Библиотека
Исследователям Катынского дела

Конфликт ликвидирован

12 марта 1940 г. в Москве был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. По договору устанавливалась новая линия советско-финляндской государственной границы. СССР отошли исконные русские земли — Карельский перешеек с городом Выборгом, северное и западное побережье Ладожского озера, район западнее Мурманской железной дороги и часть полуостровов Рыбачьего и Среднего на побережье Баренцева моря. На арендных началах Советскому Союзу передавался на 30 лет полуостров Ханко для создания там военно-морской базы.

Одним из важнейших постановлений мирного договора была статья III, в которой говорилось: «Обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от всякого нападения одна на другую и не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон»1. Если первая часть статьи не была новым принципом советско-финляндских отношений и ранее фиксировалась в договоре о ненападении 1932 г. (это положение было включено в договор 1940 г. по просьбе финской стороны), то вторая часть о неучастии во враждебных СССР союзах и коалициях была принципиально новым обязательством, которое взяло на себя правительство Финляндии. С советской стороны этому придавалось особое значение как политической гарантии будущего курса внешней политики Финляндии.

Для демаркации новой государственной границы между СССР и Финляндией была создана смешанная комиссия, которой поручалось окончательно уточнить, провести и оформить границу на местности. С советской стороны комиссию возглавил А.М. Василевский, работавший тогда в качестве заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии по оперативным вопросам. «В течение двух месяцев комиссии пришлось основательно потрудиться, — вспоминал А.М. Василевский. — Тщательно изучались участки проведения погранлинии — как с точки зрения природной характеристики местности, так и с учетом экономической целесообразности для той и другой стороны. При этом некоторые вопросы решались на месте, в условиях довольно острых разногласий.

В конечном счете работа была признана удовлетворительной. Ее результаты вполне обеспечивали государственные интересы СССР и в то же время позволяли нам сохранять добрососедские отношения с Финляндией»2.

11 октября 1940 г. между СССР и Финляндией было заключено соглашение об Аландских островах. Финляндия обязывалась провести демилитаризацию Аландских островов, т. е. не укреплять их и не предоставлять их в качестве базы для вооруженных сил другим государствам. Советскому Союзу предоставлялось право иметь на Аландских островах свое консульство, в компетенцию которого кроме обычных консульских функций входила проверка проведения в жизнь обязательств Финляндии по демилитаризации Аландских островов3.

Завершив урегулирование вооруженного конфликта с Финляндией, СССР обеспечил безопасность северо-западных границ Советского Союза, прежде всего безопасность Ленинграда, в той мере, в которой это было возможно в тех исторических условиях. Открывались благоприятные перспективы для развития советско-финляндских отношений в духе добрососедства и доверия.

Исход событий отрезвил агрессоров и их пособников из обеих империалистических группировок. Гитлер 8 марта 1940 г. писал Муссолини, что в планах Германии и Италии на будущее нельзя не учитывать победу Советского Союза. «Принимая во внимание возможности снабжения, — заявил он, — никакая сила в мире не смогла бы — или если бы смогла, то только после долгих приготовлений — достичь таких результатов при морозе в 30—40 градусов и на такой местности, каких достигли русские уже в самом начале войны»4. Как, в частности, отмечал Йодль в своем дневнике 12 марта 1940 г., «финско-русский договор лишает не только Англию, но и нас (Германию. — П.С.) всякого политического оправдания оккупации Норвегии»5.

Еще 5 февраля 1940 г. англо-французский Верховный союзный совет пришел к выводу, что «капитуляция Финляндии... явилась бы крупным поражением западных союзных держав и отразилась бы самым пагубным образом на их престиже во всем мире»6. Действительно, мирный договор от 12 марта наносил удар не только по устремлениям финских милитаристов. 14 марта 1940 г. полпред СССР во Франции сообщал в НКИД, что исход советско-финляндского конфликта был воспринят во Франции «как величайшее поражение, как результат шатания, слабости, нерешительности союзников»7. 13 марта 1940 г. полпред СССР в Англии писал: «Я был сегодня на заседании парламента, где Чемберлен делал сообщение по поводу заключения мира между СССР и Финляндией, и лишний раз мог убедиться, как велика была опасность интервенции Англии и Франции на стороне Финляндии... Больше, чем когда-либо, становилось ясно, как вовремя заключен мир»8. На шестой сессии Верховного Совета СССР В.М. Молотов подчеркнул: «...выступая 19 марта в палате общин, [Чемберлен] не только выразил злое сожаление в связи с тем, что не удалось помешать окончанию войны в Финляндии, перед всем миром вывернув тем самым наизнанку свою «миролюбивую» империалистическую душу, но и дал что-то вроде отчета в том, как и чем именно английские империалисты стремились помочь разжиганию войны в Финляндии против Советского Союза»9.

Примечания

1. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 495.

2. Василевский А. Указ. соч., с. 90.

3. См.: Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 528—529.

4. DGFP. Senes D, vol. 8, p. 877.

5. Midgaard G. 9 april 1940. Oslo, 1960, S. 68.

6. Батлер Дж. Указ. соч., с 115.

7. АВП СССР.

8. Там же.

9. Шестая сессия Верховного Совета СССР. 29 марта — 4 апреля 1940 г., с. 31—32.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты