Библиотека
Исследователям Катынского дела

Радикальное изменение обстановки в Прибалтике

Как показали последующие события, правительства Прибалтийских государств не собирались отвечать взаимностью Советскому Союзу, который строго и в полной мере выполнял свои обязательства по заключенным договорам. В руководстве этих государств нарастали и без того сильные антисоветские настроения, верх брали давнишняя неприязнь прибалтийской буржуазии к социализму и ее опасения дальнейшей революционизации масс. В том же антисоветском направлении еще активнее, чем раньше, подталкивали прибалтийские столицы государства обеих империалистических группировок, особенно Германия. Вместо искреннего сотрудничества с советской стороной правительства Латвии, Литвы и Эстонии пошли по иному пути.

После начала советско-финляндского вооруженного конфликта политика правящих кругов Прибалтийских стран все больше характеризовалась недружелюбием в отношении СССР. В нарушение договора с СССР правительство Латвии тайно оказывало Финляндии военную помощь. При попустительстве властей во всех трех Прибалтийских государствах, особенно в Эстонии, развернулась вербовка «добровольцев» для посылки в Финляндию. По некоторым данным, в военных действиях на стороне Финляндии участвовало до 2—3 тыс. эстонцев1. В руководстве Прибалтийских государств усилилась ориентация на фашистскую Германию. В январе 1940 г. в Риге, Лиепае, Елгаве и Вентспилсе были произведены аресты многих друзей Советского Союза, активных борцов против фашизма. Усилились преследования сторонников развития дружественных отношений с СССР в Эстонии и Литве. Советское правительство обращало внимание этих стран на факты нарушений ими договоров с СССР, предупреждало о последствиях подобных нарушений. Тем не менее эти предупреждения не возымели должного воздействия.

Затягивались переговоры о сроках ввода ограниченных контингентов советских войск на территории Прибалтийских стран, осуществлялся саботаж в деле их размещения, предпринимались административные меры, направленные на всяческое пресечение контактов гражданского населения с советскими воинами. Вокруг гарнизонов советских войск в целях их изоляции были расположены воинские части. Устанавливалась тщательная слежка за советскими военнослужащими. Не разрешалось, например, даже следовать в вагонах поездов, где находились красноармейцы. 19 октября 1939 г. полпред СССР в Литве информировал о том, что литовские власти «за малейшую критику правительства и проявление чувств благодарности к СССР» людей избивают и арестовывают2.

Беспокойство Советского правительства в отношении положения на прибалтийских рубежах СССР усиливало то обстоятельство, что линия на саботаж договоров с СССР сопровождалась значительным ростом военных приготовлений этих государств, а также вооружением националистических организаций фашистского толка. Военное руководство Прибалтийских государств приступило к подготовке планов нападения на советские гарнизоны на случай возникновения военной ситуации.

В целях консолидации антисоветских сил в Прибалтике и расширения военного сотрудничества между Эстонией, Латвией и Литвой участились встречи политического и военного руководства этих стран. 7—8 декабря 1939 г. в обстановке секретности в Таллине состоялась X конференция министров иностранных дел Пийпа, Мунтерса и Урбшиса. Одновременно совещались командующие вооруженных сил Прибалтийских государств. 14—16 марта 1940 г. в Риге состоялась XI конференция министров иностранных дел трех стран. В ходе этих встреч оформлялся военный союз Латвии, Эстонии и Литвы, имевший антисоветскую направленность. Командующий литовской армией подтверждал впоследствии, что в 1940 г. генеральные штабы армий Прибалтийских стран имели разработанные общие оперативные планы на случай совместных военных действий. Подобная деятельность прямо противоречила договорам о взаимопомощи между СССР и Прибалтийскими странами, где специально оговаривалось, что государства-участники не будут заключать каких-либо союзов и не будут участвовать в коалициях, направленных против другой договаривающейся стороны.

Реакционные круги Прибалтийских государств все более активно вели скрытый зондаж в Берлине, добиваясь от Германии заверений в поддержке. Дальше других в этом отношении шел президент А. Сметона в Литве. В феврале 1940 г. он направил с секретной миссией в Берлин директора департамента государственной безопасности А. Повилайтиса с поручением просить фашистов установить над Литвой протекторат, взять ее под свою политическую опеку. Гитлеровское правительство упрашивать не пришлось — оно пообещало сделать это ориентировочно к осени 1940 г.3

Расчеты на поддержку фашистской Германии были той почвой, которая питала провокационные антисоветские действия правящих кругов Прибалтийских государств. На основе секретных соглашений с Германией в первом полугодии 1940 г. до 70% экспорта трех Прибалтийских государств было направлено в «третий рейх»4. Немецкий фашизм усиленно насаждал в Прибалтике свою агентуру. 26 июня 1940 г. посланник США в Риге Уайли писал в Вашингтон, что премьер-министр Латвии заявил ему: «В Латвии, как и везде, существует пятая колонна прогермански настроенных лиц»5.

Если правящая верхушка Прибалтийских государств все более активно стремилась к сближению с Германией, усиливая антисоветскую направленность своей внешней политики и реакционные тенденции во внутриполитическом плане, то внутри этих государств не менее быстрыми темпами развивались противоположные процессы — революционизация трудящихся, исключительно быстрое вовлечение их в активную политическую жизнь на стороне демократических сил и коммунистических партий. Нарастало мощное массовое движение за укрепление дружбы с Советским Союзом.

Угроза германского фашизма, активность внутренней реакции вели к дальнейшему обострению внутренней обстановки в Прибалтийских государствах. Репрессии фашистских режимов Сметоны, Ульманиса, Пятса против трудящихся не могли приостановить нараставшего недовольства народов этих стран действиями правящих кругов.

В этих условиях ЦК Компартии Латвии в своем решении от 3 марта 1940 г., Апрельская конференция Компартии Эстонии, ЦК Компартии Литвы в ряде воззваний в апреле—мае 1940 г. призвали трудящихся Прибалтики усилить борьбу за революционное свержение фашистских правительств, проводивших все более провокационную политику в отношении СССР. Под напором демократических сил к весне 1940 г. во всех трех Прибалтийских государствах сформировались единые антифашистские фронты, которые требовали ликвидации фашистских правящих режимов. Была выдвинута задача очистить государственный аппарат от фашистских элементов и создать правительства народного фронта. Между политикой верхов и требованиями народных масс в Прибалтийских государствах назрело непреодолимое противоречие. Министр внутренних дел Эстонии А. Юримаа признавал, что если бы народу была предоставлена свобода выражения своих мыслей; то за какие-нибудь два месяца произошла большевизация всей страны6. В Литве, Латвии и Эстонии начинался революционный кризис.

Размах народных выступлений был таков, что правительства Прибалтийских государств уже не решались открыто прибегнуть к военной силе для подавления революционного движения. Поэтому они поддержали план фашистских политических группировок о проведении так называемой «Балтийской недели», рассчитывая использовать эти мероприятия для демонстрации единства антисоветских сил в Прибалтике и разгона демократических организаций. Осуществление плана намечалось на 15 июня 1940 г. Однако реализовать его фашистским силам помешали трудящиеся Прибалтийских республик и Советский Союз.

«Вопрос о взаимоотношениях Советского Союза с прибалтийскими странами, — говорил В.М. Молотов на седьмой сессии Верховного Совета СССР (1 августа — 7 августа 1940 г.), — встал в последнее время по-новому, поскольку заключенные с Литвой, Латвией и Эстонией пакты о взаимопомощи не дали должных результатов... Правящие буржуазные группы Литвы, Латвии и Эстонии оказались неспособными к честному проведению в жизнь заключенных с Советским Союзом пактов взаимопомощи... Количество фактов, говорящих о том, что правительства этих стран грубо нарушают заключенные с СССР пакты взаимопомощи, все увеличивалось. Дальше терпеть такое положение, особенно в условиях современной международной обстановки, становилось совершенно невозможным»7. В Советском Союзе, естественно, не могли рассматривать политику правящих кругов Прибалтийских государств в отрыве от происходившего в Европе в целом. Германия, которая фактически завершала решение своих основных военно-политических задач на Западе, могла использовать Прибалтику в качестве плацдарма для агрессии против СССР. Таким образом, обстановка требовала от СССР немедленных чрезвычайных действий.

14 июня 1940 г. Советское правительство потребовало от Литвы принять меры в отношении министра внутренних дел К. Скучаса и начальника департамента государственной безопасности А. Повилайтиса как лиц, возглавлявших кампанию провокационных действий против советского гарнизона в Литве. Предлагалось также обеспечить пропуск дополнительных советских войск в Литву, с тем чтобы довести их количество до уровня, позволяющего выполнять обязательства договора. 15 июня 1940 г. литовское правительство согласилось с этим. 16 июня заявления аналогичного характера были сделаны правительствам Эстонии и Латвии, которые также согласились с советскими предложениями.

Позиция СССР получила широкое одобрение и поддержку трудящихся масс Прибалтийских государств. Дополнительный контингент советских войск прибыл в Литву 15 июня, в Латвию и Эстонию — 17 июня.

15—21 июня по всей Прибалтике прошли манифестации с требованием покончить с антинародной политикой правительств. Огромный нажим народных масс вынудил к отступлению правящие круги Прибалтийских государств. 15 июня Сметона тайно бежал в Германию, фашистский режим пал, 17 июня к власти в Литве пришло народное правительство во главе с видным общественным деятелем, писателем Юстасом Палецкисом. В условиях революционного нажима трудящихся 20 июня было сформировано народное правительство Латвии во главе с профессором Аугустом Кирхенштейном. 21 июня социалистическая революция лишила опоры режим Пятса в Эстонии, и в тот же день к власти пришло народное правительство во главе с известным эстонским поэтом, врачом Иоханнесом Варесом (Барбарус).

14 и 15 июля 1940 г. были проведены свободные выборы в народные сеймы Латвии и Литвы и в Государственную думу Эстонии, которые принесли полную победу трудящимся во главе с коммунистами. За представителей Союза трудового народа Литвы голосовали 99,19% избирателей, за представителей Блока трудового народа Латвии — 97,8%, за представителей Союза трудового народа Эстонии — 92,8% избирателей8.

На сессиях высших законодательных органов 21—22 июля были приняты решения о восстановлении в Прибалтийских республиках Советской власти и об их вхождении в состав СССР. В начале августа 1940 г. седьмая сессия Верховного Совета СССР удовлетворила просьбу Литвы, Латвии и Эстонии о принятии их в СССР в качестве равноправных союзных республик. «...Достаточно было спросить трудящихся Литвы, Латвии и Эстонии, — подчеркнул депутат А.С. Щербаков на VII сессии Верховного Совета СССР, — какую власть они хотят, дать им возможность свободно выявить свою волю, как дело пошло совершенно иначе, чем этого хотели буржуазные политиканы. Народные массы Литвы, Латвии и Эстонии единодушно заявили: «Новая жизнь — это советская жизнь, новая народная власть — это только советская власть»9.

Победа революционных сил в Литве, Латвии, Эстонии, восстановление в этих государствах Советской власти и их вхождение в качестве полноправных республик в состав СССР коренным образом изменили ситуацию в этом районе Европы. Вместо плацдарма для агрессин против СССР развитие событий в Прибалтике принесло империалистам совершенно противоположный итог.

В широком международном плане мероприятия СССР по обеспечению безопасности на западном направлении и на северо-западе в рассматриваемый период означали, что сделано максимум возможного для противодействия фашистской агрессии и антисоветской деятельности англо-французской коалиции, для упрочения общего международного положения Советского государства.

Примечания

1. См.: Сиполс В.Я. Тайная дипломатия, с. 325—326.

2. АВП СССР.

3. См.: Социалистические революции 1940 г. в Литве, Латвии и Эстонии. Восстановление Советской власти, с. 228.

4. См.: Дризул А.А. Латвия под игом фашизма. Рига, 1960, с. 278.

5. FRUS. 1940, vol. 1, p. 380.

6. См.: Очерки истории Коммунистической партии Эстонии. Таллин, 1963, ч. 2 (1920—1940 годы), с. 382.

7. Седьмая сессия Верховного Совета СССР. 1 августа — 7 августа 1940 г., с. 26.

8. См.: Социалистические революции 1940 г. в Литве, Латвии и Эстонии. Восстановление Советской власти, с. 342.

9. Седьмая сессия Верховного Совета СССР. 1 августа 7 августа 1940 г., с. 35.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты