания

1. Г. Гафенку прибыл в СССР 10 августа 1940 г., верительные грамоты вручил 17 августа 1940 г.

2. Gafencu G. Prelude to the Russian Campaign. London, 1945, p. 51.

3. АВП СССР.

4. DGFP. Series D, vol. 11, p. 665.

5. Ibid., p. 687.

6. Ibid., p. 690.

7. АВП СССР.

8. АВП СССР.

9. См.: Шевяков А.А. Экономическая и военно-политическая агрессия германского империализма в Румынии (1936—1941 гг.). Кишинев, 1963, с. 141.

10. DGFP. Series D. Washington, 1962, vol. 12, p. 997.

11. См.: Нюрнбергский процесс..., т. 2, с. 689.

12. АВП СССР.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты