Библиотека
Исследователям Катынского дела

«Национальная революция»

Взяв власть в свои руки, вишисты объявили осуществление в стране так называемой «национальной революции». Этот термин впервые употребил Петэн в послании от 8 октября 1940 г. Рассмотрим, была ли это вообще «революция» и имела ли она «национальный» характер. Первое, что характеризует вишистских деятелей, это политическая трусость и прямое капитулянтство перед врагом. Вишисты считали, что лучше сотрудничество с оккупантами, чем «полонизация» («polonásion»), т. е. политика истребления, как это гитлеровцы делали в Польше. Эти взгляды были особенно характерен для лидера наиболее реакционной группировки в Виши П. Лаваля. Вначале он был заместителем Петэна, но фактически главой правительства, затем оказался в опале и в октябре 1940 г. принял министерство иностранных дел. С 18 апреля 1942 г. он снова стал главой правительства Виши, заменив Дарлана, который позже, будучи в Северной Африке, переметнулся к союзникам. Лаваль прямо говорил, что Англия войну проиграла и Европой будет управлять Гитлер. Франция в новой Европе займет подчиненное, но почетное место, и поэтому ее лозунгом должен быть разрыв союзов с противниками Германии и взаимопонимание с победителем. По свидетельству Абеца, Лаваль однажды сказал Гитлеру: «Вы хотите выиграть войну, чтобы построить новую Европу. Но вы должны построить Европу, чтобы выиграть войну»1.

Одним из принципов «национальной революции» Петэн, Лаваль и другие лидеры Виши провозгласили «организацию экономики и контроль над ней на антикапиталистической основе». В действительности же позиции капитализма в Южной Франции не только не были ослаблены, но, наоборот, господство трестов и финансовой олигархии оставалось безраздельным. В созданных организационных комитетах заседали те же представители «200 семейств», что и до войны. Осуществляя «рационализацию» промышленного производства в интересах германского капитала, вишисты ликвидировали десятки тысяч мелких и средних предприятий, выбросили на улицу сотни тысяч рабочих.

Следующим лозунгом петэновской «национальной революции» был «возврат к земле», ибо, по мнению Петэна, «крестьянин представляет наряду с солдатом важнейшую гарантию существования и сохранения страны»2. «С одной стороны, — писал по этому поводу Морис Торез, — это отражало страх реакции, опасавшейся роста сил рабочего класса. С другой стороны, это означало подчинение требованиям германского империализма, который для установления своей гегемонии в Европе стремился добиться монополии в области промышленного производства, принудить другие страны посвятить себя сельскому хозяйству»3. Хотя вишисты и объявили «возврат к земле», однако положение крестьян ухудшилось, ибо оккупанты реквизировали урожай, скот, сельскохозяйственную технику, несколько сот тысяч крестьян — солдат французской армии — находились в немецком плену. Вишистское правительство, игнорируя интересы крестьян, диктовало ему свои цены на сельскохозяйственную продукцию. Сократилось производство минеральных удобрений, и как следствие этого — снизились урожаи.

Правительство Виши во главе с Петэном (слева). Май 1941 г.

Основой так называемой «национальной революции» вишисты считали «прекращение классовой борьбы». Но борьба французских трудящихся против капиталистических хозяев, коллаборационистов и гитлеровских захватчиков была проявлением самой жестокой классовой борьбы, которая не затихала ни на один день. Дело в том, что Петэн хотел, чтобы эта классовая борьба имела односторонний характер, т. е. облегчить борьбу «200 семейств» против французского народа. Вот почему были ликвидированы остатки муниципальных, профессиональных и других свобод.

Наконец, вишисты объявили, что «национальная революция» приведет к «духовному и моральному обновлению» французского народа. Однако на деле вишистский режим характеризовался типичной духовной реакцией, мракобесием, расизмом, пренебрежением к великим традициям французского народа. Важным орудием в руках вишистов для «духовного возрождения» французской нации являлась церковь, которая после принятия соответствующего закона вновь стала государственным учреждением. Если многие рядовые священники, близко связанные с народом, вместе с ним участвовали в движении Сопротивления, то высшее католическое духовенство поддерживало политику коллаборационизма и лично Петэна. Так, 19 ноября 1940 г. кардинал Герлье заявил: «Петэн — это Франция, и Франция — это Петэн». «Глава французского государства» был провозглашен почетным каноником. Вишисты проводили активную фашизацию школьного дела. Были пересмотрены все школьные учебники, и из них изымалось все, что напоминало о славных днях Великой французской революции, о революциях 1830 и 1848 гг. и особенно о Парижской Коммуне 1871 г. Вишисты провозгласили даже день 14 июля «днем национального траура». Они сочли также неудобным напоминать французской молодежи о победах Франции над немцами под Бувином и Вальми.

Таким образом, даже краткий анализ обстановки в Южной Франции свидетельствует о том, что правительство Виши проводило не «национальную революцию», а антинациональную контрреволюцию в ущерб коренным интересам французского народа, что интересы правителей Виши и интересы гитлеровских оккупантов совпадали. Меткую характеристику порядкам Виши, по свидетельству П. Рейно, дал один полицейский: «Белый террор, черный рынок, розовая библиотека» (под «розовой библиотекой» подразумевалась серия слащаво-сентиментальных книг, проповедовавших буржуазную мораль). В целом, по определению видного французского историка А. Мишеля, «"национальная революция" имела двойное лицо: реформы и репрессии»4.

С первых же дней оккупации компартия Франции решительно разоблачала вишистский режим и призывала народ к беспощадной борьбе против него. Она заявила, что поддержит всех тех, кто выступит против гитлеровских захватчиков и французских коллаборационистов. В частности, 15 мая 1941 г. ЦК компартии выступил со следующим заявлением: «Руководствуясь единственной целью — осуществить единство нации в борьбе за священное дело национальной независимости, Французская коммунистическая партия, ставя превыше всего интересы страны, торжественно заявляет, что для создания широкого Фронта национального освобождения она готова поддержать любое французское правительство, любую организацию и любых людей, усилия которых будут направлены на действенную борьбу против национального гнета, испытываемого Францией, и против предателей, находящихся на службе у захватчика»5.

Примечания

1. Abetz O. Das offene Problem: Ein Rückblick auf zwei Jahrzehnte deutscher Frankreichpolitik. Köln, 1951, S. 199.

2. Michel H. Pétain, Laval, Darlan — trois politiques? p. 88.

3. Торез М. Избранные произведения. М., 1959, т. 2, с. 15.

4. См.: Michel H. Pétain, Laval, Parian — trois politiques? p. 83.

5. См.: Торез М. Избранные произведения, т. 2, с. 18.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты