Библиотека
Исследователям Катынского дела

3. Основные направления и специфика внешнеполитической деятельности СССР в начальный период второй мировой войны

Сама возможность выиграть время для укрепления оплота мирового революционного процесса, созданная советской внешней политикой накануне второй мировой войны, была реальным вкладом в борьбу против фашизма в масштабах всего мира. «Ни для кого не может быть сомнения в том, что грядущая война, даже если бы она началась как война двух великих империалистических держав между собой или как война какой-нибудь великой державы против малой страны, неизбежно будет иметь тенденцию вылиться и неизбежно перейдет в войну против Советского Союза. Каждый год, каждый месяц отсрочки является для нас гарантией того, что Советский Союз сможет дать более сильный отпор нападению империалистов»1, — подчеркивал выдающийся деятель международного коммунистического и рабочего движения П. Тольятти еще в 1935 г. на VII конгрессе Коминтерна. Вся внешнеполитическая деятельность СССР с 1 сентября 1939 г. по 22 июня 1941 г. определялась необходимостью использовать ценнейшее достижение — отсрочку войны для укрепления безопасности Родины на всех политико-географических направлениях в той мере, в какой это было возможно.

Программное значение для внешнеполитической деятельности СССР имели установки XVIII съезда ВКП(б) о международной линии СССР, сформулированные в Отчетном докладе ЦК ВКП(б) съезду:

«1. Проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами;

2. Соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками;

3. Всемерно укреплять боевую мощь нашей Красной армии и Военно-Морского Красного флота;

4. Крепить международные связи дружбы с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе между народами»2.

В международно-правовом плане после начала второй мировой войны СССР определил свое отношение к воюющим группировкам как нейтралитет, объявив об этом в нотах, врученных 17 сентября 1939 г. послам всех стран, с которыми СССР поддерживал дипломатические отношения3. Советская политика нейтралитета в корне отличалась от политики нейтралитета, проводимой США в этот период. «Наш нейтралитет, — разъяснял советский полпред К.А. Уманский4 государственному секретарю США К. Хэллу 3 апреля 1940 г., — является в полном соответствии с международным правом подлинным нейтралитетом, отражающим волю советского народа... и стремление не к расширению, а всяческому сокращению сферы войны, в продолжении которой заинтересован не СССР»5.

В докладе Советского правительства на шестой сессии Верховного Совета СССР весной 1940 г. указывалось: «Коротко говоря, задачи нашей внешней политики заключаются в том, чтобы обеспечить мир между народами и безопасность нашей страны. Выводом из этого является позиция нейтралитета и неучастие в войне между крупнейшими державами Европы. Эта позиция основана на заключенных нами договорах, и она полностью соответствует интересам Советского Союза. Эта позиция оказывает вместе с тем сдерживающее влияние на расширение и разжигание войны в Европе, и потому она — в интересах всех народов, стремящихся к миру и стонущих уже от новых громадных лишений, вызванных войной... Мы видим, что в деле обеспечения безопасности нашей страны мы сделали за это время немалые успехи. Это-то и бесит наших врагов. Мы же, веря в свое дело и в свои силы, со всей последовательностью будем продолжать нашу внешнюю политику неуклонно и дальше»6.

Обобщая итоги развития международной обстановки к августу 1940 г., Председатель Совета Народных Комиссаров СССР в своем выступлении на седьмой сессии Верховного Совета СССР подчеркивал: «В этих условиях Советский Союз должен проявить усиленную бдительность к делу своей внешней безопасности, к укреплению всех своих внутренних и внешних позиций. Мы провели переход с 7-часового на 8-часовой рабочий день и другие мероприятия, считаясь с тем, что мы обязаны обеспечить дальнейший и еще более мощный подъем оборонной и хозяйственной мощи страны, обеспечить серьезное укрепление дисциплины среди всех трудящихся, усиленно работать над поднятием производительности труда в нашей стране»7.

В борьбе за укрепление безопасности и международных позиций Советского государства внешняя политика СССР активно использовала межимпериалистические противоречия, руководствуясь указаниями В.И. Ленина, который неоднократно подчеркивал необходимость такой стратегии. «Для всех нас, — говорил Ленин, — ясно разногласие интересов империалистических государств. Несмотря на все заявления их министров о мирном улаживании спорных вопросов, на самом деле империалистические державы не могут сделать ни одного серьезного шага в политических вопросах, чтобы не разойтись»8. Использование этих противоречий в интересах борьбы против военной опасности, обеспечения мирных условий для социалистического строительства в СССР составляло первостепенную оперативную задачу советской внешней политики в 1939—1941 гг., тем более что в условиях начавшейся мировой войны все антисоветские силы на международной арене усиливали свою деятельность.

В воззвании «К двадцать второй годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» Исполком Коминтерна указывал, что правящие круги империалистических государств начали войну не за свободу народов и спасение демократии от фашизма, а за торжество реакции и новые империалистические захваты. «Правящие классы Англии, Франции и Германии ведут войну за мировое господство. Эта война есть продолжение многолетней империалистической тяжбы в лагере капитализма»9.

По мере того как вторая мировая война принимала все более широкий размах, народы многих стран все настойчивее требовали от своих правительств усиления борьбы против агрессивных держав. Под руководством коммунистических и рабочих партий начала развертываться освободительная борьба народов. Для народов государств, воевавших против Германии и ее союзников, она все больше превращалась в антифашистскую войну. Как отмечал академик Е.М. Жуков, «вторая мировая война началась в рамках капиталистической системы. Не только со стороны агрессивного фашистского блока, но и со стороны англо-французской коалиции война на ее начальном этапе носила несправедливый империалистический характер. Однако оценивать вторую мировую войну уже в этот период как империалистическую с обеих сторон недостаточно, так как сопротивление народных масс стран, подвергшихся фашистской агрессии, с самого начала носило освободительный характер. Необходимо учитывать, что особую опасность представляли государства агрессивного фашистского блока, развязавшие войну с целью порабощения всего мира и установления грабительского «нового порядка». Поэтому для народов Польши и других государств, ставших жертвами фашистской агрессии, война уже с момента ее возникновения приобрела характер справедливой борьбы за свободу и национальную независимость»10.

Советский Союз, учитывая эти тенденции, усиливал свою внешнеполитическую деятельность, противодействуя фашистской угрозе, стремился сузить возможности для дальнейшей экспансии держав германо-фашистского блока, в том числе на севере Европы, на Балканах, еще более целеустремленно противодействовал укреплению позиций Германии в странах, окружающих СССР, — Болгарии, Турции, Иране, Афганистане. Одновременно — и это тоже было весьма крупным вкладом советской внешней политики в улучшение условий для успешной борьбы с фашизмом — СССР всячески стремился пресекать мюнхенские антисоветские тенденции со стороны Англии, Франции, США в их попытках ослабить позиции оплота социализма.

Окончательно справедливый и освободительный характер второй мировой войны определился с вступлением в войну Советского Союза. Это имело решающее значение для мобилизации всех народов на борьбу против фашизма, за свободу, независимость и социальный прогресс. Вооруженная борьба СССР с фашизмом, неспособность гитлеровской Германии одержать верх над СССР, победы Советских Вооруженных Сил — все это давало народам оккупированных стран надежду на успех в их сопротивлении фашизму и служило главным фактором того, что это сопротивление превращалось в массовую вооруженную борьбу народов против фашистского «нового порядка».

Примечания

1. VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны, с. 259.

2. XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 10—21 марта 1939 г. Стенографический отчет. М., 1939, с. 15.

3. См.: Внешняя политика СССР. Сборник документов. М., 1946, т. 4, с. 448—449.

4. К.А. Уманский прибыл в США 11 мая 1939 г., верительные грамоты вручил 6 июня 1939 г.

5. АВП СССР.

6. Шестая сессия Верховного Совета СССР. 29 марта — 4 апреля 1940 г. Стенографический отчет. М., 1940, с. 42.

7. Седьмая сессия Верховного Совета СССР. 1 августа — 7 августа 1940 г. Стенографический отчет. М., 1940, с. 32.

8. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 114.

9. Коммунистический Интернационал, 1939, № 8—9, с. 3—4.

10. Жуков Е.М. Происхождение второй мировой войны. — Новая и новейшая история, 1980, № 1, с. 5.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты