Библиотека
Исследователям Катынского дела

«Форпост Запада»

Финские правящие круги совместно с основными империалистическими державами приложили немало усилии для превращения Финляндии в плацдарм для нападения на СССР. На расстоянии 32 км от колыбели Октябрьской социалистической революции — Ленинграда финская реакция под руководством военных экспертов Запада создала мощные военные сооружения. В 1938 г. в Финляндии заканчивалось сооружение укреплений на Карельском перешейке, получивших название «линии Маннергейма». Укрепления рассматривались как гарантия безнаказанности войск, готовых предпринять агрессивные действия против Советского Союза. Вблизи советской границы с помощью немецких специалистов сооружались аэродромы в таком количестве, которое значительно превышало возможности финской авиации. Аэродромы могли принять почти в 10 раз больше самолетов, чем было их в ВВС Финляндии1. «Тень Гитлера в конце 30-х годов, — отмечал У.К. Кекконен, — распростерлась над нами, и финское общество в целом не может отрекаться от того, что оно относилось к этому довольно благосклонно»2. Не случайно гитлеровская дипломатия рассматривала Финляндию как своего «друга и опору». Еще в 1935 г. германский посланник в Хельсинки В. фон Блюхер сообщал: «Советский Союз по-прежнему остается в глазах Финляндии единственным возможным врагом, и поэтому к нему нужно относиться с максимальным недоверием»3.

Советское правительство исходило из того, что к 1939 г. Финляндия, прежде всего Карельский перешеек, представляла собой военный плацдарм для потенциальной агрессии против СССР. В СССР не преувеличивали военных возможностей Финляндии, хотя воинственный антисоветский настрой финских милитаристов сам по себе давал основания для беспокойства. Главное было в другом. Советское правительство прежде всего опасалось использования финского милитаризма в антисоветской деятельности империалистических держав. «...Мы не боимся Финляндии... но какая-нибудь великая держава может использовать Финляндию против Советского Союза», — разъяснял И.В. Сталин финским представителям в октябре 1939 г. Указывая на карту в районе Ханко, он продолжал: «Здесь войска великой державы высадятся в Финляндии, и, как бы вы ни сопротивлялись, вы этому не сможете помешать; они высадятся и отсюда, через вашу страну, направятся в сторону Советского Союза»4.

Советское правительство не раз предпринимало попытки путем договоренности с финской стороной укрепить безопасность СССР на северо-западе и улучшить отношения с Финляндией. Однако взаимности со стороны Финляндии не было. Позитивных, но бесплодных деклараций финских представителей на этот счет было явно недостаточно. Когда во время визита в Москву еще в начале февраля 1937 г. министр иностранных дел Р. Холсти уверял советских руководителей, что Финляндия, мол, желает жить в мире со своим восточным соседом, нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов ответил, что такие общие слова не обеспечат сохранения мира на севере Европы. Советский Союз должен иметь по крайней мере какую-то информацию о том, как поступит Финляндия в случае, если третья держава, не спросив у нее на это разрешения, использует территорию Финляндии против Советского Союза. Ответа не последовало ни от Холсти в Москве, ни от правительства Финляндии позднее5.

В апреле 1938 г. Советское правительство через полпредство СССР в Хельсинки предложило финской стороне обсудить меры по укреплению безопасности обеих стран с учетом роста военной угрозы в Европе. Надежным средством для этого, по мнению СССР, могло бы стать заключение советско-финляндского договора о взаимопомощи. В Хельсинки уклонились от обсуждения советских предложений. Тем не менее СССР продолжал свои усилия и в марте 1939 г. предложил гарантировать неприкосновенность Финляндии и ее морских границ в случае агрессии против нее. Советский Союз просил Финляндию принять на себя обязательство сопротивляться любой агрессии и оказать СССР содействие в укреплении безопасности Ленинграда как с моря, так и с суши. В связи с этим Финляндии предлагалось предоставить СССР в аренду четыре острова в Финском заливе, которые в руках агрессора могли бы представлять серьезную угрозу Ленинграду. Поскольку финская сторона от идеи аренды островов отказалась, Советское правительство в поисках выхода предложило другое — обмен территории, проявив готовность уступить своему северному соседу часть Советской Карелии. Советско-финские переговоры по вопросу об обмене территориями, которые велись в Финляндии в марте — апреле 1939 г., закончились безрезультатно.

В условиях резкого возрастания военной угрозы после начала второй мировой войны Советское правительство не могло откладывать разрешение нелегкой ситуации на своих северо-западных границах. «Нетрудно понять, что в современной международной обстановке, когда в центре Европы развертывается война между крупнейшими государствами, чреватая большими неожиданностями и опасностями для всех европейских государств, Советский Союз не только имеет право, но и обязан принимать серьезные меры для укрепления своей безопасности, — говорилось в докладе Советского правительства на внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г. — При этом естественно, что Советское Правительство проявляет особую заботу относительно Финского залива, являющегося морским подступом к Ленинграду, а также относительно той сухопутной границы, которая в каких-нибудь 30 километрах нависла над Ленинградом»6.

Известный английский журналист А. Верт, проработавший в Москве почти всю вторую мировую войну, писал: «Для меня... было совершенно ясно, что исправление границы к северу и северо-западу от Ленинграда было жизненной необходимостью для Советского Союза ввиду возможности (и даже вероятности) нападения на него с этой стороны»7.

Как показывают факты, СССР стремился устранить напряженность в отношениях с Финляндией и решить проблему обеспечения безопасности своих границ прежде всего мирными средствам, использовать в полной мере возможности переговоров и не допустить вооруженного столкновения с Финляндией. «Советский Союз не хотел вооруженного конфликта с Финляндией»8, — отмечал американский военный историк и дипломат США Р. Гартхоф. Попытки советской дипломатии достичь согласия с Финляндией предпринимались во взаимосвязи с действиями СССР по укреплению безопасности в Прибалтике, где в конце сентября 1939 г. был подписан договор о взаимной помощи СССР с Эстонией, готовился к подписанию договор с Латвией и обсуждались аналогичные вопросы с Литвой.

Примечания

1. War and Peace in Finland. A Documented Survey. New York, 1940, p. 11; Coates W. The Soviet-Finnish Campaign. 1939—1940. London, 1941, p. 20.

2. Кекконен У.К. Дружба и добрососедство. Речи и выступления. 1963—1967, с. 38.

3. Цит. по: Бартеньев Т., Комиссаров Ю. Тридцать лет добрососедства. К истории советско-финляндских отношений. М., 1976, с. 28.

4. Линия Паасикиви, с. 55.

5. См.: Кекконен У.К. Финляндия и Советский Союз. Речи, статьи, интервью, 1952—1975 гг., с. 168.

6. Внеочередная пятая сессия Верховного Совета СССР. 31 октября — 2 ноября 1939 г. Стенографический отчет. М., 1939, с. 17—18.

7. Верт А. Россия в войне. 1941—1945. М., 1967, с. 62.

8. Garthoff R. The Soviet Military Policy. New York—Washington, 1966, p. 14.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты