Библиотека
Исследователям Катынского дела

Финляндию толкают на столкновение с СССР

Почему со стороны Хельсинки был проявлен столь негативный подход к советским предложениям? Ведь эти предложения оценивались как вполне реалистические рядом деятелей Финляндии уже в ходе осенних переговоров с СССР и тем более в исторической ретроспективе? «Можно с уверенностью сказать, — отмечалось в докладе Советского правительства на шестой сессии Верховного Совета СССР, — что если бы в отношении Финляндии не было внешних влияний, если бы в отношении Финляндии было меньше подстрекательств к враждебной Советскому Союзу политике со стороны некоторых третьих государств, то Советский Союз и Финляндия уже осенью прошлого года мирно договорились бы между собою... Но несмотря на то, что свои пожелания Советское правительство свело к минимуму, дело не удалось кончить дипломатическим путем»1.

Маннергейм в своих воспоминаниях признавал: антисоветская линия западных держав создавала в руководящих кругах Финляндии уверенность в том, что «в случае конфликта с СССР мы не будем изолированы»2. «От войны финны только выиграют», — внушал один из ответственных сотрудников министерства иностранных дел Германии лидеру фашистского движения в Финляндии пастору К. Каресу. В случае неудачи, заверял немецкий дипломат, Финляндия «с помощью Германии впоследствии возместит возможные территориальные потери»3. Государственный секретарь США Хэлл «благодарил Финляндию за ее твердую позицию во время переговоров в Москве»4. Г. Икес записал в своем секретном дневнике, что финляндское правительство «используется аристократическими и финансовыми кругами Англии и Франции для того, чтобы причинить как можно больше вреда России, даже если оно в конце концов потерпит крушение перед лицом превосходящей мощи России»5.

Получалось так, что империалистические державы из обеих группировок фактически соперничали между собой в оказании антисоветского нажима на руководство Финляндии. Так, 9 октября 1939 г. миссия США в Финляндии телеграфировала государственному секретарю США Хэллу, что «инструкции, данные финской делегации... являются именно такими жесткими, как этого ожидали американский и английский посланники в Финляндии»6. А германская миссия в Хельсинки еще раньше требовала от руководства МИД Финляндии не допускать соглашения с Советским Союзом7. 12 октября 1939 г. в беседе с главой советской военно-морской делегации в Эстонии флагманом флота II ранга И.С. Исаковым эстонский премьер-министр Ээнпалу говорил о влиянии Англии на руководителей Финляндии.

Президент США нашел уместным вмешиваться в вопросы советско-финляндских отношений. В своем послании 12 октября на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР Ф. Рузвельт, по существу, брал под защиту претензии финских милитаристов. В ответ президенту США было направлено послание Председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина, в котором «защитникам» суверенитета Финляндии напоминалось, что «государственная независимость Финляндской республики была признана свободным волеизъявлением Советского Правительства». Что касается советско-финляндских переговоров, то «вопреки тенденциозным версиям, распространяемым кругами, очевидно, не заинтересованными в европейском мире, единственной целью указанных переговоров является упрочение взаимоотношений между Советским Союзом и Финляндией и укрепление дружественного сотрудничества обеих стран в деле обеспечения безопасности Советского Союза и Финляндии»8.

30 ноября 1939 г. временный поверенный в делах США в СССР вручил первому заместителю наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкину заявление правительства США с предложением «мирного посредничества» между СССР и Финляндией. В.П. Потемкин ответил американскому дипломату, что Советское правительство вело до сих пор свои переговоры без посредников. Если бы переговоры между СССР и Финляндией возобновились, они также, по его мнению, происходили бы без посредников9.

На ведущее место в поощрении антисоветизма правящих кругов Финляндии выходила английская дипломатия. Критикуя британское правительство за его политику в отношении СССР, известный лейборист Ст. Криппс — будущий посол Англии в СССР— 12 ноября 1939 г. заявил советскому полпреду, что определенные элементы в английском правительстве «путают провинциальные финские головы и мешают им добрососедски урегулировать свои отношения с СССР»10. Оказывая давление на Советский Союз, правительство Англии угрожало на «долгое время» ухудшить отношения с СССР. Как сообщало советское полпредство в Лондоне 13 ноября 1939 г., именно так ставил вопрос У. Черчилль в беседах с советскими представителями11.

По воле реакционных правящих кругов Финляндия стала на опасный путь. «Мы ее завлекли в войну»12;— лаконично выразился американский политический деятель Д. Селлер, выступая 4 февраля 1940 г. на заседании конгресса США. В одиночку Финляндия не отважилась бы на вооруженный конфликт с Советским Союзом. Все ее военные планы исходили из того, отмечал финский министр обороны Ю. Ниукканен, что «Финляндия никогда не пойдет одна против какой-то крупной державы»13.

Еще в начале советско-финляндских переговоров в Финляндии были форсированы военные приготовления. Финской армии был отдан приказ о приведении ее в боевую готовность. Войска быстро перебрасывались в приграничные районы. Одновременно началась эвакуация населения из Хельсинки и ряда других городов, а также из района Карельского перешейка. Производились массовые аресты тех, кто с симпатией относился к Советскому Союзу.

Нараставшая в Финляндии милитаристская антисоветская пропаганда достигла апогея к моменту срыва переговоров. Печать страны всячески внушала, что Финляндия сможет успешно воевать с СССР. Офицер финского генштаба В. Халсти в вышедшей тогда книге «Оборона Финляндии» доказывал, что у Финляндии только один враг — СССР14. Член внешнеполитической комиссии финляндского парламента К. Фрич, в конце октября 1939 г. совершивший ознакомительную поездку по районам расположения финских войск на Карельском перешейке вблизи границы с СССР, вернулся с выводом: «Финляндия готова к войне»15.

12 ноября 1939 г. в целях разъяснения советской позиции ТАСС опубликовал опровержение утверждений иностранной печати о том, что якобы Советское правительство отклонило «последние уступки, которые были сделаны Финляндией». Никаких уступок финны не делали, подчеркивалось в опровержении. «По данным ТАСС, финны не только не идут навстречу минимальным предложениям Советского Союза, а, наоборот, усиливают свою непримиримость. До последнего времени на Карельском перешейке финны имели две-три дивизии на фронте против Ленинграда, а теперь они увеличили число дивизий, висящих над Ленинградом, до семи, демонстрируя этим свою неуступчивость»16.

В обстановке военного угара 13—14 ноября в Финляндии была объявлена мобилизация резервистов, введена всеобщая трудовая повинность. На границе с СССР сосредоточивалась группа войск, составлявшая в общей сложности около 15 пехотных дивизий. Обученные резервы финской армии составляли 300—400 тыс. человек17.

26 ноября 1939 г. возле селения Майнила с финской стороны был открыт огонь по советским пограничникам. Сохраняя выдержку, Советское правительство в тот же день заявило, что «не намерено раздувать этот возмутительный акт нападения со стороны частей финляндской армии...»18. Вместе с тем Советское правительство, говорилось в заявлении, «хотело бы, чтобы такие возмутительные факты впредь не имели места»19. Со стороны СССР последовало предложение финскому правительству незамедлительно отвести свои войска на 20—25 км от границы на Карельском перешейке для предотвращения возможности повторения провокаций. В ответ Финляндия выдвинула претензию об отводе на такое же расстояние советских войск, т. е. требовала отвести их фактически в пригороды Ленинграда. Провокации со стороны Финляндии продолжались. Все говорило о том, что политические средства устранения напряженности в советско-финских отношениях по вине реакционного финского руководства были исчерпаны.

28 ноября 1939 г. правительство СССР было вынуждено заявить финляндскому правительству о денонсации договора 1932 г. о ненападении, а также отозвать своих дипломатических и торговых представителей. Советский Союз заявил, что «считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении, заключенного между СССР и Финляндией и систематически нарушаемого правительством Финляндии»20. 29 ноября 1939 г. вооруженным силам страны было дано распоряжение «немедленно пресекать возможные новые вылазки со стороны финляндской военщины»21. Первый заместитель наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкин довел это до сведения финляндского посланника в Москве. Но вооруженные провокации не прекращались. 30 ноября 1939 г. между Финляндией и СССР начались военные действия.

Согласно преобладающим взглядам финских и западных историков, пишет президент У.К. Кекконен, Финляндия «без собственной на то вины» была вовлечена в водоворот войны. «Однако остается фактом, что Финляндия не была пассивным орудием в игре между великими державами...» Правящие круги Финляндии тщательно оберегали себя как «форпост Запада» и избегали двустороннего урегулирования с Советским Союзом. «Для того чтобы утвердить свое положение, Финляндия должна была сама решить вопрос о своей судьбе и собственным путем урегулировать на прочной основе свои отношения с Советским Союзом. А это было возможно только посредством двустороннего урегулирования, учитывающего жизненные интересы обеих сторон»22, — подчеркивал У.К. Кекконен.

Примечания

1. Шестая сессия Верховного Совета СССР. 29 марта — 4 апреля 1940 г., с. 29.

2. Les mémoires du maréchal Mannerheim. Paris, 1952, p. 275.

3. Lessner E. Blitzkrieg und Bluff. New York, 1943, p. 148.

4. Wuorinen J. (ed.). Finland and World War II. 1939—1944. New York, 1948, p. 62.

5. The Secret Diary of Harold L. Ickes. New York, 1954, vol. 3. The Lowering Clouds. 1939—1941, p. 134.

6. Langer W. and Gleason S. The Challenge to Isolation. 1937—1940. New York, 1952, p. 322.

7. DGFP. Series D, vol. 5, p. 628—629.

8. Внеочередная пятая сессия Верховного Совета СССР. 31 октября — 2 ноября 1939 г., с. 20—21.

9. АВП СССР.

10. АВП СССР.

11. Там же.

12. Congressional Record, 1940, vol. 86, р. А 523.

13. Niukkanen J. Talvisodan puolustusministeri kertoo. Porvoo—Helsinki, 1951, S. 31.

14. Frietsch C.O. Suomen kohtalonvuodet. Helsinki, 1945, S. 42.

15. Frietsch C.O. Suomen kohtalonvuodet, S. 111.

16. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 461.

17. См.: Бартеньев Т., Комиссаров Ю. Тридцать лет добрососедства, с. 40.

18. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 463.

19. Там же.

20. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. 4, с. 465.

21. Там же, с. 467.

22. Кекконен У.К. Финляндия и Советский Союз. Речи, статьи, интервью. 1952—1975 гг., с. 223, 224.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты