Библиотека
Исследователям Катынского дела

Заключение

Итак, мы проследили, как осуществлялась, видоизменялась и приспосабливалась к конкретной обстановке политика германского фашизма в отношении народов оккупированных стран Западной и Северной Европы в течение долгих семи лет — с 1938 по 1945 год.

Изучение гитлеровской политики национального угнетения с достаточной ясностью свидетельствует, что утверждения некоторых западногерманских авторов (например, проф. Г.К. Пфеффера) о том, будто «ни у нацистской партии, ни у ее государства в национальном вопросе не существовало никакой особой и специфической доктрины»1, не соответствует действительности. Такая доктрина была сформулирована идеологами нацизма, в том числе и лично Гитлером, еще задолго до войны. Ее основные положения таковы: немцы являются высшей расой, призванной господствовать над другими народами; для того чтобы покорить эти неполноценные народы, их нужно разъединять и натравливать друг на друга; народы, живущие за пределами Германии, но говорящие на германских языках, следует полностью германизовать; уделом остальных народов мира является физический труд на «германскую расу господ»; одновременно предполагалась их постепенная ликвидация как наций.

Это была тщательно разработанная и четко сформулированная доктрина, имеющая откровенно изуверский и человеконенавистнический характер.

Германский фашизм осуществлял свою оккупационную политику в странах Западной и Северной Европы по следующим основным направлениям.

1. Важнейшей неотъемлемой частью этой политики стало насильственное изменение сложившихся государственных границ и территориальное расчленение завоеванных стран, благодаря чему, как цинично утверждал Гитлер, облегчались задачи овладения, эксплуатации и управления ими. К лету 1941 г. германскому империализму удалось завершить временно новый передел Европы, перекроить ее государственные границы и тем самым серьезно изменить соотношение сил в Западной Европе в свою пользу. Этот процесс, имевший на всем протяжении агрессивный, империалистический характер, начался еще в середине 30-х годов и затем продолжался практически в ходе всей войны и оккупации. Изменение границ европейских стран прошло два этапа. Вначале гитлеровская Германия взяла реванш за свои территориальные потери в первой мировой войне и снова восстановила границы 1914 г. Одновременно Германия и ее союзники стали произвольно перекраивать границы других захваченных ими стран, уже не прикрываясь ширмой о якобы «несправедливостях», допущенных в Версале. В ряде случаев оккупанты создавали марионеточные государства. В будущем, в предвидении победы, гитлеровцы планировали вообще ликвидировать какие-либо границы между захваченными ими странами в Европе и образовать здесь «единое жизненное пространство» под своим управлением. Подкупающей для немецкого бюргера стороной германского реваншизма в 30-е годы было то, что гитлеровцы умело использовали в своих интересах пороки Версальского мирного договора.

Характер установленных гитлеровцами в годы войны государственных границ зависел от специфики отношений между соответствующими странами и Германией. По официальной гитлеровской классификации все страны, в том числе Западной и Северной Европы, с точки зрения фашистских заправил делились на союзные, совоюющие, дружественные, присоединенные и вражеские. Однако есть достаточно оснований считать, что все страны Европы, находившиеся в сфере влияния гитлеровской Германии в годы второй мировой войны, фактически делились на две категории: союзники (сателлиты) и оккупированные. Деление же внутри этих двух основных групп относится не столько к принципу межгосударственных отношений, сколько к политической тактике гитлеровцев в той или иной стране, которую, разумеется, нужно учитывать, но не преувеличивать.

Нацистская теория устранения национальных границ была выдвинута прежде всего в интересах германских промышленных монополий, для которых эти границы стали уже узкими. Недаром в 1931 г. председатель наблюдательного совета «ИГ Фарбениндустри» К. Дуйсберг говорил, что «узкие национальные границы должны быть упразднены в интересах экономической деятельности стран путем создания наднациональных экономических сфер...»2.

2. Если в вопросе о государственных границах гитлеровцы в конечном счете выступали за их ликвидацию и за создание «общеевропейского жизненного пространства» под господством Германии, то одним из основных принципов политики гитлеровской Германии в оккупированных ею странах Европы было разделение и раскол национальностей и национальных групп. Для обоснования своего вмешательства во внутренние дела других стран гитлеровцы еще в 30-е годы создали целую теорию «негосударственных национальных связей», разумеется, прежде всего между проживающими в разных странах немцами. Теоретической основой такой политики и идеологическим оправданием господства над народами оккупированных и зависимых стран и претензий на мировое господство стал оголтелый расизм, преступный характер которого был доказан на Нюрнбергском процессе и обоснован в приговоре трибунала. Эти теории фашисты сделали своей официальной философией. Нацистские идеологи не просто воспроизводили мистические построения их предшественников, но превратили расистскую теорию в инструмент биологической борьбы против представителей «неполноценных» рас. Под ее прикрытием они совершали акты агрессии, творили беззаконие в оккупированных странах, гнали в крематории Майданека, Освенцима и других концлагерей миллионы представителей «низших неполноценных рас». Фашизм возвел насилие по отношению к «низшим расам» в ранг государственной политики и придал ему массовый характер.

«Гитлеровцы рассчитывали, что проповедь расового превосходства создаст морально-политические предпосылки их господства над порабощенными народами. На деле идеология и политика расовой ненависти стали источником внутренней слабости и внешнеполитической изоляции фашистской Германии, одним из факторов развала гитлеровского блока»3, — справедливо писал акад. П.Н. Федосеев.

К. Маркс говорил, что немецкие порядки, основанные на чувстве превосходства немцев над другими народами, «находятся ниже уровня истории, они ниже всякой критики, но они остаются объектом критики, как преступник, находящийся ниже уровня человечности, остается объектом палача»4. Коминтерн и коммунистические партии активно разоблачали фашизм, национализм и расизм. Руководствуясь решениями Коминтерна, немецкие коммунисты также решительно выступали против расистской идеологии. Расистскую травлю, развернувшуюся в Германии и других странах Европы, КПГ называла «позором для немецкой культуры»5.

Важной составной частью фашистского расистского мировоззрения являлась концепция так называемого «немецкого народного сообщества» («Volksgemeinschaft»), что должно было означать идею о господствующем положении немецкой нации. Родоначальник нацистской геополитики К. Хаусхофер в 1928 г. писал, что геополитика «обосновывает право на почву, на землю в самом широком смысле этого слова, не только на землю, находящуюся в пределах имперских границ, но и права на землю в более широком смысле единства народа и общности его культуры»6.

Когда же германский империализм в 1939 г. предпринял вооруженный поход против соседних стран с целью завоевания «жизненного пространства», Хаусхофер снова выступил с теоретическим обоснованием этой агрессии. Он утверждал тогда: «Те, кто стоит на страже существующих границ, не могут более ссылаться на волеизъявление большинства малых или великих народов мира, якобы пользующихся правом на самоуправление. Ко всем им законно применение насилия, предусмотренного в одиозной фразе Спинозы: «Каждый имеет столько прав, сколькими он может завладеть»7.

С раздуваемой гитлеровцами их «пятой колонной» и местными коллаборационистами межнациональной ненавистью и нетерпимостью связаны многие самые мрачные страницы истории второй мировой войны.

Разжигание межнациональной вражды и предоставление одним национальностям некоторых привилегий с тем, чтобы привлечь их на свою сторону и помешать их объединению с другими национальностями, — вот наиболее распространенные принципы, которыми гитлеровцы руководствовались не только внутри какой-либо одной страны, но и в отношениях между разными странами. В 18-ти странах Европы, находившихся в годы минувшей войны в той или иной степени зависимости от гитлеровской Германии, проживало 36 различных более или менее крупных национальностей. Практически в отношении каждой из них гитлеровцы стремились сформулировать свой особый «подход» и особую тактику, чтобы помешать их объединению в борьбе против общего врага. Исходя из расистской теории, гитлеровцы провозгласили на определенных условиях готовность проводить внешне либеральную политику в отношении народов, говорящих на германских языках (австрийцы, фламандцы, нидерландцы, датчане и норвежцы).

Гитлеровские оккупанты широко практиковали насильственную германизацию, полагая, что она тоже ведет к смерти нации, хотя и внешне безболезненной. Германизация — это система мер, которая применялась гитлеровскими оккупантами в отношении порабощенных народов для того, чтобы создать им такие условия социальной, политической и культурной жизни, которые соответствовали бы национал-социалистской теории и практическим интересам Германии. Цель германизации порабощенных народов состояла не в том, чтобы передать им прогрессивные черты немецкого образа жизни, культуры и языка, а, наоборот, держать их в состоянии дикости и неграмотности. Речь шла, таким образом, не столько о германизации народов, сколько о германизации территорий.

Процесс германизации осуществлялся в первую очередь на тех территориях Западной и Северной Европы, которые гитлеровцы намеревались навсегда присоединить к рейху, а именно: французские департаменты Верхний Рейн, Нижний Рейн и Мозель (Эльзас-Лотарингия), бельгийские районы Эйпен, Мальмеди и Морена, Люксембург. Активному приобщению к «германскому образу жизни» подвергались также Нидерланды, Дания и Норвегия, которые по гитлеровской классификации принадлежали к «германской семье народов».

Особенность политики национального угнетения в оккупационной системе гитлеровцев состояла в том, что они подавляли культуру высокоразвитых и жизнеспособных наций Европы, имевших давнишние и богатые исторические и культурные традиции и внесших большой вклад в мировую цивилизацию. Оккупанты понимали, что серьезным препятствием в осуществлении их политики германизации и культурной деградации захваченных стран является национальное самосознание и национальные культуры их народов. Поэтому они стремились ликвидировать ее, разрушить национальную систему просвещения. Важным средством в руках немецко-фашистских оккупантов, направленным на достижение своих гегемонистских целей, было их стремление к ликвидации национальных языков порабощенных народов.

Большую ставку в осуществлении этих своих целей гитлеровцы делали на переселение миллионов граждан различных стран. В XX в. это было уже второе «великое переселение» народов. Однако если после первой мировой войны оно было наиболее характерным прежде всего для балканских стран, то во второй мировой войне — практически для всех стран Европы. С 1938 по 1945 г. вынуждены были покинуть свои родные места по различным причинам десятки миллионов человек. Германский фашизм мечтал о том, чтобы славяне Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы вообще исчезли с лица земли. Что же касается народов Дании, Норвегии, Швеции и некоторых других стран, имеющих в крови «нордические» элементы, то по отношению к ним нацисты формулировали несколько иную политику. Их следует, как считал Гитлер, сохранить, но, подвергнув «германизации», после войны использовать для заселения «пустующих» земель на Востоке Европы. По этой причине нацисты возражали против их эмиграции за пределы Европы, чтобы не была потеряна, как они говорили, «ни одна капля драгоценной германской крови». Несмотря на языковую близость с такими малыми странами, как Дания, Люксембург, Нидерланды, Швейцария и другие, им была уготована также незавидная судьба.

Насильственные переселения усиливали межнациональные противоречия, потому что, с одной стороны, население страны, принимавшей переселенцев, вынуждено было в какой-то мере ограничивать себя и, с другой стороны, страна, отдававшая своих граждан, лишалась части богатств и рабочей силы. Поэтому между такими странами, как правило, еще долго существовали взаимные претензии, что было на руку гитлеровской Германии.

Анализ гитлеровских методов насильственного завоевания тех или иных стран свидетельствует о том, что нерешенность в них национального вопроса, в частности в Бельгии и Италии, служила внешним прикрытием нацистской агрессии. Особенно ревниво в Берлине относились к положению немецких нацменьшинств, которые якобы нуждались в «освобождении» со стороны Германии. Вместе с «освобождением» немецких нацменьшинств германский империализм рвал на куски целые государства и присоединял к рейху крупные территории. Сперва это происходило «мирным» путем, но при угрозе применения оружия, а затем и с помощью оружия.

3. Важнейшей составной частью гитлеровской оккупационной политики были также насилие и физическое уничтожение целого ряда национальностей, которые с точки зрения расистской теории являлись «неполноценными». Причем насилие фашистов над народами оккупированной Европы было неотъемлемой чертой их идеологии и политики.

Гитлеровские оккупанты физически уничтожали прежде всего активных борцов против фашизма. Зверства, совершавшиеся на оккупированных территориях, конечно, не были следствием злой воли и особенностей характера тех или иных лиц в оккупационном аппарате. Эти зверства и другие преступные действия являлись отражением государственной политики агрессоров, принципов фашистской системы управления и империалистической идеологии. Как справедливо определил западногерманский философ проф. К. Ясперс, гитлеровское государство было не только государством, совершавшим преступления. Оно само было преступным государством, потому что не признавало и не придерживалось общепризнанных норм права8.

К старому принципу древнеримских завоевателей «разделяй и властвуй» новоявленные гитлеровские претенденты на мировое господство добавили требование «беспощадно уничтожай». Миллионы граждан различных стран и различных национальностей были уничтожены фашистами только потому, что они не были немцами. Такая судьба постигла и еврейское население Европы. Расистские нюрнбергские законы стоили жизни 6 млн граждан еврейского происхождения из разных стран. В речи, произнесенной на Нюрнбергском процессе, главный обвинитель от США Р. Джексон сказал: «Нацистское движение навсегда оставит о себе дурную память в истории из-за преследования евреев — самого яростного и самого широкого по масштабам расового преследования в истории народов. Хотя антисемитизм не является ни изобретением, ни монополией нацистской партии, ее руководители с самого начала приняли его, раздули и использовали в своих целях. Они использовали его как «психологическую искру, которая воспламеняет толпу». После захвата власти антисемитизм стал официальной политикой»9.

Антисемитизм стал одним из важнейших элементов фашистской идеологии. Единственным средством «решения» еврейской проблемы в Европе гитлеровцы считали ее «окончательное решение», т. е. физическое уничтожение евреев.

Такой же ужасной в подпавших под иго фашизма странах стала судьба цыганского народа. Сколько их было — цыган, кочевавших из района в район, из страны в страну? Этого никто точно не знал и не знает. Известно лишь, что нацисты считали цыган неполноценными людьми и этого было достаточно, чтобы единственным временным местом обитания не менее полумиллиона цыган стал концлагерь, а затем их путь лежал в крематорий10.

На оккупированных территориях гитлеровцы установили систему круговой поруки, т. е. привлечение к ответственности всего населения того или иного населенного пункта за действия отдельных лиц. Круговая порука выражалась, в частности, в больших штрафах, которые должны были платить общины. Особенно бесчеловечной формой круговой поруки стало заложничество.

Развязанная фашизмом война принесла народам огромные страдания и жертвы. Из общего числа 39,3 млн загубленных человеческих жизней в странах оккупированной Европы и на европейском театре войны, государства антигитлеровской коалиции потеряли погибшими от террора и убитыми на фронтах 30 млн человек, т. е. 76%, из них только вследствие преступлений гитлеровских властей в них (включая СССР) погибло 20 млн человек11. В годы войны и оккупации гитлеровцы в захваченных ими странах и в самой Германии построили более 10 500 лагерей различного назначения и их филиалов, тюрем, гетто и других мест заключения. В них побывало 18 млн человек из 30 стран, из которых более 11 млн человек, т. е. 61%, были уничтожены12.

Пытаясь объяснить истоки человеконенавистнической сущности фашизма, некоторые буржуазные историки ищут их лишь в идеологической области. Так, один из западногерманских историков И. Аккерман утверждает, будто в основе чудовищных преступлений нацистов лежит лишь их «негуманная идеология». Однако это крайне односторонняя трактовка. Выполняя волю германских монополий, фашизм никогда не отделял идеологические аспекты своих агрессивных актов от их материальной основы. Он считал их двумя сторонами одной медали. Так, в выступлении на совещании высшего командования вермахта 23 ноября 1939 г. Гитлер сказал: «Борьба стала сегодня иной, нежели 100 лет тому назад. Сегодня мы можем говорить о расовой борьбе. Сегодня мы ведем борьбу за нефтяные источники, за каучук, полезные ископаемые и т. д.»13 Поэтому важное место в гитлеровской оккупационной политике занимало также массовое использование иностранных гражданских лиц и военнопленных на рабско-крепостнической каторге в Германии. Это было вопиющее нарушение элементарных международных норм и обычаев, установленных международными конференциями в Гааге.

Насильственным угоном иностранных граждан в Германию гитлеровцы хотели возместить недостаток рабочей силы в стране и физически истребить представителей «низших рас». В связи с провалом «молниеносной войны» фашистская концепция физического уничтожения представителей «низших рас» пришла в противоречие с потребностями максимального использования их рабочей силы в интересах германской военной экономики. Поэтому с весны 1942 г. концепция уничтожения людей посредством крематориев и голода была дополнена концепцией уничтожения их посредством рабского труда.

Политика «разделяй и властвуй», экономическое и культурное ограбление и попрание человеческого достоинства в оккупированных странах не могли не вызывать протеста со стороны не только рабочих, крестьян или средних слоев, но даже части национальной буржуазии, которая также была недовольна засильем германских монополий.

Оккупационный режим, установленный гитлеровцами в Европе, преподал всему прогрессивному человечеству наглядный и жестокий урок того, какой опасной и антигуманной силой является фашизм, расизм, реакционный буржуазный национализм и шовинизм.

Оккупационная антинациональная политика гитлеровской Германии — это составная часть ее общей политики, направленной на установление мирового господства. Притязания гитлеровцев на мировое господство не имели под собой никакой реальной ни материальной, ни духовной почвы. Германский империализм поставил перед собой задачу, выполнить которую он был не в состоянии. Поэтому его глобальные планы были похожи на «крылья, которые распахнулись шире гнезда», по выражению древнеримского поэта Горация. Политика Германии в оккупированной Европе, основанная, по утверждению гитлеровцев, якобы на праве народов на самоопределение, сама представляла собой профанацию какого-либо права.

По своей объективной значимости антифашистское движение Сопротивления в годы второй мировой войны было важной составной частью мирового революционного процесса, но субъективно оно не выходило за рамки общедемократического движения. Что же касается национального аспекта этого движения, то он имел крайне противоречивый характер: с одной стороны, борьба против общего врага за национальную независимость требовала сплочения всех сил нации независимо от их классовой принадлежности, но, с другой стороны, эта борьба была бы невозможной без четкого размежевания классовых сил внутри нации и разоблачения виновников поражения, изменников и коллаборационистов.

Благодаря неимоверным усилиям всего свободолюбивого человечества и прежде всего решающему вкладу советского народа и его Вооруженных Сил, гитлеровская Германия была повержена в прах. Свободолюбивые народы мира торжествовали великую победу. С точки зрения исследуемой проблемы одним из важнейших итогов этой победы явилась ликвидация фашистского оккупационного режима и всех его органов, а также завершение сложного, длившегося веками, процесса воссоединения ряда государств Европы в их этнических границах. От опасности германизации, потери национальной самобытности и от прямого геноцида были спасены многие нации и народности Европы. Вторая мировая война, как никакое другое событие, еще раз убедительно подтвердила то, на что указывали коммунистические партии и Коминтерн еще в 30-е годы, а именно, что фашизм несовместим с национальной независимостью государств, что он — враг свободы народов, враг цивилизации, что нацизм — это враг наций.

Еще в ходе войны и особенно после ее завершения перед ее участниками встали, по существу, многие из тех же проблем, что и после первой мировой войны, — территориальные изменения, переселения и правовое положение остающихся национальных меньшинств. Первый серьезный шаг в послевоенном урегулировании был сделан Парижской мирной конференцией, состоявшейся в июле — октябре 1946 г. Благодаря активному участию в конференции социалистической державы — Советского Союза, решение этих проблем было иным, чем после Версаля, и имело в общем демократический и справедливый характер.

В частности, была в основном справедливо решена проблема границ. Как известно, границы всегда непосредственно связаны не только с национальным вопросом, но и с политикой того или иного государства в целом. Неудивительно, что вопрос о границах подвергался странами антигитлеровской коалиции длительному обсуждению задолго до капитуляции Германии, а также после подписания соглашений о перемирии с ее сателлитами и тем более задолго до заключения с ними мирных договоров. Но окончательно он был решен на мирной конференции в Париже, состоявшейся с 29 июля по 15 октября 1946 г. За исключением отдельных случаев в основу разграничения территорий был взят прежде всего этнический принцип. Одновременно в ряде случаев учитывались также экономические, стратегические и географические факторы. Незыблемость и стабильность этих границ, как было подчеркнуто на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, происходившему в Хельсинки в июле-августе 1975 г., являются в настоящее время важнейшим фактором прочности послевоенного правопорядка, а также мира между народами Европы и во всем мире. «Государства — участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы», — отмечалось в принятом Совещанием «Заключительном акте»14.

В последние военные и особенно в первые послевоенные годы можно выделить три вида внешних миграционных потоков: выселение немецкого нацменьшинства из ряда стран Европы на территорию собственно Германии, добровольный обмен населением в связи с установлением новых государственных границ и движение беженцев и перемещенных лиц, не связанное с изменением границ. Самым массовым в первые послевоенные годы было движение немецкого населения. Необходимость переселения немцев из других стран в Германию была вызвана прежде всего политическими соображениями, потому что значительная часть вела себя нелояльно в отношении стран проживания.

К миграционному процессу второго вида можно отнести добровольные переселения в связи с установлением новых границ. Известное влияние на национальный состав некоторых стран Европы, особенно Германии и Австрии, в первые послевоенные годы оказали миллионы граждан, которые вынуждены были покинуть свою родину или были насильно вывезены гитлеровцами на принудительные работы. Так возникла проблема перемещенных лиц и беженцев. В целом же послевоенное и третье в XX в. «переселение народов» Европы, которое охватило до 30 млн человек, сказало серьезное влияние не только на национальный состав населения многих стран, но и на всю их социальную и политическую жизнь.

Третья важнейшая проблема — положение национальных меньшинств — является в основном внутренней проблемой соответствующих стран. Значительные внешние миграции населения в первые послевоенные годы привели к тому, что в странах Западной и Северной Европы усилилась однородность национального состава населения. Однако в тех из них, где имеются национальные меньшинства, национальная проблема не только по-прежнему существует, но и временами резко обостряется.

Участники Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в своем «Заключительном акте» сочли необходимым записать: «Государства-участники, на чьей территории имеются национальные меньшинства, будут уважать право лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, на равенство перед законом, будут предоставлять им полную возможность фактического пользования правами человека и основными свободами и будут таким образом защищать их законные интересы в этой области»15.

Таким образом, Общеевропейское совещание государств, созванное по инициативе социалистических стран, поддержанной странами Европы, а также США и Канадой, подвело коллективно необходимый политический итог второй мировой войны.

* * *

Анализ оккупационной политики гитлеровской Германии и ее составной части — антинациональной политики в странах Западной и Северной Европы неизбежно подводит к выводу о том, что вторая мировая война преподнесла государствам, классам, правительствам и политическим деятелям немало поучительных уроков.

Во-первых, разгром миролюбивыми силами во главе с Советским Союзом гитлеровской Германии означал провал еще одной попытки германского империализма завоевать мировое господство, означал спасение многих миллионов человеческих жизней, обреченных фашизмом на гибель, означал обеспечение физического существования ряда народов, которым угрожал нацистский геноцид.

Во-вторых, крах антинациональной политики гитлеровской Германии в оккупированной Европе еще раз продемонстрировал жизнеспособность исторически сложившихся на этом континенте наций и убедительно показал, что их дальнейшая судьба связана не с насилием и террором, а с всесторонним развитием, которое возможно лишь в условиях социального освобождения человечества.

В-третьих, провал оккупационной политики гитлеровской Германии в странах Европы еще в ходе войны нанес серьезный удар по человеконенавистнической расистской идеологии агрессоров, оказал большое влияние на дальнейшее обострение военно-политического кризиса в германо-японском блоке и усилил веру народов в неизбежную победу над чужеземными захватчиками.

В-четвертых, народы оккупированной Европы на своем опыте убедились в том, что шовинизм и межнациональная рознь, культивируемые эксплуататорскими классами, всегда были той благодатной почвой, на которой паразитировала теория и практика агрессора. Добиться прочной дружбы между народами, устранить социально-экономические причины, порождающие вражду между национальностями — значит сделать важный шаг на пути устранения войн из жизни общества.

В-пятых, к историческим урокам, извлеченным народами из итогов минувшей мировой войны и к сделанным ими выводам, относятся выводы о том, что к проискам империалистических хищников нужна величайшая бдительность, нужно невмешательство стран во внутренние дела друг друга, что мир в Европе может быть устойчивым лишь при условии уважения территориальной целостности каждого европейского государства и при опоре на общеевропейскую систему постоянных границ. Выступая на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, Л.И. Брежнев говорил: «Из опыта работы совещания вытекают важные выводы и на будущее. Главный из них, и он выражен в Итоговом документе: никто не должен, опираясь на те или иные соображения внешнеполитического характера, пытаться диктовать другим народам, как они должны устраивать свои внутренние дела. Народ каждого государства, и только он, имеет суверенное право решать свои внутренние дела, устанавливать свои внутренние законы. Иной подход — это зыбкая и опасная почва для дела международного сотрудничества»16.

В-шестых. В годы второй мировой войны Советский Союз перед всем миром продемонстрировал великую и непреоборимую силу марксистско-ленинской политики по национальному вопросу» Дружбы народов СССР и пролетарского интернационализма, ставшие решающими факторами в обеспечении победы советского народа над гитлеризмом.

«Схватка с опаснейшим врагом человечества — гитлеровским фашизмом, — говорится в Постановлении ЦК КПСС о подготовке к 50-летию образования СССР, — наглядно продемонстрировала, что советские народы только в союзе, общими силами могут отстоять свою свободу и независимость, свои революционные завоевания. Война опрокинула надежды мирового империализма на возрождение национальных междоусобиц, на развал многонационального социалистического государства. Народы СССР в едином строю героически сражались и самоотверженно трудились во имя защиты своей социалистической Отчизны, общей победы над врагом, явили миру чудеса стойкости и мужества. Историческая победа в Отечественной войне ярко показала преимущества социалистического общественного и государственного строя, великую жизненную силу и нерушимость Союза Советских Социалистических Республик»17.

Наконец, в-седьмых, опыт второй мировой войны еще раз подтвердил то, на что всегда указывали коммунистические и рабочие партии, а именно, необходимость тесного интернационального сплочения и взаимопомощи трудящихся всех стран в борьбе против империализма и войны.

«На протяжении XX века наша страна дважды стояла у истоков крупнейших перемен в облике мира, — говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев в речи на торжественном собрании, посвященном 30-летию Победы над фашизмом. — Так было в 1917 году, когда победа Октября возвестила о вступлении человечества в новую историческую эпоху. Так было в 1945 году, когда разгром фашизма, решающую роль в котором сыграл Советский Союз, поднял могучую волну социально-политических изменений, прокатившуюся по всей планете, привел к укреплению сил мира во всем мире»18.

Великая победа над фашизмом и поныне, более 30 лет спустя, оказывает влияние на те исторические социальные и политические сдвиги, которые впервые в истории создают объективную возможность исключения мировой войны из жизни человечества. В настоящее время Европа, как и мир в целом, реально приблизилась к той благородной цели, к которой стремились свободолюбивые народы, сражавшиеся против фашизма на протяжении долгих 6 лет второй мировой войны, в отношениях между государствами все больше утверждаются принципы равноправия, суверенитета, отказа от применения силы.

В связи с 30-летием Победы ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Советское правительство обратились к народам, парламентам и правительствам всех стран с призывом совместными усилиями сохранить мир для нынешнего и будущих поколений, устранить навсегда угрозу новой мировой войны из жизни народов.

Такой мир будет лучшим памятником тем миллионам воинов регулярных войск, партизан, участников Сопротивления, узникам концлагерей, всем патриотам, отдавшим жизнь в борьбе против фашизма за спасение мировой цивилизации.

Примечания

1. Пфеффер Г.К. Немцы и другие народы во второй мировой войне. — В кн.: Итоги второй мировой войны. Сборник статей. Пер. с нем. М., 1957, с. 494.

2. Цит. по: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. М., 1973, т. 1, с. 48.

3. См.: Федосеев П.Н. Всемирно-историческое значение победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. — Вопросы философии, 1975, № 5, с. 17.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 416.

5. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung. Berlin, 1966, Bd. 5, S. 490.

6. Haushofer K. Grundlagen und Ziele der Geopolitik. — Bausteine zur Geopolitik, Berlin, 1928, S. 41.

7. Haushofer K. Grenzen in ihrer geographischen und politischen Bedeutung. Heidelberg—Berlin, 1939, S. 271.

8. Jaspers K. Wohin treibt die Bundesrepublik? München, 1961, S. 21.

9. Нюрнбергский процесс. М., 1961, т. 7, с. 17.

10. См.: За рубежом, № 37, 1975, 5—11 сент.

11. Пилиховский Ч. Сотрудничество Польши и СССР в области расследования гитлеровских преступлений и преследования их виновников: Доклад на конференции в Варшаве в 1972 г.

12. Пилиховский Ч. Указ. соч.

13. Цит. по: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма, т. 1, с. 482.

14. Правда, 1975, 2 авг.

15. Правда, 1975, 2 авг.

16. Брежнев Л.И. Ленинским курсом: Речи и статьи. Т. 5, М., 1976, с. 338—339.

17. Цит. но: Вопросы идеологической работы КПСС. М., 1972, с. 317.

18. Брежнев Л.И. Ленинским курсом: Речи и статьи, т. 5, с. 236.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты