Библиотека
Исследователям Катынского дела

Депортация населения

Одним из методов германизации оккупированных территорий Франции стали депортации населения. Массовые переселения оккупанты осуществляли в основном в Эльзасе и Лотарингии. В первую очередь изгонялись евреи, которые не успели эвакуироваться на юг Франции перед вторжением вермахта. С августа 1940 г. стали выселяться и французы, родившиеся за пределами Эльзаса и Лотарингии. Немецко-фашистские оккупанты рассчитывали, что им в короткий срок удастся превратить Эльзас и Лотарингию в немецкую провинцию. И гаулейтеры Бюркель и Вагнер действовали в этом отношении весьма энергично.

«Политика сотрудничества» Франции и Германии, объявленная во время встречи Гитлера с Петэном 24 октября 1940 г. и широко разрекламированная немецкой печатью, несколько затормозила темпы германизации Эльзаса и Лотарингии, но она продолжалась1. Депортация жителей Эльзаса и Лотарингии снова усилилась в 1941 г., когда Бюркель и Вагнер издали приказы о новых переселениях. В 1943 г. подлежали насильственному выселению из этих областей все те, кто имел в Южной Франции хотя бы одного родственника.

В Берлине разрабатывался план переселения во французскую Бургундию на место выселенных французов немцев из Альто-Адидже. Но через некоторое время реализация этого плана была перенесена на послевоенное время. Французское население выселялось из зоны линии Мажино и Атлантического вала. Например, в 1943 г. и в первой половине 1944 г. по соглашению с правительством Виши с северо-западного побережья было эвакуировано 350 тыс. человек, а с побережья Средиземного моря — 450 тыс. человек. После высадки союзных войск в Нормандии в июне 1944 г. из зоны боевых действий было выселено дополнительно еще 300 тыс. французов2.

Особым преследованиям во Франции подвергались евреи, цыгане и представители, как говорили нацисты, «чужих рас». На них были распространены расистские законы, принятые в Германии. 9 марта 1942 г. Бюркель объявил, что меры наказания для поляков и евреев, установленные 4 декабря 1941 г. в «присоединенных восточных областях» Польши, впредь распространяются и на Лотарингию. О судьбе жителей Эльзаса и Лотарингии Гитлер в мае 1942 г. сказал так: «Если мы хотим Эльзас и Лотарингию снова превратить в чисто немецкую область, то каждый, кто не признает себя немцем, должен быть изгнан. Гаулейтер Бюркель в этом отношении уже предпринял решительные меры... Но из Эльзаса также нужно изгнать четверть миллиона французов. Куда их направить — во Францию или на Восток, — для окончательного решения этой проблемы не играет никакой роли»3.

Расовый отдел главного управления безопасности в сентябре 1942 г. разработал меры «по окончательной чистке Эльзаса и Лотарингии от неблагонадежных в расовом отношении элементов» и заселении этих областей немцами. В частности, предусматривалось «переселение расовополноценных семей на восток (имелись в виду Польша и Советский Союз. — М.С.), расовотерпимых — в Германию и расово неполноценных — во Францию». «Кроме того, — отмечалось в этом документе, — Эльзас и Лотарингию необходимо очистить от всех цветных смешанных рас, чистых и смешанных цыган, евреев и полуевреев, асоциальных и душевно больных элементов». Причем в особой инструкции Гиммлера от 18 июня 1942 г. было сказано, что переселение на восток нельзя рассматривать как наказание, ибо в Польше и в других странах Восточной Европы переселенцы получат хорошую землю. Неблагонадежных следует направлять в концлагеря или непосредственно в Германию, где они будут «перевоспитываться в здоровом немецком обществе»4. В частности, для первой категории переселенцев («расовополноценных») предназначались Украина и район Люблина в Польше, для второй — лагеря около г. Ульм (для эльзасцев) и около г. Эрфурт (для лотарингцев). Многие жители Эльзаса и Лотарингии, подлежащие переселению, просили направить их в соседние немецкие области, но в июле 1943 г. Гиммлер решил переселить всех только на Рейн. Освободившиеся в Эльзасе и Лотарингии места предназначались для немцев из Пфальца, а также для немцев, прибывших из Буковины и Добруджи.

В ноябре 1941 г. всех юношей, достигших 17-летнего возраста гаулейтер Вагнер решил отправить на работы в Германию сроком на год, а девушек — на 6 месяцев. Все, кто добровольно служил в период войны во французской армии (а таких в Эльзасе насчитывалось 50 тыс. человек), в августе 1940 г. насильно отправляли в Южную Францию. С июля 1940 г. началось выселение евреев, североафриканцев, а также французов, переселившихся в Эльзас после 1918 г. Так, 16 июля 22 тыс. жителей было приказано в течение получаса покинуть свои дома. Новая волна переселения была осуществлена с 12 по 22 ноября 1940 г.5 Этот факт отметил в своем дневнике генерал Гальдер6. На совещании высших чинов СС и полиции от 4 августа 1942 г. Вагнер заявил, что фюрер разрешил ему «очистить Эльзас от всех иностранцев, больных и ненадежных элементов» и что он, Вагнер, сознает политическую необходимость дальнейших депортаций7.

К концу ноября 1940 г. была проведена самая крупная акция по массовому выселению в Южную Францию и 50 тыс. лотарингцев8. Гаулейтер Бюркель через Абеца проинформировал французское правительство, что эти лотарингцы «добровольно выезжают во Францию», но в действительности им был предложен выбор: либо Франция, либо Польша. Кроме того, часть лотарингского населения, считавшаяся по происхождению немцами, в период с декабря 1942 г. по февраль 1943 г. была переселена в Германию и Судетскую область. Акция Бюркеля, осуществленная частично по указанию из Берлина, а частично по его личной инициативе, вызывала неодобрение как ведомства Гиммлера, так и ведомства Риббентропа. Они считали, что каждый депортированный лотарингец является во Франции «орудием антинемецкой пропаганды»9. Как заявил в 1943 г. начальник СД Лотарингии, к этому времени был переселен 58 771 лотарингец. Всего же за период до августа 1942 г., по немецким данным, было выселено 100 тыс. жителей Лотарингии10. Одновременно из Франции в Германию было переселено около 20 тыс. лиц немецкого происхождения.

Хотя главари гитлеровской Германии и не считали эльзасцев и лотарингцев настоящими арийцами, однако из-за нехватки солдат для советско-германского фронта они призвали их «добровольно» вступать в вермахт. Таких «добровольцев» оказалось всего лишь 2300 чел. Тогда оккупационные власти в Лотарингии с 19 августа 1942 г. ввели для всех без исключения молодых лотарингцев обязательную воинскую повинность11. Бюркель в своем распоряжении от 5 декабря 1942 г. обосновал эту меру неудачами немецких войск на фронтах. Затем распоряжением Вагнера и Бюркеля в вермахт было мобилизовано 130 тыс. лотарингцев и эльзасцев в возрасте от 17 до 38 лет12.

Базельская «Националцейтунг» в феврале 1943 г. поместила выдержки из газеты «Мюльхаузен Тагблатт», в которой автор возмущался «недостаточным патриотизмом» эльзасцев: «Здесь есть люди, которые опять заводят старую песенку о французской военной присяге, — жаловался этот фашистский листок. — Каждый раз, когда эльзасских немцев призывают под германские знамена, они заводят эту песню, заявляя: нас никто не может призвать в армию, так как никто еще не освободил нас от присяги французскому знамени. Они думают, что Германия из одного только уважения будет потрясена подобной верностью... есть еще и другие аргументы. Они говорят, что войну всегда проигрывает тот, на чьей стороне эльзасцы. Лучшим ответом таким «рыцарям печального образа» был бы удар кулаком в лицо. Тот факт, что Германия вместе с эльзасцами проиграла войну в 1918 г., а Франция вместе с эльзасцами — в 1940 г., является простой игрой случая».

Поскольку существовала опасность массового бегства эльзасцев и лотарингцев в Южную Францию, чтобы избежать мобилизации, вдоль демаркационной линии была создана трехкилометровая пограничная запретная зона. Было объявлено, что в нарушителей этой зоны будут стрелять без предупреждения13.

Однако в Эльзасе и Лотарингии, как и во всей оккупированной Франции гитлеровцы действовали не только кнутом, но и пряником. Цель их состояла в том, чтобы путем дифференцированного отношения к разным искусственно созданным ими категориям населения разъединять их и вносить среди них разлад. Так, по нацистской терминологии, в этих областях проживало три категории населения: имперские немцы, французы и так называемые «местные немцы Эльзас-Лотарингии». Когда на одном из заседаний комиссии по перемирию генерал Хюнтцигер спросил генерала Штюльпнагеля, что это за новая «национальность — эльзас-лотарингские немцы», тот не смог сказать ничего вразумительного, заявив лишь, что имперское правительство считает своим долгом защищать членов «немецкого национального сообщества» независимо от того, где они живут14.

Чтобы продемонстрировать свое особое отношение к немцам Эльзаса и Лотарингии, Гитлер разрешил отпустить из плена всех служивших во французской армии солдат (но не офицеров), подходящих под эту категорию населения. По указанию Вагнера 150 человек, заключенных в свое время в тюрьмы французскими властями за прогерманскую деятельность, были освобождены. Чтобы воспитать в жителях Эльзаса и Лотарингии отрицательное отношение к Франции, их возили по городам Эльзаса, где они выступали с антифранцузскими речами. Гаулейтер Эльзаса пошел еще дальше. Он разрешил вернуться на родину из Южной Франции некоторому количеству эльзасцев, но при условии, что они соответствующим образом продемонстрируют свой «патриотизм» и «любовь» к Германии. Но это не везде удавалось, и часть эльзасцев уже с границы была снова возвращена в Южную Францию15.

Для того чтобы еще более онемечить Лотарингию, Бюркель развернул кампанию по массовой записи лотарингцев в категорию местных немцев, обещая им за это всяческие привилегии. Немецкое гражданство и вытекающие отсюда привилегии были обещаны и добровольцам, вступившим в вермахт. 29 августа 1942 г. в Лотарингии было введено германское государственное право. В соответствующей директиве Бюркеля было сказано, что вступает в силу имперский закон от 22 июля 1913 г. о включении Лотарингии в состав германской империи, а также закон о немецком гражданстве от 5 февраля 1934 г. и изменение к нему от 15 мая 1935 г. Особо подчеркивалось, что те лотарингцы, которые приобрели немецкое гражданство, должны изменить свои фамилии, для чего им нужно было до 31 декабря 1941 г. подать соответствующее заявление16.

Кроме имперского гражданства, распоряжением Бюркеля от 30 января 1943 г. была введена еще одна категория «гражданства». Лица, проживающие в Лотарингии, могли быть приняты в немецкое народное сообщество в качестве «гостя» (Gastmitglieder), но при условии, что они будут считать себя немцами, говорить по-немецки и быть «добросовестными» гражданами. Однако это не означало автоматического приобретения ими немецкого гражданства. Ясно, что это было еще одно средство германизации населения Лотарингии.

После того как и южная зона Франции также была оккупирована, многим профессорам и студентам Страсбургского университета, работавшим в Клермон-Ферране, было «прощено их дезертирство» и разрешено вернуться обратно. Гитлеровцы тем самым намеревались подкупить преподавателей высших учебных заведений и поставить их себе на службу. В связи с неблагоприятным развитием событий на фронтах оккупационные власти усилили среди лотарингцев и эльзасцев пропагандистскую кампанию. В специальной инструкции Отдела политического воспитания ОКХ от 15 декабря 1944 г. подчеркивалось, что в настоящее время нужно проявить особую заботу о солдатах — эльзасцах и воспитывать их в духе ненависти к Франции, которая «дважды в мировых войнах разоряла Эльзас». Далее предлагалось убеждать эльзасцев в том, что «вслед за союзными войсками в Эльзас могут вступить большевики».

Большинство жителей Эльзаса и Лотарингии отвергло гитлеровскую демагогию и считало установленный захватчиками режим таким, каким он был в действительности — ненавистной чужеземной оккупацией. Поэтому Гитлер, разочарованный поведением эльзасцев, в марте 1942 г. назвал их «глупыми ослами», которых американцы хотят втянуть в войну17. Об этом, в частности, 21 июня 1944 г. писал Гиммлеру и группенфюрер СС Г. Бергер, посетивший в это время Эльзас: «Эльзасцы — это свиньи, — жаловался он. — Они верят в возвращение французов и англичан, и когда мы начали обстрел Фау-1, они были особенно враждебно к нам настроены. Рейхсфюрер! Я думаю, что следовало бы хотя бы половину их куда-нибудь переселить»18.

Осенью 1944 г. в Эльзас и Лотарингию пришло долгожданное освобождение. 23 ноября 1944 г. в Страсбург вступили французские войска, а в марте 1945 г. вся территория Эльзаса и Лотарингии стала свободной.

Примечания

1. См.: Wahl A. (Strasburg). Wysiedlenia w Alzacji i Lotaryngii (1940—1944). — Przesiedlenia ludności przez III Rzeszę..., s. 271.

2. Umbreit H. Der Militärbefehlshaber in Frankreich 1940—1944. Boppard a. Rh. 1970, S. 51—52.

3. Picker H. Hitlers Tischgespräche im Führerhauptquartier 1941—1942. Stuttgart, 1963, S. 332.

4. Jäckel E. Op. cit., S. 317—318.

5. См.: Michel H. Politické aspekty německe okupace Evropy. — Nacistická okupace Evropy, I/1, s. 49.

6. См.: Гальдер Ф. Военный дневник, т. 2, с. 235.

7. См.: Нюрнбергский процесс. М., 1960, т. 6, с. 38.

8. См.: Brockdorff W. Kollaboration oder Widerstand, S. 279.

9. The national archives of the USAT —175, roll. 18, p. 522240.

10. Gm.: Jäckel E. Op. cit., S. 131.

11. См.: Vartier J. Op. cit., p. 11.

12. См.: La France economique de 1939 a 1946, p. 30.

13. См.: Vartier J. Op. cit., p. 11.

14. См.: Jäckel E. Op. cit., S. 81.

15. См.: Goldschmitt Fr. Op. cit., S. 17.

16. См.: Verordnungsblatt für Lothringen 1942. № 36, 1942, 3.IX.

17. См.: Goldschmitt Fr. Op. cit., S. 14.

18. Jäckel E. Op. cit., S. 319.

 
Яндекс.Метрика
© 2018 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты