Библиотека
Исследователям Катынского дела

За безопасность по периметру государственных рубежей СССР

Важнейшим направлением внешнеполитической деятельности СССР в начальный период второй мировой войны была борьба за обеспечение безопасности по периметру советских государственных границ, прежде всего в Европе, в отношениях с государствами-соседями. Эти задачи решались внешней политикой СССР в непосредственной взаимосвязи с комплексом проблем в отношениях СССР с обеими империалистическими группировками.

Активизация антисоветских настроений и устремлений в правящих кругах ряда окружавших СССР государств была отличительной особенностью начального периода второй мировой войны. В 1939—1941 гг. резко увеличивалось воздействие всех негативных факторов, связанных с ситуацией враждебного капиталистического окружения СССР. Полностью сбывался прогноз великого Ленина, который в 1919 г. подчеркивал: «Я нисколько не сомневаюсь, что со стороны Антанты будут еще попытки натравливать на нас то одно, то другое маленькое государство, которое живет с нами по соседству. Эти попытки будут, потому что маленькие государства целиком зависят от Антанты, потому что все эти речи о свободе, независимости и демократии — одно лицемерие, и Антанта может заставить их еще раз поднять руку против нас»1. В том же антисоветском направлении действовали империалистические противники Англии и Франции — Германия и Италия. Практически все окружающие СССР государства на северо-западе, западе, юго-западе и юге в той или иной степени попадали в фарватер основных империалистических держав. Если же эти государства пытались проводить более сбалансированную политику в отношении СССР, они испытывали со стороны империалистических коалиций сильный нажим с целью подтолкнуть их к ухудшению отношений и даже к конфронтации с СССР.

Так, выражая настроения реакционных кругов Финляндии, П.Э. Свинхувуд, занимавший пост президента страны в 1931 —1937 гг., в свое время давал такую ориентировку: «Любой враг России должен быть всегда другом Финляндии»2. В Хельсинки отвергали как принципиально неприемлемую единственно разумную альтернативу — развитие дружественных отношений со своим великим соседом на Востоке на основе мирного сосуществования. Антисоветские силы Финляндии активно шли на сближение с теми государствами, которые на данном этапе занимали враждебную по отношению к СССР позицию. Аналогичную позицию занимали правящие круги буржуазно-помещичьей Польши, потерпевшей сокрушительное военное поражение, руководство буржуазно-помещичьей Румынии. Из королевского Бухареста, например, одно за другим следовали заявления в духе того, что Румыния является «обнаженной шпагой, готовой защитить старый континент»3.

Первостепенное значение в антисоветских планах империалистических держав имела проблема военных плацдармов против СССР.. Фашистская Германия приобрела такой плацдарм на западе уже в сентябре 1939 г. после разгрома буржуазно-помещичьей Польши, а в последующее время целенаправленно стремилась его расширить, втягивая в свою военно-политическую орбиту соседей СССР на северо-западе и юго-западе (Финляндию, Румынию, Болгарию). Что касается англо-французской коалиции, то эти империалистические государства, не имевшие общей границы с СССР, сосредоточивали усилия на создании «болевых точек» для СССР там, где это было возможным, перенося центр тяжести своей антисоветской деятельности на окружающие СССР государства.

Внешнеполитическая деятельность Советского Союза на западе и северо-западе европейских рубежей в период «странной войны» в Европе подчинялась прежде всего необходимости укрепления безопасности страны в условиях выхода гитлеровской Германии на западные границы СССР в результате разгрома буржуазной Польши. В этих условиях настоятельно требовалось также не допустить захвата Германией территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, отторгнутых от СССР в 1920 г. Задача сокращения возможностей для распространения фашистской угрозы составляла существо советской внешнеполитической деятельности и в районе Прибалтики. Договоры о взаимной помощи между СССР и государствами Прибалтики в значительной мере направлялись на решение одной из тех задач, которую Советское правительство пыталось, в частности, решить в ходе англо-франко-советских переговоров летом 1939 г., — укрепление безопасности в районе Прибалтики. Поскольку партнеры СССР по переговорам отказались от организации совместного отпора агрессору в этой части Европы, советская дипломатия целенаправленно добивалась такого решения через двусторонние отношения с Литвой, Латвией и Эстонией. Договоры опрокидывали расчеты западных держав на то, что Эстония, Литва и Латвия предоставят Гитлеру свою территорию в качестве «проходных ворот» для нападения на СССР и даже примут в нем участие.

Важнейшим объектом внешнеполитической активности СССР на северо-западе были проблемы, связанные с отношениями между СССР и Финляндией, в особенности с попытками обеих империалистических группировок использовать милитаристский настрой тогдашнего финляндского руководства для создания военного очага на северо-западных рубежах СССР в период «странной войны» в Европе. При этом СССР исходил из того, что проблемы можно и нужно решать прежде всего мирными, политическими средствами, использовать в полной мере и до конца возможности дипломатии. Если бы не враждебное влияние империалистических держав, поощрявших финские правящие круги на конфронтацию с СССР, не исключено, что СССР и Финляндия смогли бы добиться взаимных договоренностей мирным путем.

По замыслам Лондона, Парижа, а также Вашингтона разжигание военного конфликта между Финляндией и СССР должно было служить той самой искомой возможностью, которую следовало использовать для организации вооруженной борьбы всего империалистического лагеря против СССР. И поскольку их расчеты на военное столкновение СССР и Германии на западном направлении в сентябре 1939 г. не реализовались в силу решительных действий СССР, теперь поиски способов втянуть СССР в большую войну, новых плацдармов для борьбы против СССР переместились на северо-запад. В условиях усиливающегося нажима со стороны империалистических держав финляндское правительство не проявляло готовности к взаимоприемлемому мирному урегулированию, пытаясь добиваться от СССР односторонних уступок. К необходимости мирного урегулирования финская сторона была подведена военно-политическим путем, осознав неизбежность своего поражения.

Пресловутые версии о «разделе» Польши, «советизации» Прибалтики, «агрессии» против Финляндии опровергают достаточно трезвые оценки крупных буржуазных деятелей, публицистов и историков. Так, например, вспоминая события периода 1939—1941 гг., президент Финляндии Ю.К. Паасикиви отмечал: «Руководители Советского Союза подчеркивали нам в течение более чем десяти последних лет необходимость сохранения мира в этом районе. В своих предложениях и требованиях они указывали на необходимость обеспечить безопасность государства и устранить возможность агрессии через Финляндию»4. Нынешний президент Финляндии У.К. Кекконен в 1964 г. говорил: «Если мы сейчас, спустя два десятилетия, попробуем поставить себя на место Советского Союза, то сможем в свете нападения Гитлера на Советский Союз в 1941 году понять, какую озабоченность испытывал и не мог не испытывать Советский Союз в отношении своей безопасности в конце 30-х годов»5.

Сложным направлением внешнеполитической деятельности Советского Союза была борьба за безопасность на юго-западе и на Балканах, где внешнеполитические мероприятия СССР подчинялись задачам отпора проявлениям антисоветизма в политике правящих кругов Румынии, Болгарии и Югославии в сочетании со стремлением к налаживанию с этими государствами не только конструктивных отношений, но и отношений дружественных, строящихся на обеспечении взаимной безопасности, равноправия, решения неурегулированных проблем. При этом, разумеется, к каждой из этих стран со стороны СССР применялся дифференцированный подход.

Несмотря на то что южные подступы к СССР географически были отдалены от европейского театра, где развертывались основные события мировой войны и откуда исходила наибольшая угроза жизненным интересам СССР, ЦК ВКП(б) и Советское правительство придавали большое значение развитию отношений СССР с Турцией, Ираном и Афганистаном. Советская дипломатия не ослабляла внимания к интенсивной антисоветской игре, которую вели в этих государствах обе империалистические коалиции, принимала все возможные контрмеры против использования южных соседей СССР в ущерб интересам безопасности нашей страны, последовательно вела линию на сдерживание и ограничение антисоветских проявлений в политике правящих кругов этих государств. Южное направление в деятельности советской дипломатии отнюдь не носило «сдерживающий», оборонительный характер. Наоборот, СССР решал указанные задачи весьма настойчиво, предлагая Турции, Ирану и Афганистану развернутую программу укрепления добрососедских отношений на основе взаимной безопасности.

Одним из наиболее ответственных направлений внешнеполитической деятельности СССР в начальный период второй мировой войны была борьба за обеспечение безопасности нашей страны на Дальнем Востоке. Здесь советской дипломатии предстояло использовать результаты своих внешнеполитических мероприятий, осуществленных в канун второй мировой войны, когда удалось избежать вовлечения в войну с Германией в Европе и с Японией на Дальнем Востоке. В практическом плане от советской дипломатии требовалось: во-первых, не допустить японской агрессии против СССР; во-вторых, используя межимпериалистические противоречия, не допустить консолидации обеих империалистических группировок на антисоветской основе; в-третьих, продолжать линию на оказание поддержки Китаю в японо-китайской войне, проявляя всю возможную бдительность в отношении попыток китайского правительства столкнуть СССР с Японией; в-четвертых, по возможности ослабить, опять-таки используя межимпериалистические противоречия, антисоветские аспекты усиливающегося сотрудничества между Японией и фашистской Германией.

Главным в подходе СССР к милитаристской Японии, к проблеме сдерживания и предотвращения ее агрессин против Советского государства было стремление ослабить угрозу японского милитаризма политическими средствами и добиться по возможности более конструктивных отношений с Японией в сочетании с твердым отпором антисоветизму Токио во всех его проявлениях. Противопоставляя такую линию политике правящих кругов Японии, советская дипломатия эффективно боролась против создания «дальневосточного фронта» против СССР.

Примечания

1. Ленин В.И. Полн. собр. соч, т. 39, с. 398.

2. Documents on German Foreign Policy 1918—1945. Series D. London, 1955, vol. 5, p. 536 (далее: DGFP).

3. См.: Лебедев Н.И. «Железная гвардия», Кароль II и Гитлер (Из истории румынского фашизма, монархии и ее внешнеполитической «игры на двух столах»): М., 1968; Он же. Крах фашизма в Румынии. М., 1976.

4. Линия Паасикиви. Статьи и речи Юхо Кусти Паасикиви. 1944—1956. М., 1958, с. 139.

5. Кекконен У.К. Дружба и добрососедство. Речи и выступления. 1963—1967. М., 1968, с. 36.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты