Библиотека
Исследователям Катынского дела

Последняя попытка СССР предотвратить войну

Новой попыткой СССР предотвратить вторую мировую войну стало его предложение от 17 апреля 1939 г. о создании антигитлеровской коалиции на основе военно-политического пакта о взаимной помощи между СССР, Англией и Францией, построенного на принципе равных прав и обязанностей для всех его участников. Основные статьи проекта пакта гласили:

«1. Англия, Франция, СССР заключают между собою соглашение сроком на 5—10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

3. Англия, Франция и СССР обязуются в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждым из этих государств во исполнение § 1 и 2»1.

Предполагалось также, чтобы Англия, Франция и СССР приняли на себя обязательство не вступать после открытия военных действий в какие бы то ни было переговоры и не заключать мира с агрессорами отдельно друг от друга и без общего согласия всех трех держав. Советские предложения предусматривали заключение одновременно с политическим соглашением и военной конвенции.

Существо советских предложений обобщалось в информации НКИД, направленной 19 июля полпредам СССР в Лондоне и Париже. «Мы настаиваем также на том, что военная часть есть неотъемлемая составная часть военно-политического договора, каким является проект обсуждаемого договора, и категорически отклоняем англо-французское предложение о том, чтобы прежде договориться о «политической» части договора и только после этого перейти к военному соглашению. Это мошенническое англо-французское предложение разрывает единый договор на два договора и противоречит нашему основному предложению об одновременности заключения всего договора, включая и его военную часть, которая является самой важной и самой политической частью договора... Без совершенно конкретного военного соглашения, как составной части всего договора, договор превратился бы в пустую декларацию, на которую мы не пойдем»2.

Если Советским Союзом предпринималась оказавшаяся последней попытка предотвратить вторую мировую войну, то со стороны западных держав в июле — августе 1939 г. была предпринята также последняя попытка отвести войну от западных держав за счет СССР. Документы германских секретных архивов подтверждают, что Чемберлен был готов заключить англо-германский союз, предоставить Германии долгосрочный заем в 3,6 млрд, фунтов стерлингов. По свидетельству германского посла в Лондоне фон Дирксена, суть планировавшегося Чемберленом англо-германского соглашения заключалась в том, что «Англия отказалась бы от гарантий, данных ею некоторым государствам, находящимся в германской сфере интересов. Далее, Великобритания воздействовала бы на Францию в том смысле, чтобы Франция уничтожила свой союз с Советским Союзом и свои обязательства в юго-восточной Европе. Свои переговоры о пакте с Советским Союзом Англия также прекратила бы»3. По словам Дирксена, «сокровенная цель этого договора заключалась в том, чтобы дать возможность англичанам постепенно отделаться от своих обязательств в отношении Польши... Тогда Польша была бы... оставлена в одиночестве лицом к лицу с Германией»4.

Все это и отразила позиция западных держав на переговорах о заключении военной конвенции Англии, Франции и СССР, начатых в соответствии с советским предложением от 23 июля. В частности, директивы, которыми руководствовалась английская (а с ней и французская) военная миссия, свидетельствовали о том, что английское правительство и не думало заключать с СССР обязывающую военную конвенцию о взаимопомощи для отпора немецко-фашистской агрессии. Параграф 8 директивы обязывал делегацию «вести переговоры очень медленно». Параграф 15 гласил, что «британскому правительству представляется нежелательным брать на себя какое-либо определенное обязательство, могущее связать нам руки при любых обстоятельствах». Плана совместных с СССР операций против общего противника у западных держав не было.

Советская сторона представила военный план, предусматривавший совместные действия вооруженных сил СССР, Англии и Франции во всех возможных случаях агрессии. Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников изложил план развертывания Советских Вооруженных Сил на западных границах СССР. В случае агрессии в Европе Красная Армия готова была выставить 120 пехотных и 16 кавалерийских дивизий, 5 тыс. тяжелых орудий, 9—10 тыс. танков, от 5 до 5,5 тыс. боевых самолетов. Укрепленные районы вдоль всей западной границы СССР в течение четырех—шести часов приводились в боевую готовность5.

Любой вариант плана ведения совместных действий против фашистской Германии предполагал, что советские войска должны пройти через румынскую и польскую территории. Иначе было невозможно войти в соприкосновение с войсками Германии. «Нам ничего не дает то, что мы просили... для себя, кроме тяжелых обязанностей — подвести наши войска и драться с общим противником. Неужели нам нужно выпрашивать, чтобы нам дали право драться с нашим общим врагом!»6, — подчеркивалось с советской стороны. После того как выяснилось, что делегации Англии и Франции не имеют никаких полномочий обсуждать главное, переговоры стали бессмысленными.

События последующих двух лет со всей определенностью показали, какое огромное преступление против народов своих стран и перед всем человечеством совершила мюнхенская группировка Лондона и Парижа, отказавшись от предложенного СССР сотрудничества. Антифашистская коалиция стала реальностью лишь во второй половине 1941 г., но за истекшее после 1 сентября 1939 г. время была разгромлена Франция, оккупированы многие европейские страны, а Великобритания оказалась в критическом положении. «Когда сегодня мы перечитываем проект англо-франко-советского договора, то невольно возникает вопрос: какой слепой и мелочной должна была быть наша дипломатия в решении этой проблемы, упустив случай заключить договор, столь важный по своему значению...»7 — с горечью писал впоследствии участник переговоров французский генерал А. Бофр.

Реалистический подход проявляет западногерманский историк Г. Кун, который подчеркивает, что об агрессивных целях Гитлера хорошо знали в Советском Союзе и принимали все меры, чтобы помешать созданию антисоветской коалиции империалистических держав и обезопасить себя8. Столкновение гитлеровской Германии с остальными державами было практически неизбежным, подчеркивает английский специалист по истории фашизма А. Балок. «Если бы западные державы раньше признали гитлеровскую угрозу и продемонстрировали большую решимость противостоять требованиям Гитлера и Муссолини, это столкновение, возможно, не привело бы к войне, во всяком случае, к войне таких масштабов, какие она в конечном итоге приняла»9.

Крупнейший западный авторитет в области исторической науки Б. Лиддел Гарт также исходит из того, что вторую мировую войну можно было предотвратить. Для этого требовалось противопоставить гитлеровской агрессии единый фронт Англии, Франции и Советского Союза. Мир можно было спасти, лишь «обеспечив прямую поддержку Польши со стороны России, и обстановка требовала безотлагательных действий»10. Но правительство Англии сознательно заняло «выжидательную позицию». Лиддел Гарт довольно близко подходит к истинному положению вещей, но уклоняется от главного — признания того, что создание единого антигитлеровского фронта могло предотвратить вторую мировую войну.

За него это фактически сделал английский министр иностранных дел А. Иден в феврале 1945 г. Представляя парламенту решения Крымской конференции руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании, Иден заявил: «Может ли кто-либо усомниться сейчас в том, что если бы единство между Россией, Британией и Соединенными Штатами, установленное в Ялте, имело место в 1939 г., то эта война никогда бы не разразилась»11. «История жестоко наказала «умиротворителей», которые отвергли все предложения Советского правительства о коллективном отпоре фашистским агрессорам, — отмечал Л.И. Брежнев. — Вопреки прогнозам и надеждам, господствовавшим тогда в Лондоне, Париже и Вашингтоне, фашистская Германия начала вторую мировую войну нападением не на СССР, а на капиталистические страны Европы»12.

Примечания

1. СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (Сентябрь 1938 г. — август 1939 г.). Документы и материалы. М., 1971, с. 336—337.

2. СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (Сентябрь 1938 г. — август 1939 г.), с. 496.

3. Документы и материалы кануна второй мировой войны, т. 2, с. 219.

4. Там же, с. 215, 220.

5. См.: История второй мировой войны. 1939—1945. М., 1974, т. 2. Накануне войны, с. 144—146.

6. СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (Сентябрь 1938 г. — август 1939 г.), с. 634—635.

7. Beaufre A. Le drame de 1940. Paris, 1968, p. 119.

8. Funke M. (Hrsg.). Hitler, Deutschland und die Machte. Düsseldorf, 1976, S. 643—644.

9. Robertson E. (ed.). The Origins of the Second World War. New York, 1971, p. 221.

10. Liddel Hart B.H. History of the Second World War. New York, 1971, p. 670.

11. Parlamentary Debates. House of Commons, vol. 408, col. 1516—1517.

12. Брежнев Л.И. Ленинским курсом, т. 1, с. 122.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты