Библиотека
Исследователям Катынского дела

Сложный путь к реализму в политике У. Черчилля

27 декабря 1940 г. состоялась первая встреча советского полпреда с новым министром иностранных дел Англии А. Иденом1. Со стороны Лондона начинался очередной раунд «псевдоконструктивных» подходов к отношениям с СССР.

Иден заявил, что, по его мнению, между Англией и СССР нет непримиримых противоречий и что хорошие отношения между сторонами вполне возможны. Он обещал приложить все усилия к тому, чтобы их наладить. Полпред отметил, что если Иден действительно хочет содействовать улучшению советско-английских отношений, то следовало бы, в частности, очистить атмосферу в прибалтийском вопросе. В беседе с полпредом 3 января 1941 г. Р. Батлер пояснял, что Иден «обдумывает сейчас вопрос о том, каким путем было бы лучше всего приступить к налаживанию англо-советских отношений». Из дальнейших слов Батлера следовало, что английское правительство хотело бы обойти прибалтийский вопрос и продвинуть вопрос относительно соглашения о товарообмене; если бы это оказалось невозможным, то в обмен за ликвидацию прибалтийского вопроса добиться соглашения о товарообмене2.

Со стороны Англии, таким образом, опять имела место попытка совмещать несовместимые задачи. Соответствующей была и реакция СССР. 1 февраля 1941 г. В.М. Молотов принял Ст. Криппса. Нарком подчеркнул, что ожидания Советского правительства на улучшение отношений с Англией не оправдались. Наоборот, в то время как со стороны СССР не было сделано никаких недружественных шагов по отношению к Англии, Лондон предпринял в 1940 г. ряд новых недружественных актов по отношению к СССР, что свидетельствовало о нежелании английского правительства улучшить отношения между обеими странами. Нарком привел пример с Прибалтийскими республиками (золотом, судами и др.)3. Это был официальный ответ Советского правительства на предложения английского правительства.

24 февраля 1941 г. Ст. Криппс заявил первому заместителю наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинскому, что он получил указание встретиться 28 февраля в Стамбуле с Иденом. В связи с этим он по своей личной инициативе желал бы узнать мнение И.В. Сталина о желательности и возможности встречи Идена со Сталиным для обсуждения вопроса англо-советских отношений4. 25 февраля 1941 г. заместитель наркома сообщил Криппсу, что Советское правительство считает, что «сейчас еще не настало время для решения больших вопросов путем встречи с руководителями СССР, тем более что такая встреча политически не подготовлена»5.

18 апреля 1941 г. Советское правительство получило примечательный меморандум Ст. Криппса. Посол писал, что в случае затягивания войны на продолжительный срок определенным кругам в Англии может «улыбнуться» мысль об окончании войны с Германией на германских условиях, открывавших гитлеровцам неограниченный простор для экспансии в восточном направлении. Такого рода идея, по словам Криппса, могла бы найти последователей и в США6. Криппс тем самым прозрачно намекал на возможность нового антисоветского сговора мирового империализма против СССР.

Основания для такой постановки вопроса, естественно, были. Почва для сделки с германским фашизмом за счет СССР была подготовлена в английских правящих кругах многолетним попустительством гитлеризму и логикой всей мюнхенской концепции. Например, 7 марта 1940 г. лорд Р. Бэкстон от имени большого числа членов палаты лордов направил Чемберлену меморандум, в котором ратовал за мирные переговоры с фашистской Германией, ссылаясь при этом на то, что «Гитлер находится в трудном положении, особенно в отношении России и ввиду противоречивых мнений в Германии по вопросу о России»7. Английский историк И. Колвин отмечал, что «во многих из этих предложений имелся косвенный намек на то, что (Германии) должна быть предоставлена свобода рук против России на востоке в качестве награды за заключение мира»8.

Меморандум Криппса был не только предупреждением о возможности нового антисоветского заговора империализма. Посол явно пытался оказать на Советское правительство нажим, вынудить СССР отказаться от политики невовлечения в войну. «В связи с этим следует помнить, — заключил посол, — что правительство Великобритании не заинтересовано столь непосредственно в сохранении неприкосновенности Советского Союза, как, например, в сохранении неприкосновенности Франции и некоторых других западноевропейских стран». Криппс спрашивал, «намерено ли Советское правительство улучшить свои отношения с Англией, или оно желает оставить их в таком состоянии, в каком они находятся сейчас».

С советской стороны Криппсу было заявлено, что «сама постановка подобных вопросов является странной и неправильной, так как не Советское правительство, а английское правительство довело наши отношения до того состояния, в котором они сейчас находятся»9.

В конце марта 1941 г. на основании донесений разведки английское правительство сделало вывод о том, что гитлеровская Германия готовится совершить нападение на СССР. В письме, направленном 3 апреля Черчиллем английскому послу для вручения Сталину, говорилось: «Я располагаю достоверными сведениями от надежного агента, что, когда немцы сочли Югославию пойманной в свою сеть, т. е. после 20 марта, они начали перебрасывать из Румынии в Южную Польшу три из своих пяти танковых дивизий. Как только они узнали о сербской революции, это передвижение было отменено. Ваше превосходительство легко поймет значение этого факта»10.

Однако рассматривать данное сообщение в Москве приходилось в контексте важнейшей задачи британской дипломатии — ускорить столкновение СССР с Германией, используя при этом различные методы, в том числе сугубо провокационные. Например, при содействии ФБР английский разведывательный центр в Нью-Йорке подбросил германскому посольству в США материал следующего содержания: «Из в высшей степени надежного источника стало известно, что СССР намерен совершить дальнейшую агрессию в тот момент, когда Германия предпримет какие-либо крупные военные операции». По определению самих английских разведчиков, это был «дезинформационный материал стратегического значения»11. Таким образом, сама политика Англии обесценивала даже ту информацию Лондона, которая опиралась на реальные факты.

В работе американца Б. Уэйли «Кодовое название — Барбаросса» подчеркивается, что у Советского правительства не было иллюзий относительно планов Германии и его цель состояла в том, чтобы уберечь страну от войны до 1942 г., когда «Красная Армия станет непобедимой»12. Автор также указывает на крайнюю противоречивость сведений о подготовке Германии к нападению на СССР, которые поступали из капиталистических государств. Как пишет Уэйли, волна дезинформации была настолько велика, что даже правительство наиболее мощного союзника Германии — Японии фактически не знало о готовящемся нападении, рассматривая германские приготовления на Востоке «всего лишь как маневр, имеющий целью замаскировать подготовку вторжения в Англию»13.

По мере нарастания угрозы фашизма логика событий вынуждала кабинет У. Черчилля к реалистическим оценкам положения. Комментируя одну из телеграмм Ст. Криппса из Москвы 22 апреля 1941 г., Черчилль признавал: «Советское правительство прекрасно знает о грозящей ему опасности, а также о том, что мы нуждаемся в его помощи»14. Криппс информировал Лондон в конце марта 1941 г., что Советское правительство своим поведением как бы демонстрировало «желание подготовить почву для возможного сближения с нами»15. 13 июня от имени Черчилля А. Иден заявил советскому полпреду, что если в ближайшем будущем возникнет война между СССР и Германией, то английское правительство готово оказать полное содействие СССР своей авиацией на Ближнем Востоке, отправить в СССР военную миссию, представляющую три рода вооруженных сил, для передачи опыта и развивать с СССР экономическое сотрудничество, используя для этого путь через Персидский залив или Владивосток16.

Сложным путем подходили английские правящие круги к решению, которое У. Черчилль изложил в своем выступлении по радио вечером 22 июня 1941 г. У. Черчилль заявил, что Англия будет на стороне СССР в советско-германской войне, ибо, помогая Советскому Союзу, Англия будет спасать себя17.

Примечания

1. А. Иден заменил Э. Галифакса на посту министра иностранных дел 10 декабря 1940 г.

2. АВП СССР.

3. Там же.

4. АВП СССР.

5. Там же.

6. Там же.

7. PRO. Premier 1/443.

8. The Daily Telegraph, January 1, 1971.

9. АВП СССР.

10. Churchill W. The Second World War. London, 1950, vol. 3, p. 320.

11. Montgomery Hyde H. Room 3603. The Story of the British Intelligence Center in New York during the World War II. New York, 1963, p. 58.

12. Whaley B. Codeword Barbarossa. Cambridge (Mass.), 1973, p. 226.

13. Ibid., p. 237.

14. Woodward L. British Foreign Policy in the Second World War. London, 1962, p. 149.

15. Medlicott W.N. The Economic Blockade. London, 1952, vol. 1, p. 656.

16. АВП СССР.

17. The Times, June 23, 1941.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты